ЛитМир - Электронная Библиотека

, Яна не знала, что придумать,

я маме твоей позвоню! И она отключилась. – Что случилось? – еще раз спросил Леша. – Милый, мне надо ехать. Прости. Срочная встреча…. С заказчиками. – Я подвезу. – Лучше до машины, любимый. Там, там… Психбольница акцию проводит… Может быть опасно…. Для жизни, – мямлила Саша. «Или для твоих гениталий», подумала она про себя. – Без проблем. Как скажешь, - удивленно ответил Алексей. Они мигом закончили завтрак. Леша с подозрением смотрел, как Саша пыталась незаметно засунуть в свою сумочку от Frankie Morello купальник и шлёпки. Но ничего не спросил. «Вот и славненько», подумала Саша, «хороший мальчик». «Банный дом» девочки облюбовали давно. Раз в неделю они посещали парную. И, естественно, не затем, чтобы помыться. Было в этом ритуале что-то «аристократическое», как выразилась Ольга. Когда Саша, запыхавшись, влетела в парную – вся банда была уже в сборе и в курсе, судя по лицам. – Нет, вы посмотрите на нее, – роль ведущей, как всегда взяла на себя Яна, – мы тут места себе не находим. Звоним в морги, больницы, а она скачет там на своем жеребце, даже не подумав предупредить своих лучших подруг. – Да ладно тебе, Яна, до этого ли ей было? – сказала Наташа озорно поглядывая на Сашу. Ольга, молчала, как всегда придирчиво разглядывая свои новорощенные мускулы. – Дайте мочалку, я сотру это блаженное выражение с ее лица, – все больше распалялась Яна, – хоть бы извинилась. – За что? – удивилась Саша. – За что? – заорала Яна, как будто разговаривала со слабоумной, потом помолчав немного, добавила, – рассказывай как все прошло и будешь прощена. Ушки у девочек заметно навострились. Даже Ольга отвлеклась от своей фигурки и уселась на топчане поудобнее. – Да ничего особенного…. Так…. Просто хороший секс, – мямлила Саша. – Не верю! – тоном Станиславского, сказала Яна. – Ну…. Это было, – Саша закрыла глаза, воспоминание о безумной ночи накатили на нее, – это было грубое, вулканическое, пожароопасное сношение. Это было лучше всего: лучше марихуаны, допинга, спорта. Лучше, чем когда ты заключаешь самую желанную в своей жизни сделку. Лучше, чем мастурбация, клубничное дайкири, безумные гонки по кольцевой. Лучше, чем Джони Депп в «Пиратах Карибского моря», лучше, чем голые ягодицы у Мела Гибсона в «Смертельном оружие»… – Это в какой части? В третьей? – спросила Ольга – В первой, – ответила Наташа. – Лучше чем, свежие орхидеи, – продолжала Саша, – лучше, чем новый Х6, лучше, чем забойная порнуха, лучше, чем полеты во сне и наяву, лучше, чем Булгаков и Стендаль… лучше… Лучше, чем свобода. Лучше, чем жизнь, – закончила Саша цитатой. Девчонки ошарашено молчали. – Приехали,- только и смогла изречь Яна. После пятиминутного транса, подруги пришли в себя, но ни одного дополнительного вопроса Саше не задали. Ольга пошла в инфракрасную кабину, а Наташа с Яной пошли в кафе пить чай. Саша осталась она. Анализируя прошлую ночью, она начала париться. Причем, и в прямом и переносном смысле. Воспоминая, Лешу она не могла дождаться момента, когда же снова ляжет с ним в постель. От одного воспоминания сердце начинало биться 100 ударов в минуту. Она жалела только об одном, что не могла записать это все в своем воображении, чтобы потом можно было просто нажать кнопку «repeart». Саша посмотрела на настенные часы – время четыре дня, а она еще ни разу не звонила в офис. «Да и черт с ними»,- вяло подумала она. Единственное, что ее сейчас волновало, что она не могла взять сотовый в парилку. И какого хрена она устроила разнос своего бывшему горемыке – любовнику, когда он подарил ей на 8 марта водонепроницаемый чехол для телефона? Почему-то тогда ей это показалось очень оскорбительным. – Что это? – с сомнением спросила Саша Антона. – Как что? Чехольчик для твоего телефона! – с гордостью ответил Антон. – Да? Больше на полиэтиленовый пакет похоже, – Саша с сомнением вертела в руках подарок. – Ты ничего