ЛитМир - Электронная Библиотека

VIP

– двери. Вы когда-нибудь проходили в один, из самых популярных клубов, через «вход для избранных»? Саша считала, что таможенное оформление процедура куда проще и менее напыщенна. Пассажир – клиент проходит в зал самостоятельно, назвав фамилию. Также с «пассажиром» могут пройти сопровождающие. Далее

VIP

– клиент обязан предъявить охране ввозимую на территорию клуба валюту, а также разрешительные документы. А если у вас имеются культурные ценности, то вы обязаны заплатить таможенную пошлину за носимые предметы. Ощупав, обнюхав, и проверив все, что можно было проверить, девочкам предложили надеть браслеты. Яна сказала, что у нее «лицо VIP» и никакой браслет она надевать не собирается. Остальные последовали ее примеру, дескать, не собаки. На том и порешили. Как только они вошли в зал, подруги быстро рассосались. Кто побежал в туалет, кто за напитком – к бару, кто увидел «достойного собеседника для богословских бесед». Вообщем, подруги развлекались. Саша сидела за стойкой бара, залпом глотая текилу и расставляя пирамиду из стаканчиков. В сумке завибрировал мобильник. «Лешка!», - подумала Саша, и начала вытряхивать на барную стойку все содержимое, в поисках телефона. «Какого черта!», пьяно вертелось в нее в голове. Какую бы сумку она не купила – она никогда не могла найти в ней две вещи: ключи от машины и сотовый. Они, как будто, нарочно прятались от нее! Наконец, ориентируясь по неоновому свету, Сашин пьяный глаз обнаружил средство связи. -Любимый! – чеканя слова и стараясь перекричать шум орала в трубку Саша. – Даже так? Саша услышала голос Сергея. – Приезжай после праздника, – сказал он. – Не приеду! – тоном капризного ребенка ответила Саша. – Почему? – А что потом? Сергей замолчал. – Уже не интересно, Сережа, прости. – У тебя кто-то появился? – За эти десять лет? – Саша засмеялась. – Ты понимаешь, о чем я, – Сергей стал раздражаться, – материнский инстинкт забродил? Постоянства захотелось? Семьи? Детей? – Рада была тебя слышать, Сергей, – и Саша повесила трубку. От анализа этого разговора девушку отвлекла возня в проходе между двумя залами. Она развернулась, стараясь, чтобы картинка не слишком отставала от скорости поворота головы. Яна активно пихалась с охранником, пытаясь попасть обратно в зал для «особо приближенных». «Рама» ее не пускал, источая грудным голосом: «Ключ!!», то есть «Браслет!». Сначала она пыталась ему объяснить, на культурном русском языке, что она пять минут назад вышла, и не заметить этого он не мог, а сейчас просто издевается над ней. Громила был неумолим. Далее шла «непереводимая игра слов», а именно Яна, не стесняясь в выражениях, объясняла, что он может взять свой браслет и надеть его себе на задницу. Потом юная амазонка решила, что разговоров уже достаточно и пора брать вожделенную дверь штурмом. Как известно, пьяный русский характер, практически, не победим. Саша, не раздумывая ни минуты, ринулась на помощь, по ходу отцепляя от себя пьяных подружек, которые тоже видели разыгравшуюся перед ними сцену и, так же как и Саша, испугались за охранника. Тот, увидев летевших к нему трех фурий, не то чтобы струхнул, но растерялся – это точно. Возня продолжалась недолго. Подруги пытались оттащить Яну от охранника, в которого она вцепилась хваткой молодого бультерьера. Видимо в лице этого, не совсем противного парня, она видела всех мужчин в целом. Поэтому лепила ему и «за маму и за папу». Подскочивший администратор (надо отдать должное его профессионализму), сразу разобрался в ситуации, а именно – клиент всегда прав. А если на этом клиенте цацок одето ровно на его годовую зарплату, он прав