ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Миссис Абрамс? — спросил Коскинен.

Женщина молча кивнула.

— Я хотел бы поговорить с вашим сыном, Дэвидом.

— Его нет дома, — ответила она едва слышно.

«О, Господи, только не это!»

— А вы не знаете, как с ним связаться? У меня к нему срочное дело.

— Нет… нет… а кто вы такой?

— Я — Пит Коскинен, товарищ Дэвида по экспедиции… Женщина дернулась, словно обжегшись.

— Я вас не знаю! — воскликнула она. — И о вас я ничего не знаю!..

— Но… послушайте, мэм… — по спине Коскинена поползли мурашки. Он постарался говорить как можно спокойнее. — Разве что-нибудь случилось? Дэйв наверняка рассказывал вам обо мне. Если вы не знаете, где он, может быть, попросите его связаться со мной, когда он вернется? — он смолк, немного подумал и добавил: — То есть, я сначала обоснуюсь в отеле, потом позвоню вам еще раз и сообщу свой номер, а…

— Нет! — воскликнула она — Его арестовали! Вы разве не знаете? За ним пришли и увели!

Коскинен так и застыл.

Она, видимо, сообразила, что проговорилась.

— Вам бы лучше самому обратиться в полицию. Это какое-то недоразумение. Я просто уверена, что это недоразумение. Может быть, вы поможете все прояснить. Муж висит на фоне уже несколько часов подряд — с тех самых пор, как… Звонит буквально всем. Даже членам Конгресса. Но даже ему ничего не удалось выяснить. Может, вы сможете помочь… — Она заплакала.

Интересно, прослушивается ли фон? Коскинен дал отбой.

Первым желанием было бежать, куда глаза глядят. Но, поразмыслив, он понял, что это бессмысленно. Ему просто некуда было податься. Если уж один из директоров «Дженерал Атомикс» не может помочь собственному сыну, то что толку… Нужно попробовать еще раз. Свяжусь-ка я с самим капитаном Твеном.

Коскинен знал, что шкипер отправился на родину, в Орегон, хотя у него и не было там очень близких родственников. Коскинен набрал номер справочной службы.

— Пожалуйста, подождите, сэр, — отозвался голос кибера. — Ожидается минутный перерыв на линии.

Какого дьявола? Ах, да! Изменение орбит спутников связи.

— Я подожду, — сказал Коскинен.

— Если абонента нет дома, нужно ли специально разыскивать его для разговора?

— Нет, нет. Просто выясните, где он остановился. Я могу поговорить там с кем угодно.

Экран опустел. Коскинен остался один на один со слащавой «музыкальной паузой». Он стал переминаться с ноги на ногу, ерошить волосы и бороду, постукивать кулаком о ладонь. В кабине стало жарко, и он почувствовал, как по груди поползли капельки пота.

В дверь кабинки постучали. Выругавшись, Коскинен обернулся. За стеклом стоял тип со шрамами на лице, тот самый, который звонил перед Коскиненом. Питер распахнул дверь.

— Чего надо? — рявкнул он с раздражением.

— Слышь, скоро ты там? — тон был почти вежливым, но плечи вызывающе расправлены.

— Еще несколько минут. Если вы очень торопитесь, то здесь наверняка есть и другие фоны.

— Да не, все нормально. Я просто вроде из любопытства. У нас-то редко кто бывает оттуда — сверху. Вот я и подумал, что вдруг у тебя есть желание поразвлечься, а? — Изуродованная физиономия искривилась в улыбке.

— Нет, спасибо.

— А то смотри, я такие кайфовые места знаю, вы там наверху, такого сроду не видывали.

— Нет, я же сказал! Сейчас поговорю и уйду отсюда к чертовой матери. Понятно?

На мгновение выражение покарябанного шрамами лица стало свирепым, но тут же смягчилось. Оборванец кивнул.

— Да не, ты не думай ничего такого… Я просто хотел с тобой скорешиться…

Коскинен закрыл дверь. Незнакомец вернулся к стойке и о чем-то снова зашептался со своим приятелем. «Что-то рожи у них слишком довольные», — подумал Коскинен.

После мучительного ожидания, показавшегося ему вечностью, прозвучал сигнал вызова. Коскинен метнулся к фону так поспешно, что ударился коленом о кресло.

— Мы нашли нужный вам номер, сэр, — сообщил дежурный оператор, — это в городе Юджин, штат Орегон.

