ЛитМир - Электронная Библиотека

Они взялись поворачивать вдвоем. Наконец коле­со подалось, но вначале лишь на четверть дюйма. По­том стало легче, с каждым дюймом колесо вращалось быстрее и наконец остановилось. Марч открыл люк и заглянул вниз, в воздушный шлюз. Одинаковое дав­ление в шлюзе и снаружи — дурной знак. Питт видел, что его грандиозный план рушится, но оставались еще один ход и одна минута на действия. Питт стер с дос­ки надпись и сделал новую: «МОЖЕШЬ ДЕЙСТВО­ВАТЬ?»

Марч кивнул, невольно вздрогнув от предложе­ния, скрытого за вопросом Питта, взял свою доску для сообщений и написал: «БЕСПОЛЕЗНО, ТОКА НЕТ».

Питт в ответ нацарапал: «ПОПРОБУЕМ».

Марч решил, что сопротивление бесполезно, не­много помедлил, собираясь с духом, и нырнул в запретную тьму воздушного шлюза. Питт подождал, пока Марч осмотрится в слабом свете, пробивающемся сверху. Взявшись за управление вентилятора­ми шлюза, Марч кивнул; Питт спустился к нему и закрыл люк.

Спасательный отсек представлял собой своеоб­разную трубу в корпусе лодки, рассчитанную на шесть человек. Люди, поднимающиеся с затонувшей под­лодки, входят, задраивают внутренний люк и через особые клапаны заполняют помещение водой. Когда давление внутри и снаружи уравняется, люк открыва­ют и поднимаются на поверхность. Марч с Питтом собирались проделать обратное: удалить воду и войти на лодку. Питт надеялся, что там сухо.

Безумие, только так мог описать это Марч, сидя в кромешной тьме спасательного отсека, чистое безу­мие. Гораздо проще было бы просто открыть внутрен­ний люк, не теряя времени в темном помещении. За­чем его тратить, если очевидно, что лодка затоплена, внутри вода? Они найдут только темные отсеки с пла­вающими в воде разбухшими, разлагающимися тру­пами. А если не поторопятся, то оба тоже умрут: Марч полагал, что запас воздуха может кончиться с минуты на минуту. Безумие, снова подумал он в отчаянии. Ка­залось бы, невозможно — но он почувствовал, что вспотел. И повернул штурвал.

В помещение с негромким шипением начал по­ступать воздух, вода уходила. Наверно, мне это снит­ся, подумал Марч. Такое просто невозможно. Тело сообщало ему об изменении давления, и хоть он не мог этого видеть, но знал, что, если поднимет руки, они окажутся над водой. Потом он почувствовал, как легкие волны плещут в лицо. Если бы не крепко зажа­тый в зубах загубник, Марч ахнул бы от изумления. Борясь с ошеломлением, совладав с чувствами, он ощупью поискал водонепроницаемый выключатель, который должен был находиться на стене возле вы­пускающего клапана. В спешке ободрал костяшки пальцев, но нашел резиновый переключатель. Щелк­нул им, и помещение залил свет.

Марч удивился: Питт стоял перед ним, присло­нившись к переборке, не обращая никакого внимания на окружение; маску он уже поднял, и загубник с по­дающим воздух шлангом свисал с груди. Он смотрел на Марча зелеными глазами и даже как будто бы под­мигнул, а губы изогнулись в легкой улыбке.

Марч выплюнул свой загубник.

—   Откуда вы знали? — с трудом спросил он.

—   Всего лишь обоснованное предположение, — небрежно ответил Питт.

—   Свет. Давление, выталкивающее воду, — оше­ломленно говорил Марч. — На лодке работает ядер- ный реактор.

—   Похоже. Посмотрим?

Марчу ледяное спокойствие Питта казалось пора­зительным.

—   Почему бы и нет? — ответил он. Он тоже пы­тался говорить небрежно, но голос прозвучал хрипло. Вода полностью ушла, и Марч увидел под ногами спа­сательный люк «Старбака».

Они сняли баллоны с воздухом, маски и ласты в уверенности, что, если в спасательном шлюзе есть пригодный для дыхания воздух, есть он и в самой лодке. Марч опустился на колени — на полу шлюза оставалось примерно с дюйм воды — и начал повора­чивать штурвал. Этот уступил легко, изнутри через щель начал поступать воздух. Марч наклонился и вдохнул.

—   Все в порядке.

—   Откройте пошире.

Марч повернул штурвал, но новый поток воздуха поднял рябь на оставшейся в луже воде. Потом давле­ние уравнялось, и вода ушла в щель люка. Марча то­мили страшные предчувствия; теперь не было сомне­ний в том, что из его пор выступает ледяной пот. Он осторожно поднял крышку. Та легко повернулась на петлях. Нет, он ни за что не войдет первым в этот не­честивый склеп. Он тревожился зря: Питт быстро скользнул мимо него, спустился по трапу и исчез из виду.