безоговорочно и однозначно. Яна, поняв, что «власти» на ее стороне, не преминула и вмазала-таки кулачком с кольцом от Tiffani «смотрителю» в челюсть. Такому хуку позавидовал бы сам Валуев! Администратор отчаянно пытался впихнуть всё происходящее в рамки одному ему ведомых приличий. Наконец, «битва титанов» закончилась. И подруги вернулись в зал, хлопнуть по рюмашке и обмыть победу. – Чё ты туда поперлась? – спросила Саша Яну, когда они получали вещи в гардеробе. – А спроси! Там же весело! Там «все»! К «своим» потянуло! К пролетариату! – и Яна засмеялась. На следующее утро Саша проснулась у себя в кровати, одетая, с размазанным макияжем, и похмельем, которое по ее мнению просто не могло существовать в природе. Ей казалось, что у нее три головы, и каждая из них трещит по-своему. Она лежала не шевелясь – ждала, когда пройдет приступ тошноты. Аккуратно, стараясь не делать резких движений, она посмотрела на часы. О боже! Она опаздывает! У нее сегодня с утра назначена встреча с заказчиками. «Я опаздываю, опаздываю, опаздываю!!!», – чечеткой звучало в мозгу. Внутри у Саши была паника, тело отказывалось подчиняться командам мозга. Она ненавидела его, материла, просила, обещала тайский массаж, ванну и джакузи. Пыталась воздействовать силой воли, затем силой мысли, но все было тщетно. Собрав все внутренние резервы, а их у нее было немного, она рывком села на кровати. Потом, медленно, как будто она сделана из очень дорого китайского фарфора, она пошла в душ. Встав под ледяные струи, она пыталась восстановить события прошедшей ночи. Но чем старательнее она собирала мысли в кучу, тем старательнее они разбегались с места вчерашних событий. «Да и фиг с ним, у девчонок спрошу», подумала Саша и отдалась во власть водяной стихии. Вдруг, ей показалось, что в доме кто-то есть еще. Вынув одно ухо из под струй воды, она поняла, что в спальне разрывается ее сотовый. «Неужели у меня такой противный звонок?», подумала Саша. Так же медленно, она вылезла из душа. Состояние улучшилось. Но до «нормы» было еще далеко. Она начала приводить себя в порядок. Переговоры сегодня обещали быть тяжелыми. Намечался экономический саммит и Сашино PR – агентство участвовало в тендере на всю информационную поддержку в СМИ. Для этой встречи она выбрала брючный костюм от Boss. Собрала волосы в хвост, чуть румян и блеска для губ. Надела очки, для солидности. Посмотрела на себя в зеркало – ну вылитая первая леди, не иначе. Саша улыбнулась. «У тебя все получится», – сказала она зеркалу. Сев в машину она набрала Олегу. – Все ли в порядке в нашем королевстве? – спросила она его. – Саша, где тебя носит? «Они» с минуту на минуту будут здесь. – Кто «они»? «Люди в черном»? – Не до шуток, Сашка. Ты же знаешь, что этот заказ очень важен для нашей фирмы. – Знаю, поэтому не дрейф! Я скоро буду. И Саша отключилась. Подумав, она набрала Яну. Она все-таки надеялась разгадать тайну «золотого ключика», а именно, где они вчера были, что делали и, главное, как она попала домой. «Абонент временно не доступен». Саша набрала рабочий номер Яны. – Леночка, здравствуйте, – приветствовала она секретаршу Яны, – а Яна на месте? – Ой, здравствуйте! С днем рождения вас! Яна Игоревна звонила и сказала, что вы вчера отмечали ваш праздник, и она осталась у вас. Будет к обеду. «Твою мать», выругалась про себя Саша. «Могла бы и предупредить! Тоже мне, Штирлиц! Надо хоть уточнить, сколько мне «стукнуло», а то с Яны скажется…» – Точно! А я и забыла… Хорошо посидели, знаете ли, – запинаясь, говорила Саша, – так… по-домашнему. Она, наверное, в комнате для гостей. Пойду – поищу ее. Саша повесила трубку. Ее лицо пылало. Янка ее