не понимаешь, – тоном обиженного ребенка ответил Антон, – вешаешь его на шею и ныряешь, ныряешь, ныряешь… – Да? А если я нырять не умею? – спросила Саша. Это вопрос застал Антона врасплох. – Ну, тогда можешь просто с ним плавать, – промямлил он. – Ага, только надую сначала, – и с этими словами Саша встала и гордо удалилась из ресторана, прихватив, однако чехол с собой. Подарок все- таки. А вдруг передарить кому-нибудь удастся? Сейчас она в муках пыталась вспомнить, куда же она засунула этот, так ею сейчас, вожделенный чехол. В парилку вплыла Ольга. – Ты сваришься тут, Сашка. Девочки тебя в джакузи ждут. Они там место тебе отвоевали. – Что значит отвоевали? – Саша вяло вытекала в реальность. – А ты думаешь, так просто занять место под струями? Там баба одна сидела. Янка с Наташкой стали громко обсуждать, как лучше минет делать. Она не выдержала и убежала. – Не убежала, - сказала Саша, - записывать пошла. И она поплелась за Ольгой. В джакузи, и вправду, оказались одни Сашины подруги. Как им это удалось – одному Богу известно, но победителей, как известно не судят. Саша присоединилась к ним. – Ну, против кого дружим сегодня, – спросила она – Да мы твою ситуацию обсуждаем, – сказала Яна, – это же надо было так вляпаться? – Почему это «вляпаться», – ощетинилась Саша. – Потому, что само плывет в руки то, что не тонет, – парировала Яна – Девочка моя, – начала Наташа, – ну подумай сама. Кто он, ты знаешь? Где работает? – Давай мои фэйсы его пробьют, – сказала Ольга. – Неправильно это как то, – засомневалась Саша – Зато «дешево, надежно и практично», – сказала Ольга, – давай его номер. ПрЫнца этого своего. И потом, девочки, у меня вопрос. Все вопросительно посмотрели на Ольгу. Она подняла на них свои синие глаза. Пристально посмотрела на каждую. «Сколько на мою трубку камней swarovski влезет? Решить не могу». Все, как по команде, приняли позу ровенского мыслителя. На работу в это день Саша так и не пошла. Выйдя из бани, Саша увидела четырнадцать пропущенных вызовов. Двенадцать было от Олега, ее помощника, один от Леши, «лаконичен», подумала Саша, и два от Гриши, ее друга. Олегу она решила вообще не звонить. «Пусть учится справляться без нее», – не без ехидства подумала Саша. Первым она набрала Гришаню. – Дорогой, что – то случилось? – Пять дней молчания, а так ничего, – ответил Гриша. – Я думала, ты занят, этой, как ее… – Ноотропил. – Что?- Саша поперхнулась, – это фамилия такая? – Это лекарство. Для памяти, – парировал Гриша, – Марина. Зовут ее Марина. – Прости, никак не могу запомнить, – замурлыкала Саша, – Гриша, у меня тут ТАКОЕ!!! – Новый член? – Фу, как грубо. Любовь, дорогой мой, любовь. – Даже не знаю, радоваться или огорчаться. – Что случилось, Гриша, – уже без смеха спросила Саша. – Мы с Мариной расстались, – Саша выронила телефон. Пока она собирала панельки и стеклышки воедино, Гриша терпеливо ждал на том конце провода. – Где и когда? – спросила Саша. – Через пол часа, на Невском, в «Шоколаднице», успеешь? – А то!! Мой скакун меня мигом домчит,- сказала Саша и отключилась. Скакун ее домчал… до первого радара. Как назло у Саши не оказалось налички. Она предложила служителям закона поставить терминал, на что ГИБДДшник только хихикнул. Порывшись в карманах, Саша нашла триста рублей. – На триста сойдемся? И я не мигаю, – спросила Саша.  Служитель закона расхохотался и поплелся нога за ногу выписывать протокол. Саша сидела в машине и терпеливо ждала. Она прекрасно понимала, что если сейчас включит свой «борзометр», она до Гриши вообще не доедет. По крайней мере, в ближайшие два часа. Пока она ждала приговора, она позвонила Леше. – Милый, я скучаю. – Я тоже малыш. Может, сегодня предпримем попытку номер два? Я про кино. – А-а-а-а, – разочаровано протянула Саша, вспоминая его руки на ее теле, – давай. Может в «Художественном»? – Давай. Буду ждать тебя там в восемь. До встречи, целую. И он отключился. Саша посмотрела