Коскинен добавил необходимое количество монет в аппарат.

На экране показалось незнакомое лицо.

— Капитан Сайлас Твен дома? — спросил Коскинен.

— А кто его спрашивает? — вопросом на вопрос ответил незнакомец. В его голосе сквозила настороженность.

Коскинен вспылил:

— Да кто ВЫ такой, чтобы спрашивать? Какое вам дело?

Человек на экране помялся, потом, видимо, приняв решение, заявил:

— Военная контрразведка. Капитан Твен был убит сегодня при попытке похищения. Кто вы такой?

Коскинен замотал головой; мысли вдруг разом оборвались, и в голову полез густой мрак.

— Это правда? — пробормотал он. — Или просто очередная выдумка?

— Если не верите мне, можете связаться со Службой Новостей. Так кто же вы такой? Отвечайте быстро!

— Просто… один старый знакомый. Д-д-джим Лонгуорт, — запинаясь, выдавил Коскинен, припомнив имя своего одноклассника из далекого-далекого прошлого. — Я тут узнал, что марсианская экспедиция, наконец, вернулась, и… ну, короче, я подумал, — на лице агента отразилось удовлетворение, и он отключился.

В отчаянии Коскинен выглянул из будки. Тип со шрамами теперь втолковывал что-то бармену, рот его коверкала жестокая гримаса. Бармен юлил, трясся, снова и снова кивал, и, в конце концов, поспешно удалился в другой конец стойки, где развил подозрительно бурную деятельность. Тип вышел. Его худой приятель, что с сигаретами, остался сидеть, но больше не курил, а внимательно следил за происходящим. Коскинену было не до него.

Твен мертв. Огромного, грубоватого, несгибаемого Сая Твена больше нет… Но ведь этого не может быть!

А не военная ли контрразведка его прикончила?..

Коскинен снова включил аппарат, набрал номер службы Новостей и опустил монеты в прорезь. Он был так расстроен, что почти не обратил внимания на то, что сказала девушка, появившаяся на экране.

— Дайте мне последнюю информацию о капитане Твене, — почти выкрикнул он, схватившись за спинку кресла. — Марсианская экспедиция. Я слышал, он погиб этой ночью…

— Да, сэр. Информация поступила полчаса назад, я прекрасно помню. — Девушка нажала какие-то кнопки, закрутилась лента, и возникло изображение человека, который говорил:

— Всемирная Служба Новостей, Юджин, Орегон, 12 сентября… Сегодня в номере отеля был найден мертвым капитан Сайлас Г. Твен, 44 лет, командир недавно вернувшейся марсианской экспедиции. Тело было обнаружено приблизительно в 16. 30 по летнему тихоокеанскому времени Дориндой Джой, 22 лет, секретарем агентства, с которым капитан связывался незадолго до этого по фону. В номере имеются многочисленные следы борьбы. Кроме застреленного капитана Твена в номере обнаружено тело человека, по-видимому, китайца. Череп убитого проломлен тяжелой пепельницей, зажатой в руке капитана Твена. Полиция предполагает попытку похищения. Злоумышленников, скорее всего, было несколько, и они проникли в номер, расположенный на девятом этаже, через окно с помощью воздушной платформы. Капитан оказал сопротивление, уложил одного из нападавших. Оказавшись не в состоянии справиться с ним и опасаясь обнаружения, похитители пристрелили его и скрылись — так заявил в интервью инспектор Джон Летящий Орел. По времени звонка Твена в агентство, где работает мисс Джой, установлено, что смерть наступила не ранее 16. 00. Агенты военной контрразведки немедленно прибыли на место происшествия, но до сих пор из официальных источников никаких дополнительных сведений не поступало.

Причина трагедии остается загадочной. Капитан Твен был…»

С этого места комментарий превратился в наспех состряпанный некролог, сопровождающийся кадрами из фильмов о Марсе. Коскинен выключил фон. Лучше об этом не вспоминать.

Забыть о ВК, о китайцах и о всех прочих проклятых… У него защипало в глазах. Кажется, я сейчас заплачу, подумал он со смутным удивлением.

Похоже, нет смысла звонить остальным. Наверное, я единственный, кто еще жив и на свободе, да и то только благодаря защитному устройству. Нужно поскорее отсюда выбраться, иначе и мне недолго осталось бегать…

7
{"b":"1542","o":1}