ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Ты можешь поверить мне, что мое заветное желание – вместе с вами увидеть этот день рождения вашего брака. Я хотел бы сделать все возможное, чтобы он вскоре наступил. Вот поэтому я недавно написал письмо пастору Амосу. Но я еще не получил от него ответа.

О…, 20 сентября

Пастор Амос – Вальтеру Т.

Ваше письмо удивило меня необычайно. Миссия ведь ввела у нас в Африке церковное наказание, хотя оно в европейских и американских церквах не практикуется. Пока сами миссионеры подвергали верующих наказанию, не раздавалось голосов протеста. Когда же наказываем мы, африканские священники, вы подвергаете нас критике. Но ведь мы исполняем лишь то, чему научили нас вы.

Кто знает, пришел бы Франсуа к Вам и исповедал бы перед Вами свой грех, если бы на него не донесли? Если бы это осталось между ними, тогда я, может, согласился бы с Вами.

Однако он «раскаялся» только тогда, когда о его грехе узнали другие. Поэтому нам следует убедиться, является ли его раскаяние истинным. Шесть месяцев отлучения от вечери Господней – это только время проверки, а не признак того, что церковь не простила его.

Кроме того, этот случай и для остальных членов церкви должен быть предостережением, которое укрепит их в борьбе с искушениями. Если бы я не подверг Франсуа церковному наказанию, я, может быть, подверг бы других искушению.

Я не могу делать этого. Я несу ответственность за чистоту прихожан. Ведь сказано в Писании: «Посему, кто будет есть хлеб сей или пить чашу Господню недостойно, виновен будет против Тела и Крови Господней» (1 Кор. 11:27). А грех, как известно, угрожает духовной жизни не только отдельного человека, но и всей церкви.

Вот поэтому церковь обязана наказывать грех перед лицом всех верующих. В Библии Бог наказывает грех. Давид был наказан за то, что прелюбодействовал с женой Урии: сын его умер (2 Цар. 12). Анания и Сапфира, солгав, пали бездыханными (Деян. 5:1-11).

Я лучше Вас знаю наших молодых африканских людей. Им очень легко признаться в содеянном, если они таким образом избегут наказания. Путь Ваш весьма опасный. Если прощение можно получить столь легко, если необходимо только прийти к Вам покаяться – и все в порядке, тогда человек действительно впадает в искушение и, вместо того, чтобы оставить грех и бороться с ним, продолжает грешить.

Наказание, напротив, приводит к подлинному раскаянию. Если бы мы не наказали Франсуа, он, вероятно, не раскаялся бы в своем проступке.

По этой причине я не могу восстановить его немедленно на работе в школе. Случай этот стал известен всем учителям и учащимся. Если бы его не уволили, то школьная дисциплина была бы окончательно подорвана.

В старые времена прелюбодеяние в африканском обществе было редким явлением, так как оно наказывалось очень сурово, иногда даже смертью. Миссионеры объявили его главным, если не единственным, грехом.

Таким образом миссионеры превратили прелюбодеяние в запретный плод. Одновременно нам запрещают за это наказывать. Что же нам тогда делать?

Мне все же хотелось бы выполнить Вашу просьбу и посетить семью Сесиль, хотя я могу представить себе, какими аргументами будет защищаться ее отец. Хорошо бы взять с собой Франсуа. Пожалуйста, напишите ему, чтобы он посетил меня.

И…, 22 сентября

Сесиль – Франсуа

Письмо твое утешило меня. Я рада, что ты не сердишься. Я хотела написать тебе уже раньше, но у меня было так много работы в школе.

У меня радостная новость для тебя. Дядя моей подруги Берты работает в министерстве образования. Она говорит, что он хочет предложить тебе место учителя в общественной школе в И… Пожалуйста, согласись на это место. Ты получишь возможность зарабатывать деньги, и тогда мы сможем видеть друг друга каждый день…

Е…, 24 сентября

Франсуа – Вальтеру Т.

