ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Кобель домашний средней паршивости
Сердце того, что было утеряно
Там, где тебя ждут
Двенадцать ключей Рождества (сборник)
Любовь и брокколи: В поисках детского аппетита
Хроники одной любви
Перебежчик
Земля лишних. Коммерсант
Пропавшие девочки
A
A

И еще непонятно — в чем она, эта правда? Кто прав, а кто виноват? На чью сторону встать? И стоит ли вставать вообще?

Он провел день в каком-то эмоциональном отупении, находя единственное утешение в обществе Вивьен. Вдвоем они составляли техническое описание и схему генератора поля. Мысли метались по кругу, Коскинен один за другим перебирал варианты, но всякий раз упирался в стену: выход был только один — беспрекословное подчинение Зиггеру. Его посадили на цепь. Вмонтировали в нее фульгуритовую мину и обернули вокруг шеи. Затянули петлю на горле…

Быть может, когда-нибудь он сумеет тайком соорудить экран, который не пропустит сигнал подрыва заряда, но, вероятно, это произойдет не скоро. Пока остается только ждать и ловить удобный момент, день за днем терпя унижения…

По комнате — он не услышал, а, скорее, почувствовал, — разнесся глухой удар. Даже пол вздрогнул.

Коскинен выпрыгнул из постели. Сердце на мгновение замерло, а потом вновь забилось с удвоенной силой. Он прислушался. Похоже на вой сирены… Питер ощупью нашел выключатель. При ярком свете комната показалась ему необычно голой. Он попробовал дверь. Заперто, конечно. Приложив к ней ухо, он услышал далекие крики, топот бегущих ног. Где-то в подземелье действительно завыла сирена, Он нажал кнопку фона — экран не ожил. Либо связь была отключена, либо была повреждена подстанция. До него донесся еще один удар.

Нападение? Но кто может напасть?..

Зиггер! Коскинена вдруг прошиб холодный пот. Если Зиггер в отчаянии вдруг нажмет ту самую кнопку… Он вдруг поймал себя на том, что безотчетно пытается порвать цепочку руками. Торопливо, сознавая безнадежность затеи, Питер принялся искать в комнате какой-нибудь предмет, который мог бы разрезать металл. Ничего, как и следовало ожидать. Он наспех оделся, почистил зубы и стал ходить по комнате взад-вперед, стараясь представить, что же случится дальше.

Шум снаружи усиливался. Раздался еще один взрыв, потом еще. Но шагов он больше не слышал. Видимо, бой переместился куда-то дальше. Он был бессилен что-либо предпринять и обречен на пассивное ожидание, и это выматывало нервы. Питер попробовал вспомнить родителей, Элкора, мечты, которые он когда-то лелеял, но напряжение было слишком велико. Идиот, ругал он себя, если эта штука взорвется, ты все равно никогда об этом не узнаешь… Не успеешь.

От таких мыслей почему-то легче не становилось.

Еще один взрыв, гораздо сильнее. Свет мигнул и потускнел. Смолк шум вентилятора.

У Коскинена вдруг пересохло во рту и появилось ощущение, словно он наглотался марсианской пыли. Он направился было в ванную, чтобы глотнуть воды, но в этот момент открылась дверь. Питер резко повернулся и бросился навстречу вошедшему.

Вивьен Кордейро была одета в армейский комбинезон, в руке она держала пистолет, а за спиной у нее болтался какой-то бесформенный тюк. Глаза ее были прищурены, широкие ноздри дрожали, на губах играла мрачная улыбка.

— Вот, — задыхаясь сказала она. — Возьмите. — Она сбросила с плеч тюк. Тряпка, которой он был обмотан, развернулась, и Коскинен увидел свой генератор. — С этой тяжестью бегать нелегко.

Коскинен ошеломленно смотрел ей в лицо.

— Одевайте скорее, вы, недотепа! Нам еще повезет, если удастся отсюда выбраться!

И откуда взялись силы! Коскинен, сообразив, наконец, что от него хотят, и несказанно обрадовавшись, мгновенно продел руки в лямки.

— Что случилось?

— Вооруженное нападение. Довольно серьезное. Похоже на китайцев, если верить парню, который сидит за мониторами. Они всадили в нас сверху пару ракет и вывели из строя противовоздушную оборону. Потом высадили десант. Оружия у наших хватает, никакая банда Зиггеру нипочем, он даже полицейскую осаду выдержит, но с тем вооружением, что у них, ему не совладать. — Она снова накинула тряпку на генератор у него за спиной. — А теперь, быстро в ванную!

— Зачем?

Она потащила его за руку.

— Все знают, как вы выглядите. Сбривайте бороду, может, тогда вас не узнают. Быстрее! — Она сунула ему депилятор.