убьет! Она позвонила Наташе. – Ну, ты как? – вместо «привет» спросила подруга, – дали мы вчера жару! – Я не знаю, как я. Тело отдельно. Голова отдельно. На переговоры лечу. Натуль, чё было-то? – Когда? – Вчера! – Вчера когда? – Ты издеваешься? В трубке раздался смех. – Долго рассказывать. Может, пообедаем? Саша с радостью согласилась. В офис она прибыла почти вовремя. Олег летал по зданию, как ошпаренный. От входа к комнате переговоров и обратно. – Наконец – то!!! – скорее завопил он. – ОНИ уже здесь! Мы их кофе поим. – Олежик, будь сегодня хорошим мальчиком, чуть тише, пожалуйста. Голова у Саши гудела, как будто в нее поместили турбодвигатель, который не просто создавал много шума, а выветривал все мысли. Саша вошла в кабинет, лучезарно улыбаясь, как ни в чем не бывало. Мужчин было двое. Ни один не ответил на ее улыбку. Случай был тяжелый. Один, по всему видно, большая шишка. Второй его помощник. Решение будет принимать первый. Саша в этих делах уже поднаторела. «Значит, окучивать надо «шишку», подумала Саша. И сосредоточила все внимание на нем. – Здравствуйте, господа! Прошу прощения за опоздание. Приступим? Переговоры шли уже битых три часа. Разговор прервал телефонный звонок. На табло высветилось «любимый». – Извините, – обратилась Саша к собеседникам, – важный звонок. – Да, милый, – прошипела Александра, – я сейчас немного занята. Могу перезвонить попозже? – Малыш, я на секунду. В выходные едем с моими друзьями на Вуоксу. Рыбу ловить. Бери у подружек штаны с начесом. Гигиенические салфетки или что там, я не знаю. Там душа нет, – Леша засмеялся, – едем на четыре дня. Палатки, матрасы за мной. Целую. Саша посмотрела на собеседника. – Сашенька, что там у вас с матрасами? – Какие матрасы? – ошарашено спросила она. – Этот же вопрос, вы только что задали по телефону, - Евгений Николаевич, так звали большого начальника, улыбался. Тендер «Подсолнухи» выиграли. Прощаясь и пожимая Саше руку, Евгений Николаевич, оглядев ее наряд, прическу и маникюр, сказал: «Такая девушка как вы, на матрасах… за любимым…. – не может не вызывать уважения». Саша зарделась. – Господи, как мне здесь нравится, – сказала Катя, входя в «Маэстро». Сзади плелись Наташа и Яна. – У Сашки, что? Опять пожар? Чего она опять опаздывает – то? Я на обед вырвалась на полчасика, – сказала Катя, – это вы у нас… вольные птахи… – Она у нас теперь долго ездит, – ответила Наташа – ей навигатор подарили. – Тебе бы такую «вольность», – сурово ответила Яна, обращаясь к Кате, – тебе мозг, сколько человек едят? Один? Твой директор? А мне 70 человек. Ежедневно. Вот и думайте сами, решайте сами – иметь или не иметь, – в довершении пропела Яна. Саша вползла в ресторан, попутно кивая, знакомым лицам. Девчонки радостно ее приветствовали. Плюхнувшись в кресло, Саша задала мучивший ее с утра вопрос: «Как я добралась до дому?» – На крыльях любви долетела, – ответила Яна, – на такси. Как! Только такси было уж очень хорошим. – Что это значит? – Сашины глаза стали округляться. – Уж не знаю, чем ты с таксистом расплачивалась, но поездка обещала быть увлекательной! Мы все так надеялись услышать подробности, но ты, Марфуша, ничего, оказывается, не помнишь! – Яна даже губы надула от возмущения. – Ты яснее можешь? – Саша начинала злиться. – А ты помнишь, что вчера, шашкой, точнее текилой, разрубила десятилетние отношения? – Что ты называешь «отношениями»? – Саша начала поднимать голос, – перепих? Это, по-твоему, отношения? И какой такой таксист? Что вы мелете? Девчонки притихли. Яна смотрела на Сашу. – То есть, все эти годы, ты по первому зову, как ласточка летела к нему, и все было в ажуре, – игнорируя Сашины