Питт оказался в хорошо освещенном, тесном и пустом носовом торпедном отсеке. Все как будто бы в порядке, все на месте, словно дежурные ненадолго вышли перекинуться в карты в комнате отдыха или поесть в кают-компании. Ряды торпед прочно закреп­лены; медные пластинки на задних крышках торпедных аппаратов ярко блестят; вентилятор вращается с нормальной скоростью. Единственное движение — тень Питта, перемещающаяся по переборке. Он шаг­нул обратно к люку и осмотрелся.

—   Никого нет. Спускайтесь и прихватите Барфы.

Мог бы и не надрываться. Марч уже спускался по лестнице, неся оба Барфа и камеру. Он протянул Пит­ту ружье с двуокисью углерода и украдкой осмотрел помещение. Страх его сменился изумлением, когда он увидел, что Питт не шутил насчет пустого отсека.

—   Но где все?

—   Давайте узнаем, — спокойно сказал Питт. Он взял Барф из рук Марча и кивком показал на камеру. — Это ваша система безопасности?

Марч принужденно улыбнулся.

—   Осталось восемь кадров. Коммандер Боланд захочет увидеть, что мы обнаружили. Он будет недо­волен тем, что мы нарушили приказ и вошли в лодку.

—   Нет ничего страшней недовольного комманде- ра, — сказал Питт. — Всю ответственность беру на себя.

—   Телекамеры должны были показать, что мы вошли в спасательный люк, — беспокойно сказал Марч.

—   Сначала самое важное. Рассчитываю на вас как на личного гида.

—   Я служил на боевой подводной лодке. «Стар­бак» — чудо инженерной мысли, пять лет назад мы о таком и не мечтали. Сомневаюсь, что смогу найти ближайший гальюн.

—   Вздор, — высокомерно заявил Питт. — Если видел одну субмарину, видел все. Куда это ведет? — он показал на дверь в переборке отсека.

—   Вероятно, к трапу, ведущему мимо торпед к каютам экипажа.

—   Ладно, посмотрим.

Питт открыл дверь в переборке и прошел в поме­щение, размерами напоминавшее Карлсбадскую пещеру. Огромный отсек, по меньшей мере в четыре па­лубы высотой, лабиринт тепловых труб, двигательных систем, генераторов, котлов и две чудовищные турби­ны. Силовая установка, подумал Питт, одна из пора­жающих воображение трубами и механизмами генера­торных станций газовых и электрических компаний. Пока он стоял, пораженный размерами помещения, Марч протиснулся мимо него и медленно, словно во сне, провел руками по оборудованию.

—   Боже мой! — воскликнул он. — У них получи­лось. Они действительно объединили машинное отде­ление с реакторами и разместили в передней части корабля.

—   Я думал, ядерные реакторы должны размещать­ся в изолированных отсеках из-за опасности радиации.

—   Сейчас защиту и контроль улучшили настолько, что человек, год проработавший у реакторов, получает меньше рентген, чем рентгенолог в больнице за неделю.

Марч подошел к похожему на бойлер механизму высотой двадцать футов и принялся внимательно его разглядывать. Он прошел вдоль труб до того места, где они соединялись с турбинами винтов.

—   Левый реактор заглушен, — негромко сказал он. — Но стержни правого реактора выдвинуты. Поэтому система дает энергию.

—   Сколько она может так работать без вмеша­тельства? — спросил Питт.

—   Полгода, год. Это принципиально новая систе­ма, очень совершенная. Возможно, даже дольше.

—   Вам не кажется, что тут слишком чисто?

—   Кто-то поддерживает здесь чистоту, это точ­но, — сказал Марч, тревожно оглядываясь.

—   Пожалуй, пойдем дальше, — коротко предло­жил Питт.

Они поднялись по лестнице к другой двери, пере­ступили порог и оказались в кают-компании, большом просторном помещении, ярко освещенном, ус­тавленном длинными столами под темно-синей кле­енкой. Это скорее напоминало кофейню в праздники, чем корабельную столовую. Решетки печей в камбузе были холодны, и опять-таки все чисто и аккуратно. Ни кастрюль, ни сковород, ни груд грязных тарелок. Питт не заметил ни крошки. Проходя мимо 32-дюй­мового экрана цветного телевизора и гигантской сте­реосистемы, он не сдержал улыбки. Что-то в его соз­нании не увязывалось. Относительно этого безумно­го, безлюдного корабля вообще ничто не увязывалось. И тут он понял — увидел небольшую часть сбивающей с толку головоломки.

21
{"b":"154204","o":1}