ЛитМир - Электронная Библиотека

Мы сидели очень, как говорится, хорошо. Ели, пили, болтали... Саня совершенно «оттаял» и сыпал своими обычными остротами и шутками даже более активно, чем всегда, явно вдохновляемый Катькиным присутствием. Она в ответ тоже в долгу не оставалась. Я так и сидел под перекрестным огнем их с Саней остроумия, лишь изредка умудряясь вставить какую-нибудь немудреную реплику.

Пирушка наша заметно уже близилась к завершению, а мы с Катькой так ничего еще и не спросили у Сани насчет его возможного участия в истории с письмами. Причем, чем дальше, тем сложнее казалось приступить к этой неприятной теме. Да, впрочем, уже и сама мысль, что Саня может быть замешан в чем-то неприглядном, казалась просто кощунственной и даже глупой.

Тем не менее, выбрав момент, когда Саня с Катькой замолчали, чтобы перевести дух и промочить горло, я как бы невзначай бросил:

— А мне ведь, Саня, так и продолжают приходить письма от Люси...

Саня едва не поперхнулся водкой, стрельнув в сторону Катьки испуганным взглядом.

— А-а... — протянул он, не зная, как сформулировать очевидный вопрос.

— Знает ли Катюха? — помог я Сане и тут же ответил: — Конечно знает! У меня от жены секретов нет. Да и пишет те письма вряд ли Люси... — Я многозначительно замолчал.

— Слушай, если честно, я не помню даже, кто такая Люси, — слегка заплетающимся языком признался Саня. Вид его при этом был донельзя честным и по-пьяному добродушным.

— Это и неважно, — сказал я, тоже не будучи, мягко говоря, трезвым. — Меня беспокоит другое — цель! — И я взметнул ввысь указательный палец, словно прицеливаясь в люстру.

— Поиск цели — это уже цель! — философски изрек Саня.

— Э, нет! — покачал я все тем же пальцем из стороны в сторону. — Кто-то явно хочет выбить меня из седла! Ты не знаешь, кто? — Вопрос был задан, что называется, в лоб, но Саня даже не моргнул. Подумав с минуту, он ответил, разведя с сожалением руками:

— Не знаю, Макс! А зачем им это?

— Что?

— Выбивать тебя из седла?

— Это еще один вопрос! Но узнав ответ на первый, легче будет подойти и ко второму!

— Я всегда знал, что ты умный мужик, — восторженно замотал головой Саня. — Но сейчас ты меня просто... это... восторгнул... восхитил... Короче, давайте выпьем за Макса и его светлую голову!

Мы выпили. Катюха продолжала сохранять молчание, предоставив мне самому «закрыть тему».

— Саня, — продолжил я. — А скажи мне кое-что честно, только без обиды! Хорошо?

— На тебя — не могу обижаться! — прижал Саня руку к груди.

— Это не ты мне пишешь? — спросил я напрямик и, несмотря на выпитое, внутренне сжался.

— Нет, — мотнул головой Саня. — Не я. А что?

— Письма очень уж... странные.

— Как я? — обиженно поджал губы Саня.

— Не, ты прости, я не это имею в виду... — начал выкручиваться я. — Правда, они стран-ны-е! Как будто меня специально «достают»...

— Зачем мне тебя «доставать»? — удивился Саня. — Я тебя ув-в-важ-ж-жаю!

— Ну, может кто-то попросил...

Саня аж вздрогнул и даже будто бы протрезвел.

— Саня Ванеев не продается! — гордо вскинув голову сказал он. — Никогда! Ни-ког-да! Прошу, Макс, запомни это! И ты, Катенька, тоже! А для вас... — тут его снова заметно «повело», — а за вас... я любому горло перегр-р-рызу! Я вас в обиду никому не дам! Дай мне адрес этих гадов, я им напишу! Я им так напишу, что навсегда отстанут!!!

— Ладно, Саня, не надо, я сам! — похлопал я Саню по плечу. — И прости меня! Спасибо тебе за все!

В общем все кончилось тем, что мы полезли с Саней обниматься и целоваться. Катька умирала со смеху, глядя на нас.

Домой мы ушли в половине третьего ночи. Катька про кассету не забыла, и попросив ее на прощанье у Сани, получила с радостным ревом (исходящим от Сани) и «Скользящих», и еще целую гору прочих фильмов впридачу.

15.

Просыпаться ужасно не хотелось. Но кто-то усиленно тряс меня за плечо. Впрочем, что это я — «кто-то»! Катька, кто же еще.