вопросы, гнула свою линию Яна, – десять лет тебя он устраивал, а сейчас нет? – Да потому, что у меня мужика нормального не было! – Да? А кто по твоему «нормальный»? Леша твой этот? Дачник хренов. Ты вчера чуть не погибла смертью храбрых в войне за дензнаки заказчиков. А он даже не позвонил вечером. – Откуда знаешь? – Да ты вчера все уши прожужжала. Не звонит. Не пишет. Может и не на даче вовсе…. Может и не на даче. Легче тебе от этого? – Ладно, – примирительно, сказала Саша, – так что там с такси – то? Яна принялась изучать меню. Девчонки последовали ее примеру. В их баталии уже давно никто не вступал – бесполезно. Поэтому все сидели и ждали, когда эта похмельная перепалка пройдет. – Что, спрашиваю, с таксистом? – снова спросила Саша. – Здесь вкусно готовят, – ответила подруга. – Яна!! – Рекомендую… – Яна!!! – Ну, ладно, после того, как я… эмм, «поспорила» с охранником – мы стали звездами клуба. Не иначе. Оказывается многие ему хотели в морду дать, только что-то их останавливало. Много народу подходило – жали руку, и тебе, кстати, тоже. Просили повторить на «бис». Потом ты, с криком «бей посуду – плачу за все», все-таки станцевала на стойке, исполнив за меня моё обещание. Кстати, бармену надо памятник поставить, он тобой жонглировал как мог. У гардероба ты решила позвонить своему обожаемому, спросить как там мама. Мы решили, что не дадим тебе растерять остатки чести и достоинства. Поэтому в гардеробе началась тихая возня за телефон. – К слову сказать, мы ее победили, – вставила Катя. – Конечно, втроем на одну, – мрачно ответила Саша. – Вот именно это ты и орала. Ровно до того момента, пока не пришла подмога в виде синеглазого брюнета, который предложил доставить тебя до дому, ибо опасался за сохранность такси, таксиста, и аварийных ситуаций на дороге. – А я? – тихо спросила Саша. – А ты, с песней «… корабль любви, ну-ка плыви в бухту печали и одиночества…», бесцеремонно залезла в его Cayenne на заднее сиденье и вроде как угомонилась. Мы продиктовали твой адрес. И отправили тебя с Богом! Вот и все. – Как это «всё»? – оживилась Саша. – А телефон? – Неа. – А номер машины? – в отчаянии спросила Саша. – Вчера мы помнили, – ответила Наташа, – … но сегодня не помним. – Ну, так что? – Яна подалась вперед – было что-нибудь? – Я проснулась в одежде. На своей кровати. Лешкина половина была не тронута. – Ты хвастаешься или жалуешься, – спросила Яна. – Наверное, он оказался благородным мужчиной, – мечтательно выдохнула Катя. Подруги снисходительно посмотрели на нее. – Я могла бы его заинтересовать только в том случае, если бы он был некрофилом, – ответила Саша – судя по моему состоянию – я двигаться не могла. – Может, сегодня повторим? – с надеждой в голосе спросила Катя. – Нет, – резко ответила Саша, – сегодня моя жопа закрыта для приключений. Леша обещал условия близкие к природе, поэтому Саша, перед походом посетила парикмахера, сделала маникюр и педикюр. Чтобы предстать природе во всей красе. Когда она вышла из машины, Леша не смог сдержать улыбку. Под спортивными шортиками Саши были видны кружевные трусики, кеды фирмы Chanel очень подходили к «кенгурухе» фирмы Marc by Marc Jacobs. Саша вся сияла и благоухала. – Мазь от комаров взяла? – смеясь, спросил Леша, – и кепка у тебя есть какая-нибудь? Там клещи могут быть. Сашина челюсть вывалилась и с треском упала на асфальт. – В ленинградской области, клещи не инцифалитные, – надув губки сказала Саша, – но останови у ближайшей аптеки, пожалуйста. Леша уже ржал в голос. Из аптеки покупки Саше помогал выносить служащий. Она скупила всё. Все возможные мази, крема, специальные салфетки, бинты и перекись