ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Но тогда — есть ли смысл передавать генератор в чьи бы то ни было руки вообще? — рассеянно спросил он. — Кому можно его доверить?

— Не знаю… Я действительно не знаю. Ага, вот и такси.

Водитель нажал кнопку, двери открылись, и они влезли внутрь.

— Сиракюс, — сказала Вивьен.

Там будет лишь первая из множества остановок. Им предстоит неоднократно пересаживаться из машины в машину, чтобы сбить со следа возможную погоню.

Водитель начал колдовать над пультом управления; защитное стекло, отделяющее салон от кабины, поползло вверх, одновременно затемняясь.

— Не надо, — сказала Вивьен. — Лучше без стекла.

Водитель удивленно посмотрел на Вивьен, но спорить не стал.

— Я… мне нравится смотреть на вид впереди, — с запинкой сообщила она. Но никакого вида «впереди» не было и в помине, только пустынное, фиолетово-голубое небо. Коскинен засомневался, удовлетворен ли водитель объяснением Вивьен.

«Стоп!» вспыхнуло в голове у Коскинена. Он понял, что все это время гвоздем сидело в памяти, не давая ни на секунду расслабиться. Теперь он должен положить этому конец. Воспользовавшись тем, что Вивьен наклонилась к водителю, Питер обхватил ее за талию и принялся отстегивать сумочку.

— Какого черта?! — воскликнула она и попыталась вывернуться. Но Коскинен отпустил ее только когда сжал в руке детонатор. Вивьен отпрянула от него и как-то съежилась, в глазах отразилась смесь испуга и гнева. — Какая муха тебя укусила, Пит?

— Извини, Ви, — сказал он. — Пожалуйста, не думай ничего плохого. Но с этого момента я предпочитаю сам принимать решения.

Он опустил детонатор в карман своей блузы и застегнул молнию.

— Ты мог просто попросить меня!

— И ты так же просто ответила бы мне «нет». Один раз ты отказалась воспользоваться этой штуковиной, и я тебе чертовски за это благодарен. Но я не могу больше жить под дамокловым мечом. Самое время стать хозяином своей судьбы.

Вивьен глубоко вздохнула, и Коскинен заметил, что она почти успокоилась. А потом она улыбнулась, и от этой улыбки у Питера потеплело на душе.

— Приятно видеть, что ты быстро взрослеешь, Пит, — прошептала она.

— Обстоятельства вынуждают, — вспыхнул он.

С чувством некоторой неловкости он заметил, что водитель следит за ними в зеркальце над ветровым стеклом. Почему Ви отказалась от затемненного защитного стекла?

Сообщение, вспыхнувшее на экране перед водителем две минуты спустя, объяснило Коскинену решение Вивьен.

ВНИМАНИЕ! ВСЕМ ВОДИТЕЛЯМ НАЗЕМНЫХ И ВОЗДУШНЫХ ТРАНСПОРТНЫХ СРЕДСТВ! СООБЩЕНИЕ БЮРО ВОЕННОЙ КОНТРРАЗВЕДКИ. РАЗЫСКИВАЮТСЯ ГОСУДАРСТВЕННЫЕ ПРЕСТУПНИКИ, ЯВЛЯЮЩИЕСЯ АГЕНТАМИ ЗАРУБЕЖНЫХ СПЕЦСЛУЖБ. ИХ ЗАДЕРЖАНИЕ И АРЕСТ — ЗАДАЧА ПЕРВОСТЕПЕННОЙ ВАЖНОСТИ. В ДАННЫЙ МОМЕНТ ОНИ МОГУТ НАХОДИТЬСЯ В ОБЩЕСТВЕННОМ ТРАНСПОРТЕ…

Пистолет Вивьен уже не лежал в сумочке, а был приставлен к виску водителя.

— Не двигайся приятель, не шевелись, — скомандовала она. — И не дай Бог, если ты потянешься к передатчику!

… ПРИЗНАНЫ КРАЙНЕ ОПАСНЫМИ!

Надпись пропала вместе со скрипучим голосом, и на экране Коскинен увидел свою фотографию, сделанную совсем недавно, а затем фотографию Вивьен, непонятно из каких источников полученную. Сообщение передавалось, очевидно, несколько раз в день.

ЕСЛИ ВЫ УВИДИТЕ ЭТИХ ЛЮДЕЙ, ВАМ НАДЛЕЖИТ ДЕЙСТВОВАТЬ СОГЛАСНО ЗАКОНУ О НАЦИОНАЛЬНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ США…

— … Я думал, что… просто очень похожи, — пробормотал водитель. — Что же это такое? Чего вы хотите?

— Сотрудничества. И тогда останешься жив.