— Вставай, лежебока! — мурлыкала моя женушка. — Вставай, скоро полдень!

— Ну и что! — попытался перевернуться я на другой бок. — Выходной же... И вообще, у меня еще целый отгул впереди!

Но Катьку мои возражения не убедили. Она просто-напросто сдернула с меня одеяло. Я попытался полежать без него, свернувшись калачиком, но как-то было уже неуютно. Пришлось вставать.

После вчерашнего слегка мутило. Все-таки посидели мы хорошо.

— Ты как себя чувствуешь? — спросил я у Катьки.

— Я-то хорошо, — ответила супруга. — Я ведь в вашем соревновании не участвовала.

— В каком соревновании? — не понял я.

— Кто больше выпьет.

— А-а... — вяло протянул я. — Пивка бы...

— Ну, сходи, — смилостивилась Катюха. — Заодно и продуктов купишь.

Пива я взял побольше, чтобы не бегать лишний раз. Катька, конечно, покачала головой, но ничего не сказала. Причем, одну бутылку она «увела» у меня сразу, открыла и приложилась прямо из горлышка. Ага, не учавствовала она в соревновании! Строит из себя...

Впрочем, я на Катьку ничуть не обиделся, поскольку она у меня все равно замечательная! К тому же, я тоже высосал уже бутылочку, и настроение мое стало очень благодушным.

Мы вместе с Катюхой соорудили себе легкий завтрак (или, по времени, даже обед) из принесенных мною продуктов, быстренько его смолотили, запивая пивком, и Катька сказала:

— Ну, а теперь — за дело!

— За какое еще дело? — испугался я. Вот уж чего-чего, а что-либо делать сегодня я никак уж не хотел!

— Как за какое?! — возмутилась Катька. — Забыл? Фильм смотреть и умные мысли высказывать!

Я облегченно вздохнул. Смотреть фильм — это сейчас было именно то, что надо! Насчет умных мыслей — сложнее...

Мы взяли с Катькой по бутылочке пива, раздвинули в зале диван и улеглись рядышком, как голубочки, уставившись в экран телевизора. Потягивая пиво, я вяло следил за событиями фильма. Студент из Сан-Франциско Квин изобретал какое-то антигравитационное устройство, а вместо этого получил способ путешествовать в параллельные миры. Вместе с ним «скользить» по иным измерениям решились подруга Квина — Вейн и профессор математики Артуро. Вдобавок, они случайно «прихватили» с собой темнокожего певца Рембрандта...

Что ж, я люблю, в общем-то, фантастику, но как все в этом фильме казалось шаблонным: изобретатель, пара-тройка друзей, случайный «пострадавший»! Приключения, вызванные последствием изобретения... Притянутый за уши сюжет, несколько глупых шуток на уровне «показанного пальца»... И чем так заинтересовалась Катька?

Нет, с бодуна подобные фильмы смотрятся неплохо, спорить не буду — не надо думать, напрягаться. Но почему Катюха захотела, чтобы я его обязательно посмотрел?

А вот «отважная четверка» оказалась на параллельной Земле, в своем же Сан-Франциско, только при советском строе. Именно на этом моменте я вчера у Сани и вырубил видик. Ага, оказывается после войны в Корее Штаты оказались завоеваны Советским Союзом и теперь у них советская военная диктатура... Вот откуда и солдаты в советской форме, и плакаты с серпом и молотом, и памятник Ленину в парке, и даже... доллары красного цвета с портретом Хрущева! Такой, то есть альтернативный ход истории! И вот ребята эти «скользят» и «скользят» из одного мира в другой, параллельный, и все время оказываются в том же Сан-Франциско, только в разных исторических реалиях.

Вывод: история — штука неоднозначная, ответвлений у нее — бесчисленное множество и, следовательно, столько же одновременно существующих, но невидимых друг другу миров, отличающихся между собой порой совсем незначительно, а иногда — очень и очень. Вот и в фильме этом — то мир, абсолютно похожий на «оригинал» во всем, но у Квина оказывается живым отец — в том, «настоящем» мире погибший в автомобильной катастрофе, а вот зато мир — заваленный снегом и льдом из-за ядерной зимы, еще в одном мире не изобрели атомную бомбу...

15
{"b":"154210","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Почти человек
Монах, который продал свой «феррари»
Энергетика слова. Мир исцеляющих звуков
Убийство Джанни Версаче
Плотность огня
Лузер
Авиатор
Эвермор. Время истины
Осенний детектив