водорода. – А это зачем? – Леша бился головой о руль. – На всякий случай. – Судя по твоим покупкам, случай может быть только летальный. Саша с серьезным видом сгрузила все барахло в багажник. Пружины машины участливо скрипнули. Поехали они на Лешиной машине. Саша сидела и смотрела, то на его профиль, то на ленту дороги. Что – то было в этом моменте. Саша не понимала что именно, но именно это «что-то» заставляло так учащенно биться ее сердце. Он и она. Что еще желать? «Неужели это и есть женское счастье?», – думала она. Ей не хотелось приезжать. Ей хотелось ехать и ехать. Они так долго не были вместе. Целый рабочий день! Ей хотелось эгоистично монополизировать его внимание. Между ними стали появляться интимные моменты, когда один безошибочно угадывал желание другого. Появились любимые жесты. Она обожала, когда он краешком губ реагировал на ее шутки. У них даже была ИХ песня! «Все составляющие успешного брака», – съязвила бы Яна. Но Сашке, в этот момент, казалось, что они ехали параллельно реальности. У нее было ощущение, что она стала героиней, какой – то сказки. Казалось, щелкни пальцами и появится солнце, взгрустнешь, и пойдет дождь. Все слилось воедино и тьма и свет. Весь мир подчинялся ей в этот момент. Ей было все подвластно. Доехали они, на удивление, быстро. Разочарованная Саша выходила из машины. Ни тебе палаток, ни костров. Они приехали на берег Вуоксы в комфортабельные коттеджи. Ребята были уже там. Все «сладкие» комнаты были уже разобраны. Каждый пометил свою территорию. Кто бросил кепку на кровать, кто банку из под пива. Саше с Лешкой досталась маленькая комнатка на втором этаже. Саша с ужасом ждала встречи с его друзьями. «А вдруг я им не понравлюсь?», вертелось у нее в голове. Леша, представив всех друг другу, поднялся наверх, распаковывать вещи. Саша осталась с компанией. Надо же было как-то вписаться в тему разговора, понять, кто есть «ху», и «втереться», так сказать, в доверие. Они были просто обязаны ее полюбить. Ей впервые было очень важно понравиться совершенно чужим для нее людям. Она выкладывалась, как могла. Мыла овощи, стругала, своими наманикюренными коготочками тазы салатов, шутила, рассказывала анекдоты. И даже, разделывала рыбу!!! «Ну, все! Пропала ночь любви», в отчаянии думала Саша, нюхая свои руки. Мальчики дружественно похлопывали ее по попе, дескать «работай детка». Девушки отнеслись к ней настороженно. Многие с неприязнью. Но в целом все было позитивно. Накрыли стол на улице, кто-то притащил портативный магнитофон. Обстановка «накалялась». А когда закончилась первая бутылка коньяка, то накал страстей дошел до лобызания и обнимания, а также клятв друг другу в вечной верности, дружбе и любви. В общем и целом «смотрины» прошли хорошо. Леша спустился к столу, когда все было уже накрыто и половина выпита. Саша не пила алкоголь, но пропахав полдня на кухне, она понимала, что сейчас с удовольствием бы хлопнула. Так как спина отваливалась, и хвост ломило нещадно. Невидящим взором она смотрела на окружающих и улыбалась, улыбалась, улыбалась. Срабатывала профессиональная привычка. Она не выпила ни капли, но единственное, что ее беспокоило, то, что сейчас ее веки сомкнутся и она рухнет мордой в салат. Как тот сосед – коллега по диагнозу, как там его? Слава? Гена? «Очень не комильфо будет», думала Саша. Когда все немного устали от танцев, пения, выпивания и вождения хороводов вокруг костра, то есть стола, решили немного передохнуть перед рыбалкой, было уже три часа утра. – Самая рыба, – с видом знатока сказал Гена. Все мужчины встали, как по команде. Единственное, что поддерживало их в вертикальном положении – это были их