на часы. Времени заехать домой и переодеться не оставалось. Но дружба была дороже, поэтому Саша твердо решила быть с Гришей до конца! То есть до без четверти восемь. К другу она опоздала только на сорок минут. Гриша сидел и уныло помешивал какую – то гадость в бокале. – Гришка, времени – в обрез. Работа – сам понимаешь. Гриша ухмыльнулся. Саша сделала вид, что этого не заметила, потому что фехтовать они могли вечно, а она безумно опаздывала. – Так что давай коротко и по делу! – Да я и сам толком не понимаю, – ответил Гриша, – ты же знаешь, я тут ездил в командировку в Красноярск. – Ну, – Саша нетерпеливо постукивала носочком туфли. – Ну, у меня там был роман. Точнее как сказать «роман». Так… секс. Со шлюхой. Саша подняла глаза от меню, которое изучала с начала разговора. – Ты что, вместо букета алых роз, привез своей Марине букет другого назначения? – выдохнула Саша. – Что я, дурак что ли? – Гриша даже возмутился, – у нас все было под контролем. То есть безопасно, – казалось, этим фактом Гриша даже гордился. – Тогда я совсем ничего не понимаю, – произнесла Саша. – Ну, я когда вернулся, сначала все было хорошо. Знаешь, как замечательно, когда ты возвращаешься с дальней дороги, а тебя кто-то ждет! Я только с Мариной понял, как это – иметь кого-то рядом о ком заботишься и ты, и кто заботится о тебе, – Гриша мечтательно поднял глаза к потолку. – Давай без этой беллетристики. Что, черт возьми, случилось?? – Саша начала терять терпение. Время шло. Информации никакой. Официанта не наблюдалось. И этот еще… розы нюхает, романтик, мать его… – Гришаня, давай к делу. Почему ушла Марина? – Я ей правду сказал.  - Что? – кажется, Сашин вой услышал весь Невский проспект. По крайней мере, официант, снося все на своем пути, несся к их столику. – Да дело не в этом, – прорычал Гриша, – она мне, оказывается, тоже изменила. По крайней мере, она так сказала. – Да что ты! Я смотрю, у вас продуктивный вечер откровений был, – ерничала Саша, – зачем ты ей сказал? – Потому, что не мог ей врать. – Почему? – Потому, что люблю ее! Саша! Это отвратительно!! – Что именно, отвратительно? Что ты ее любишь? Твой секс со шлюхой? Ее секс с кем-то там? – Отвратительно, что я не смогу быть с ней после всей этой грязи, – прорычал Гриша. – А свою грязь, ты считаешь очень даже и не грязью? – усмехнулась Саша. – Я – другое дело. Я мужик. – Знаешь, Гриша, я тебя очень люблю. И всегда поддерживала тебя во всех твоих начинаниях. И когда ты девушек менял, чаще, чем Янка наряды, и когда решил жить «долго и счастливо» с этой своей Мариной. Но здесь я тебе не советчик, и тем более не помощник. Вы, как питбули бегаете, с красным членом наперевес, в надежде, что вопреки всем законам природы количество наконец-то перерастет в качество. «Я – мужик» - звучит гордо. Но «я – кобель» – честнее. А мужик – это тот дюжий плотник, что срубил избу за лето соседу и перепортил, половину окрестных баб молча, усмехаясь в бороду. А тот, кто бьет себя в грудь и говорит, что я – мужик, обычный офисный плактон, который не то, что в армии не служил, просто руками ничего не делал, кроме как сиськи мять. Поправил корону и дальше – курочек топтать. У тебя, оказываются, чувства есть? А у нас, кроме вагины, получается ничего? – Ну, у тебя еще мозги есть, – начал оправдываться Гриша, – кстати, – пытаясь сменить тему разговора, – Яна звонила. Как поживает мистер Совершенство? – Замечательно поживает, – огрызнулась Саша. Это надо же, так вляпаться. Хотя… где – то она это слово уже слышала. Саша посмотрела на часы. – Мне пора. Прости, что не смогла помочь. Она поцеловала Гришу в щечку и уехала. К кинотеатру она подлетела ровно в восемь. Алексея традиционно не было. «Не хороший знак», подумала Саша. Саша стояла уже битых десять минут, переминаясь с ноги на ногу. Как вдруг, сзади, кто-то закрыл ей глаза. У нее чуть было не вырвалась фраза из известной передачи «Слава Богу, ты пришел!». Не