ЛитМир - Электронная Библиотека

—   Мы за три часа можем перенести сюда по воз­духу экипаж.

—   Поздно. С той минуты, как мы бросили якорь, можно в любую секунду ожидать неприятностей. Нас ждет то же, что остальные корабли.

Боланд был настроен скептически.

—   Все это кажется мне совершенной фантасти­кой. Если верить радару, здесь в радиусе пятисот миль нет никаких судов, а сонар показывает, что нет и под­водных лодок. Откуда, во имя господа, они могут прийти?

—   Знай я ответ на этот вопрос, — раздраженно ответил Питт, — я потребовал бы прибавки жалованья... и получил бы ее.

—   Если у вас нет более основательных данных, — сказал Боланд, — мы будем стоять здесь на якоре до утра. А на рассвете начнем подъем «Старбака».

—   Мечты, мечты, — сказал Питт. — К утру «Мар­та-Энн» будет лежать рядом со «Старбаком».

—   Вы забываете, — упрямо сказал Боланд, — что я еще до наступления темноты могу вызвать по воздуху помощь из Перл-Харбора.

—   Можете ли? — спросил Питт.

Боланду показалось, что Питт абсолютно уверен в своих словах, но по нему ничего нельзя было понять.

Выражение его лица выдает только то, что Питт хочет выдать, ничего больше.

—   Адмирал Хантер ответил на ваше сообщение?

—   Мы послали его только на морской частоте, как и вы с лодки.

—   А вам не показалось странным, что адмирал Хантер ничего не ответил на рапорт о том, что «Стар­бак» найден? Вы ведь сами сказали. Мое сообщение с лодки приняли все в радиусе тысяч миль. Почему мы не получили ни единого «Да не может быть!» или «Как там погода?». Почему Хантер или Ганн не потребова­ли подробностей? Весьма вероятно, что ни одно со­общение не прошло, даже деза о сгоревшем подшип­нике.

На этот раз Питт попал в яблочко. Боланд поднял брови, спокойно передвинул один из рычажков на интеркоме и сказал:

—   Говорит коммандер Боланд. Установите связь с Перлом по коду «сухопутный шесть». Дайте знать, как только получите ответ.

—   Есть код «сухопутный шесть»! — донеслось из динамика.

—   Почему вы считаете, что нас не услышали? — спросил Боланд.

—   Ни с одного корабля за исключением «Лили Марлен» не было сообщений. Даже со «Старбака». Разумно предположить, что наши неизвестные друзья не хотят, чтобы мир знал о нашей находке.

—   Если вы правы, они забивают наше вещание.

—   Смело можете ручаться головой, — серьезно ответил Питт. — Это объясняет, почему от гибнущих кораблей не пришло ни одного сигнала. Да, они их посылали, но морская станция на Оаху их не получа­ла. Это также объясняет поддельное сообщение Дю­пре перед исчезновением «Старбака». У наших неиз­вестных друзей где-то поблизости есть мощный ра­диопередатчик. Возможно, на одном из Гавайских островов. Нужна сухопутная база, чтобы поставить достаточно высокую антенну: иначе они не могли бы глушить частоты судовых радиостанций.

—   Коммандер Боланд? — прохрипел голос в гром­коговорителе.

—   Слушаю. Выкладывайте.

—   Пока ничего, сэр. Они подтвердили получение, но не кодом «сухопутный шесть». Я повторил вызов четыре раза. И получил только запрос об отправке со­общения. Не могу этого понять, коммандер. Сигналы на обычной морской частоте проходят прекрасно. Что-то тут не так.

Боланд отключил интерком. Все молчали. «Не­важно, что у нас есть контакт, — думал Питт. — Важ­но, что контакт не с теми».

—   Плохо, — мрачно сказал наконец Боланд.

—   Это ответ на один вопрос. Но что на самом деле произошло с экипажем «Старбака» шесть месяцев на­зад? И, если лодка лежит здесь в полном порядке, по­чему она просто лежит?

—   Русских или любую другую иностранную держа­ву можно вычеркнуть, — сказал Боланд. — Они ни при каких условиях не могли хранить это в тайне так долго.

—   Как ни безумно это звучит, — заметил Питт, — я не думаю, что захват «Старбака» — результат загово­ра или заранее рассчитанный ход.

—   Вы правы. Это звучит безумно, — спокойно от­ветил Боланд. — Не самое легкое дело — намеренно захватить в океане новейшую атомную подводную лодку.

—   Но кто-то ведь сделал это, — возразил Питт. — Мы с Марчем не нашли ни малейших повреждений ни внутри, ни снаружи корпуса.