Коскинен провел приборчиком по лицу и впервые за долгое время увидел свой подбородок. Смягчающий лосьон приятно остудил кожу лица.

Тем временем Вивьен продолжала говорить:

— Кажется, я догадываюсь, как им это удалось, китайцам чертовым. Они знали примерно, где вы приземлились, и сразу послали свору агентов, а те через пару дней напали на след. Скорее всего, они схватили Кости где-то в городе — ведь в окрестностях все знают людей из Кратера. — Вивьен не стала тратить время на вздохи по безвременно ушедшему Кости и тем мукам, которые, несомненно, выпали на его долю. Факт был налицо — Кости выдал китайцам возможный путь прорыва. — Теперь они пошли ва-банк. Похоже, сюда притащили все оружие, которое они за долгие годы накопили в этой стране. Овчинка стоит выделки. Завладев барьерными экранами, Китай пошлет Службу безопасности куда подальше, создаст заново ядерный арсенал и шантажом полностью вытеснит Америку из Азии.

Коскинен вздрогнул.

— Я не могу допустить, чтобы они преуспели, — продолжала Вивьен. — Новой войны я не хочу в любом случае. Пришлось поэтому наведаться в лабораторию. Все наши вчерашние чертежи превратились в пепел.

— Подождите, — Коскинен поднес руку к горлу.

Она рассмеялась. Смешок получился коротким и совсем невеселым.

— И об этом я тоже подумала. Мою комнату с апартаментами Зиггера соединяет коридор. Он думал, что единственный ключ у него, но я давным-давно сделала дубликат. И я знала, где он хранит всякие такие штучки. Зиггер пошел возглавлять безнадежную оборону, а я ее украла. Каюсь. — Она вытащила небольшую плоскую коробочку с кнопкой под предохранительным колпачком. — Ваш детонатор.

Коскинен протянул было руку, но Вивьен жестом остановила его.

— Потом. Нам нужно идти. Время не ждет.

Она первой подошла к двери и, приоткрыв ее, выглянула в коридор.

— О'кей! Все тихо.

Они выскользнули в холл. На полу с простреленной головой валялся охранник. Вивьен кивнула.

— Да, — сказала она. — Иначе к вам было не попасть. Ну-ка, помогите. — Они втащили тело охранника в комнату и заперли дверь на ключ.

— Сожгли за собой мосты, да? — спросил Коскинен. Ему стало неприятно — не каждый день из-за тебя погибает человек.

Там, наверху, тоже гибли люди, но одно дело абстрактно знать, а другое — видеть своими глазами.

— Нет, — ответила девушка. — Мосты я сожгла давно. В тот день, когда убили Джонни. Ладно, пошли. Вот сюда.

Они побежали по коридору. Звуки боя — крики, взрывы, автоматные очереди — отдалялись, но воздух стал спертым, в нем чувствовалась пороховая гарь. У Коскинена екнуло сердце, когда мимо них промчалась группа охранников, но те не обратили на них внимания. Наконец Вивьен привела его в какой-то боковой зальчик со множеством одинаковых дверей без опознавательных знаков.

— В основном тут склады, — пояснила она, — но вот эта… Идите вперед и будьте начеку. Держите руку на кнопке и включайте поле, как только скажу.

За дверью оказался довольно крутой подъем. Узкий пустой проход освещался тусклыми лампочками. Коскинен шел, вслушиваясь в собственное хриплое дыхание и эхо шагов — своих и Вивьен. Он почувствовал, как начинают ныть мышцы бедер и спины, а подмышками стало мокро от пота.

Завернув за очередной поворот, он внезапно увидел, что подъем кончился. Чуть дальше проход перекрывала бронированная дверь, перед которой расположились двое охранников с автоматами. Каски и противогазы делали их похожими на неведомых чудовищ.

— Эй вы! Стойте! — крикнул один из них и вскинул автомат.

— Экран! — прошипела Вивьен. Коскинен нажал кнопку, и его тут же обступила тишина. Прикрываясь коконом, Вивьен открыла огонь из своего пистолета. Первый охранник упал. Коскинен увидел, как задергался автомат в руках второго, но выстрелов не было слышно, пули беззвучно падали к его ногам. Вивьен продолжала стрелять. Наконец охранник затих.

Вивьен подбежала к трупам, перевернула их лицом вверх и махнула Коскинену рукой. Питер отключил поле и присоединился к ней. Кровь показалась ему почему-то очень яркой и блестящей. Он чувствовал, что тело бьет крупная дрожь, и никак не мог с ней справиться. Впервые в жизни он увидел, как один человек хладнокровно убил другого.

15
{"b":"1542","o":1}