сказав ни слова, она просто улыбнулась. Он улыбнулся в ответ. Они смотрели друг на друга, это был разговор без слов, музыка без звука, диалог двух душ. Леша выглядел завораживающе. Если в первую встречу на Леше был костюм, то сейчас он был одет в простую футболку, джинсы и джинсовую куртку, которая ему очень шла. Саша вытянула шею, чтобы рассмотреть лейбл. На куртке значилось «Fuker». «Странно», подумала Саша: «Никогда такой марки не видела». С английским у Саши не было абсолютно никаких проблем, и перевод надписи она, естественно, сделала. Только не могла припомнить, чья эта коллекция, с таким смелым названием. «Может это спецодежда какая-нибудь?», подумала Саша, – «не забыть бы Яну спросить – она, наверняка в курсе».  -Мы опять опоздали на сеанс, – сказала Саша – Пошли лучше перекусим чего-нибудь, – сказал Леша, как ни в чем не бывало. Вспомнив все советы своей мамы, как надо вести себя с мужчинами, она на его опоздание просто не обратила внимание. Точнее внимание-то она обратила, но не сказала, ни слова. Они выбрали милый японский ресторанчик «Сальвадор». Как только они расположились на уютных диванах, к ним подошел официант. – Сначала женщина, – сказал Леша. Саше это понравилось. Она заказала целый таз сырой рыбы, ибо с утра у нее маковкой росинки во рту не было. Она просто не могла есть. Поглощать еду, когда ты так влюблена, казалось ей кощунством. Алексей ограничился просто чаем и молочным коктейлем. «Ох, уж эти мальчики!», подумала она. За разговором Саша смела все, что было у нее на подносе. Леша подсел поближе и стал ласково гладить ее по коленке. От количества съеденной еды, Саша не могла пошевелиться. «Черт бы побрал эту японскую кухню», в сердцах думала она. «Ведь знала же!! Знала, что сытый желудок – помеха сексу!» Мысленно Саша приказала своему организму активно переваривать пищу. Лешина рука забиралась все выше и выше. Саша сидела, активно втягивая выпирающий от суши живот. Как только Лешина рука добралась до трусиков, Саше, вдруг, стало все равно, где она находится, как она выглядит, размер ее груди, подходящее ли на ней белье. Ей стало абсолютно все равно. Лаская ее под столом, Леша наблюдал, как меняется ее лицо. Взгляд заволокло дымкой, дыхание участилось, губы увлажнились. Леша жестом позвал официанта. «Счет, пожалуйста». – К тебе или ко мне, – спросил он – До меня ехать – вечность, – ответила Саша. На самом деле она, мягко говоря, слукавила. Она не могла терпеть в жизни две вещи: чужие ванны и чужие постели. Но ей безумно хотелось посмотреть, как живет ее избранник. Леша, молча, завел машину. – Только не удивляйся, – сказал он – Чему? – спросила Саша – Я живу в коммунальной квартире, с мамой и … папой. Саша начала смеяться. – Коммуналок уже давно не существует!! Ты шутишь! Их ликвидировали, как пережиток прошлого! – Саша продолжала смеяться – и где же находится твоя берлога? – На Таврической. «Мама миа! Одна из самых престижных улиц Питера», думала Саша, «представляю, что у него за квартира!» – Родителей, надеюсь, нет? – улыбаясь, спросила Саша. – Нет, – лаконично ответил Алексей. Войдя в квартиру, Саша не поверила своим глазам. Пережиток совдепа во всей красе, посреди двухсотметровых квартир, отделанных под евростандарт. Пока они шли по коридору, Саше вспомнился фильм «Гарри Потер, потайная комната». Она была в смешанных чувствах. Здесь были и ужас и ностальгия. Здесь все по-настоящему. Полное травмирование Сашиной психики. Оказывается половицы, скрипят, комнаты могут разделяться занавеской, в туалет может выстраиваться очередь и по уборке всего этого хаоса может назначаться «дежурный».  - Ну, как? – спросил Леша. – Впечатляет, – ответила Саша, глядя на диван- раскладушку. Таких раритетов она не видела лет десять. Воспользовавшись моментом, пока Леша не видел, Саша тихонько щелкнула на свою Arte это произведение искусства. «Девочек порадую», подумала она. Леша вставил в

4
{"b":"154201","o":1}