Я благодарю Вас за Ваше письмо от 10 сентября. Мне необходимо еще поразмыслить над ним. Сравнение времени обручения с периодом беременности интересно. Только, если ребенок зачат, то можно приблизительно определить дату его рождения. А я не в состоянии этого сделать. И потому ожидание становится столь тяжелым…

Ваше письмо прибыло одновременно с письмом от Сесиль. Я прилагаю его. Интересно Ваше мнение. Могу ли я как христианин преподавать в общественной школе?

Считаете ли Вы правильным наше пребывание в одном городе? Я мечтаю об этом.

Но знаю уже наперед: писем Сесиль мне будет не хватать.

Б…, 27 сентября

Вальтер Т. – Франсуа

… Конечно, ты как христианин можешь работать в общественной школе.

Когда церковь восстановит тебя, ты опять займешь свое прежнее место. Но вот пастор Амос написал мне, что при сложившихся обстоятельствах он считает это невозможным. Мы должны согласиться с его аргументами. Он ведь принимает свои решения перед Богом.

Для тебя это означает, что путь свободен. Бог ведет нас шаг за шагом – точно так, как Он обещает нам только хлеб насущный, а не полное содержание.

Мой совет: соглашайся на это место в И… Может быть, свидетельство твое окажется более действенным, если ты будешь жить среди нехристиан. Бодрствуй и смотри в оба!

Для вашего будущего брака хорошо, чтобы вы встречались чаще. Я писал тебе уже о том, что время обручения является также временем испытания. Ваша совместная жизнь уже началась, но она прежде всего состоит в испытании. Не только ты будешь испытывать Сесиль, но и она будет испытывать тебя. Но испытайте совместно, способны ли вы разделять ваши взгляды и жить вместе пред Богом.

В этом отношении письма весьма полезны, потому что многое, что человек не может высказать, он может написать. Но с помощью писем нельзя узнать друг друга. Вам необходимо встречаться в различных ситуациях, в добром и в скверном настроении. Вам необходимо много беседовать, чтобы узнать, чем живут ваши души.

Молчание – только часть беседы. Вы уже пережили это. Вам нужно проверить, способны ли вы говорить друг с другом и слушать друг друга. Молчаливый брак – это растение, лишенное соков, которое в один прекрасный день засохнет.

Совсем не обязательно, чтобы по всем вопросам у вас было одинаковое мнение. Но вам следует так любить друг друга, чтобы считаться с мнением другого.

В одном отношении вам будет труднее – при ежедневных встречах не переступать дозволенного и противостоять искушению.

Я напоминаю тебе о том, о чем я писал в начале года относительно залога счастья в браке, - возмужании и самообладании. В браке самообладание только тогда возможно, если ты упражнялся в нем до брака.

И еще одно: пастор Амос написал мне, что он хочет посетить отца Сесиль, а потому охотно взял бы тебя с собой. Поэтому, направляясь в И., загляни к нему и обговори день и время! В тот день я в мыслях и молитве буду с вами.

Б…, 28 сентября

Вальтер Т. – пастору Амосу

Письмо Ваше, дорогой брат Амос, весьма корректно, почти холодно. Мне кажется, что мое письмо от 29 августа как-то задело Вас, и Вам трудно было ответить мне.

Тем более я благодарен Вам, что Вы ответили мне, особенно за Вашу искренность, откровенность и честность.

Да, мы, миссионеры, допускали ошибки. Нам надо раскаяться. Я написал об этом Франсуа, в жизненных неудачах которого миссия весьма повинна.

Просто чудо, что Бог, несмотря на наши ошибки, созидает Свою Церковь. Слава Ему за это!

Я не хочу оправдываться. Но дело не во мне. Вопрос касается не только Франсуа, но также и многих других, которые находятся в таком же положении. Ради них нам и следует уяснять себе, в чем же состоит воля Божия. В этом смысле поймите меня, пожалуйста, правильно, если я поставлю несколько вопросов по поводу Вашего письма.

14
{"b":"154211","o":1}