— Послушайте, у меня жена, дети… Я…. пожалуйста…

Коскинен глянул вниз из окна. Скорость была приличной, они уже вылетели из фешенебельной части города, зеленые участки и особняки сменились сплошным ковром крыш муниципальных домов.

— В моей машине вам далеко не уйти, — со страхом в голосе произнес водитель. — Контроль будет просеивать сквозь полицейское сито…

— Слишком накладно, — с сомнением сказал Коскинен. — Такая проверка нарушит движение. Они тогда до завтра не разберутся. Это крайняя мера, и они на нее еще не пошли, кстати.

Вивьен посмотрела на него.

— Значит, они еще не знают точно, какой способ бегства мы выберем. Но рано или поздно ВК обязательно начнет тотальную проверку машин. Как только Маркус пронюхает, что произошло в «Зодиаке» — а он непременно об этом узнает, ведь в здании полно стукачей… Сопоставить события и сообразить что к чему — минутное дело. Лучше сменить машину, пока нас не засекли. Или вообще обойтись без такси.

— Но… как мы доберемся?

— Не знаю. Пока. Эй, мы собираемся выходить. Посадите машину вон на ту детскую площадку.

Аэрокар скользнул вниз и опустился на обочине старой дороги, рядом с площадкой. Дома напротив были однотипны — довоенной постройки, с узкими окнами, остроконечными крышами и облупившимися стенами. Они были давно безнадежно пусты, никто не хотел жить в них.

Вивьен нажала кнопку на пульте, и стекла стали непрозрачными.

— Надо связать парня, — сказала она. — И не забудь про кляп.

Коскинен секунду подумал.

— О'кей, моя одежда сойдет. А я переоденусь в его. Возможно, кто-нибудь видел меня в «Зодиаке».

— Прогресс налицо! — похвалила Вивьен. — Ты становишься настоящим разбойником.

Она молча следила, как он переодевается в форму водителя. Потом Питер поковырял в багажнике, нашел кусок провода и, тщательно связав, уложил заложника на гладкий пол кабины между сиденьями.

— Придется тебе пару часов полежать, — сказал Коскинен водителю. — Не волнуйся, кто-нибудь наверняка скоро заинтересуется, что за машина здесь так долго стоит. Перетерпишь.

Вивьен выбралась из такси, и тут же Питер услышал ее голос:

— Осторожно! Кто-то идет!

Коскинен быстро вылез следом и захлопнул двери. Рядом уже стоял плотно сбитый мужчина в комбинезоне механика.

— Неприятности, девочка? Может, я на что сгожусь?

— Благодарю, — ответил Коскинен. — Но компания обязывает водителей лично сообщать о всех случаях поломок. К тому же, я должен проводить пассажирку. Где тут ближайшее метро?

Механик окинул Коскинена долгим угрюмым взглядом.

— Поблизости нет метро.

— Ха, — рассмеялся Коскинен. — Я совсем недавно перебрался сюда из Лос-Анджелеса. Плохо еще ориентируюсь, знаете ли. Так где же поблизости станция?

— Я как раз туда иду, — уже спокойнее ответил верзила.

Коскинен с радостной готовностью отвечал на вопросы о Западном побережье, где он, на самом деле, никогда не бывал. Разговор отвлекал механика от генератора, детина посчитал, что водитель, как и положено, тащит багаж клиента.

Они шли дальше. К счастью стоянка такси оказалась пуста. Если, конечно, в эти трущобы вообще залетали такси.

На станции метро Коскинен первым делом направился в телефонную будку, делая вид, что звонит в свою компанию. Механик, не попрощавшись, сел в первый же подошедший поезд. Питер и Вивьен, естественно, предпочли подождать следующего.

— Просто чудо, — вздохнула Вивьен, — что он не опознал нас по объявлениям. Когда он увидит фотографии, то все сразу поймет.

Коскинен кивнул, и в этот момент подошел поезд.

Они устроились на свободных местах. Вагон был практически пуст, в нем ехало лишь несколько человек — заспанные, в обтрепанной одежде. Интересно, подумал Питер, многие люди из-за безработицы вообще никогда не ездят, сидят дома.

А куда им податься, в самом деле? У обитателей трущоб выбор небогатый: решиться на преступление, покончить с собой, либо наняться на какую-нибудь нудную, монотонную работу. А ведь даже с элементарной механизацией при дешевых энергоносителях и современных технологиях выращивания пищевых продуктов — вроде тех, которые разработаны для внеземных поселений, средняя семья станет экономически самостоятельной. Возродившееся фермерство будет существовать параллельно с крупными автоматическими фабриками и это заставит экономику рациональнее использовать автоматику…

Тряхнув головой, Коскинен отогнал утопические грезы.

31
{"b":"1542","o":1}