—   He может быть. Целая армия не может проник­нуть в субмарину. Совершенные приборы обнаруже­ния предупредили бы экипаж заранее. На «Старбаке» сирена способна разбудить мертвого и включается, когда кто-то пытается открыть вентиляционные за­глушки или клапаны. Приблизиться к лодке может только рыба.

—   Но даже современные субмарины не готовы к абордажу.

Боланд не успел ответить: помешал голос из ди­намика:

—   Капитан?

—   Говорите.

—   Сэр, это безумие.

—   Давай, парень, — рявкнул Боланд, — телись!

—   Туман, коммандер. От воды поднимается туман и затягивает всю поверхность, как в старом кино про Франкенштейна. Никогда ничего подобного не видел. В этом есть что-то нереальное.

—   Сейчас буду.

Боланд угрюмо посмотрел на Питта.

—   Что скажете?

—   Я бы сказал, — негромко ответил Питт, — что мы скоро встретимся с ними.

Глава 11

Туман белым толстым одеялом покрывал воду, клубясь от легкого ветра, непрозрачный, сырой, липкий и оттого угнетающий. Люди на мостике напряга­ли глаза, тщетно пытаясь всмотреться в кипящий туман; они боялись чего-то такого, чего нельзя увидеть, коснуться или понять. Влажный покров уже наползал на судно, и видимый свет садящегося солнца стал оранжево-серым.

Боланд утер пот со лба, бросил взгляд за окно рубки и сказал:

—   Кажется, все достаточно обычно: сильно повы­силась влажность.

—   Кроме цвета, ничего обычного, — сказал Питт. Видимости за бортом «Марты-Энн» почти не было. — Высокая температура, время дня и ветер в три узла — вряд ли это нормальные условия для образования ту­мана. — Он стал рассматривать экран радара; смотрел с минуту, то и дело сверяясь с часами, словно что-то высчитывал в уме. — Ни следа движения или рассеи­вания: ветер ничуть не сказался на туманной массе. Сомневаюсь, что старушка мать-природа способна на такое.

Они прошли на левое крыло мостика, два силуэта на фоне своеобразного свечения тумана. Корабль сла­бо покачивался на мягкой тихоокеанской волне. Ка­залось, время перестало существовать. Питт приню­хался. Вначале он не мог сообразить, но потом понял, что гонится за далеким воспоминанием.

—   Эвкалипты!

—   Что вы сказали? — спросил Боланд.

—   Эвкалипты, — повторил Питт. — Разве вы не чувствуете?

Боланд вопросительно сощурился.

—   Что-то чувствую, но не понять, что.

—   Откуда вы? Где выросли? — нетерпеливо спро­сил Питт.

Настойчивость в голосе Питта подстегнула Бо­ланда.

—   Из Миннесоты. А что?

—   Боже, я много лет этого не нюхал, — сказал Питт. — Эвкалипты часто встречаются в Южной Калифорнии. У них особенный запах, эвкалиптовое масло используют для ингаляций.

—   Это не имеет смысла.

—   Согласен, но невозможно отрицать, что сильно пахнет эвкалиптом.

Боланд подогнул пальцы и, не глядя на Питта, спросил:

—   Что вы предлагаете?

—   Говоря по-простому, я предлагаю уносить от­сюда ноги.

—   Точно моя мысль. — Боланд прошел в рубку и склонился к интеркому. — Машинное отделение! Как скоро мы можем сняться?

—   Как только скажете, коммандер.

У голоса из недр корабля был металлический при­звук.

—   Немедленно! — сказал Боланд. Он повернулся к молодому вахтенному офицеру. — Лейтенант, поднять якорь!

—   Поднять якорь! — мальчишеским голосом по­вторил лейтенант.

—   Гидроакустики! Говорит коммандер Боланд. Доложите данные.

—   Говорит Стенли, сэр. Все тихо. Кроме стайки рыб в ста ярдах справа по борту.

—   Спросите, сколько их и какого они размера? — спросил Питт; его лицо застыло.

Боланд молча кивнул и передал запрос гидроаку­стикам.

—   Примерно свыше двухсот, плывут на глубине три морские сажени.

25
{"b":"154204","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Месяц в небе. Практические заметки о путях профессионального роста
Тонкое искусство пофигизма: Парадоксальный способ жить счастливо
Тысяча сияющих солнц
42 истории для менеджера, или Сказки на ночь от Генри Минцберга
Тайна таежной деревни
Психовампиры
Допустимая погрешность некромантии
Игры стихий
Разумный инвестор. Полное руководство по стоимостному инвестированию