спиннинги. Собрали снасти, поставили около выхода и пошли «немного передохнуть». К слову сказать, утром, когда все проснулись – спиннинги – удочки так и стояли нетронутые, где их оставили с ночи рыбаки – профессионалы. Разобравшись с очередностью, кто принимает первый душ, сошлись на том, что дамы идут последние и прикрывают тылы. Когда Саша вошла в номер, Леша лежал на кровати, бесцельно щелкая пультом. Увидев Сашу, он тут же выключил телевизор. Саша осмотрелась. Общий свет был выключен. По всему номеру стояли зажженные свечи. Играла ИХ песня «Simple obsession». Дрожа от предвкушения, она неловко присела на кровать. Челка упала ей на глаза, он привстал, убрал прядь волос, взял ее лицо в свои ладони и поцеловал. Сашины соски напряглись. «Бог ты мой!» – простонал он. Леша ласкал ее груди, живот. Приподнимал волосы на затылке, впитывая в себя ее запах. Запах розы, лаванды, цветов и страсти. Страсти по нему. А она желала только одного, чтобы он снял последнюю преграду в виде полоски кружев и вошел в нее. Чувствительность ее тела возросла в тысячу раз. Она вся дрожала. Земля перестала вращаться. Всё остановилось. Они переместились в параллельное пространство. Только сейчас она поняла выражение «слияние двух душ». Это был не просто секс – это был танец двух влюбленных сердец. Леша был настолько нежный, настолько трогательный, внимательный, что Саша, без зазрения совести отдала ему не только тело, но и душу. Она поняла, что все, что было до этого – была мишура, бред, сон, фантазия, фикция. Только с этой ночи она начала жить.  Они лежали и молчали. Каждый думал о своем. Саше вспомнилась притча из Библии о половинке Сердца. Согласно ей – ценность правильно выбранного спутника выше ценности жемчугов. Саша вздохнула. Теперь она целостна. Леша привстал на локте, заглянул Саше в глаза, а потом сказал: «Подари мне сына». Из ее глаз потекли слезы. «… выше ценности жемчугов…» вертелось у нее в голове. И только сияние глаз двух влюбленных затмевало отблеск звезд. – Ты опять у гинеколога, что ли? – вздыхая, спросила Наташа. – Ага. Тут очередь – бешенная. Все рожать, что ли собрались? Не могли подождать, пока я с этим разберусь! Было слышно, что Саша раздражена. Она тратила своё время, свои деньги, бегая от одного специалиста к другому. «А воз и ныне там». В клиниках она теперь бывала чаще, чем на работе. Леша тоже активно участвовал в этом процессе.… По ночам. На этом интерес к результату он терял, ровно до того момента, пока Саша не вплывала в спальню в своей новой шелковой пижаме. Наконец, подошла Сашина очередь. Врач оказался на редкость внимательным, а что самое главное, профессиональным. Он решил провести несколько стимулирующих процедур. Причем первую решили начать прямо сегодня. Саша сидела и послушно кивала. – Вы на машине? – спросил доктор Саша кивнула. – Процедура безобидная, но на всякий случай, после нее вас должен забрать близкий человек или ваш друг. Саша опять послушно кивнула. Лежа под капельницей, она позвонила Леше. – Дорогой, ничего страшного, ты не мог бы меня забрать из больницы? – Ты что, уже родила? – шутка Леше показалась забавной. Саше стоило огромных усилий сдержаться. Она, в вкратце, объяснила ситуацию. – Я не могу. Ты же знаешь. У меня работа. Позвони девчонкам. Ладно? Только не обижайся! Зая! Ладно? Глотая слезы, Саша нажала «отбой». Яна приехала вовремя. Практически всю дорогу она молчала. Только высаживая Сашу у дома, она спросила, не хочет ли она, чтобы она, в качестве подарка на приближающийся день рождения Александры она сняла для нее палату в Степана Скворцова. Причем клятвенно пообещала, что палата будет

7
{"b":"154201","o":1}