ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Ду ю спик инглиш?

Незнакомка вновь напевно что-то ответила, но явно не по-английски. Немецкий Спиридонов изучал когда-то в школе, но хоть и не помнил из него ни черта, все-таки понял, что это и не немецкий. Чтобы хоть как-то наладить общение, Спиридонов ткнул себя в грудь указательным пальцем и четко произнес:

— И-ван!

— Ии-ваан! — пропела девушка, слегка улыбнувшись и показав на Спиридонова.

— Правильно! — обрадовался тот. — А ты? Как твое имя? — спросил он, показав на незнакомку и снова смутился от вида обнаженного женского тела, покрытого красивым ровным загаром.

Девушка, казалось, поняла вопрос, поскольку тут же ткнула в грудь себя и сказала:

— Иилмаа.

— Илма, значит, — довольно улыбнулся участковый. — Ну, вот и познакомились!

Потоптавшись на месте, не зная, что предпринять далее, Спиридонов сделал, наконец, приглашающий жест по направлению к дороге.

— Пойдемте к машине, — сказал он, понимая, что его слова ничего для Илмы не значат. — Чего в лесу-то комаров кормить!

Он медленно пошел в сторону дороги. Оглянувшись, Спиридонов с облегчением увидел, что девушка следует за ним.

Возле “УАЗика” участковый остановился, поджидая Илму. Когда она поравнялась с ним, Спиридонов заметил, что девушка дрожит. Было семь часов вечера, и надо сказать, что в лесной тени стало уже довольно свежо. Иван Валентинович снял с себя китель и осторожно набросил его на плечи Илме. Та благодарно посмотрела на него и сказала: “Таанээ!” Даже без переводчика Спиридонов понял, что это означало “спасибо”.

Заканчивая свой рассказ, Иван Валентинович добавил:

— Ну, вот я и привез ее пока сюда! В город везти — уже смысла не было, последний паром ушел. Да и куда ее там везти — в милицию, что ли, чтобы ее там в камере ночь продержали? Знаю я нашего брата!

— Ну, хорошо, — сказал Алексей. — А дальше-то вы что с ней намерены делать?

— Завтра посмотрим! Может, что-нибудь сумеет о себе объяснить... Странно, вообще-то, все это! Как она в том лесу оказалась? Почему так одета? Почему говорит не по-нашему? Тут ведь у нас иностранцев отродясь не было! Да и вообще... Что-то тут не так...

— Иван Валентинович! — осенило вдруг Алексея. — А вдруг она тоже из этих?

— Из каких еще “этих”? — насторожился участковый.

— Ну, которые всю эту кашу тут у нас заварили! Пришельцы, что ли, или... черти?

— Так она же не страшилище... Хотя, постой, говорит не по-нашему... — Спиридонов задумался, а потом произнес: — Черти, говоришь? Значит, могут быть и ангелы?

— Что-то типа того! — согласился Алексей.

Мужчины замолчали, каждый обдумывая что-то свое. У Алексея стала наклевываться в голове какая-то мысль, но он никак не мог ухватить ее суть. Наконец, так и не осмыслив до конца, для чего ему это надо, он спросил Спиридонова:

— У вас есть подробная карта района?

— Конечно, есть! — утвердительно кивнул тот. — Пошли!

Вернувшись в дом, участковый достал крупномасштабную карту района и разложил ее на лавке, а потом вопросительно посмотрел на Алексея.

— Покажите, где вы подобрали Илму, — попросил Алексей.

Спиридонов достал остро отточенный карандаш и сделал на карте небольшую отметку.

— Дайте мне карандаш! — попросил Алексей. Затем, всматриваясь в знакомые ориентиры, он поставил на карте еще одну отметку и пояснил:

— Вот здесь ребята увидели первое страшилище.

Спиридонов, начиная понимать, куда клонит парень, взял у него карандаш и поставил третью точку на карте:

— А вот здесь — так называемая Чертова пещера!

Теперь уже оба — и Алексей, и участковый — с изумлением уставились на карту: три сделанные ими отметки составляли вершины равностороннего треугольника с длиной каждой из сторон в двадцать километров! Спиридонов метнулся в соседнюю комнату и принес оттуда линейку. Замерив расстояния между отметками, он пробормотал:

— Совершенно одинаковые расстояния!

— Что вряд ли случайно! — подытожил Алексей.

— Значит так! — принял решение участковый. — Завтра прочесываем лес в окрестностях, затем я поговорю все-таки с Васькой и Серьгой, а послезавтра, с утра пораньше, пока не нагрянули фээсбэшники, мы с тобой и двинем!

— Куда? — не догадался сразу Алексей.

— К Чертовой пещере!

Глава 10

Утро, однако, внесло в намеченные планы свои коррективы.

Алексей проснулся рано, как только вернулась, подоив и отправив на выпас корову тетя Вера. Наскоро перекусив, он направился к дому участкового. Войдя во двор Спиридоновых, он увидел там человек восемь местных мужиков и парней —добровольцев для поисков Кольки. Мужики молча сидели и курили, парни вполголоса переговаривались стоя. Все они прислушивались к чему-то, происходящему в доме. Увидев Алексея, все разом обернулись к нему. Алексей поздоровался и зашел в дом. А там он застал странную картину.

Если бы не серьезность ситуации, Алексей бы, наверное, не удержался от смеха: по комнатам, подобно гибкой пантере, носилась вчерашняя девушка, причем — совершенно обнаженная. Она явно пыталась вырваться из дома, но пути к двери и окнам ей загораживали, растопырив руки, насмерть перепуганные жена, дочь участкового и Мария Пеструхина. А за самой беглянкой носился Иван Валентинович, будучи в одних трусах и майке. Он запыхался и матерился, на чем свет стоит! Самое смешное заключалось в том, что стоило ему попытаться схватить девушку, как он тут же отдергивал руки, коснувшись ненароком обнаженных женских выпуклостей.

Сама же Илма походила на испуганного загнанного зверька, а еще больше — на птицу, залетевшую случайно в раскрытое окно и мечущуюся теперь в поисках выхода. Большие глаза ее были широко открыты, грудь часто-часто вздымалась, а из горла вырывались стонущие крики на незнакомом языке.

Заметив вошедшего Алексея, девушка вдруг резко остановилась, будто наткнувшись на невидимую стену. В ее взгляде он прочитал такое страдание, такой призыв о помощи, что не помня себя, бросился к ней и заключил в свои объятия. Жар обнаженного женского тела словно перелился внутрь Алексея и забился, запульсировал в висках, в сердце и внизу живота. Почти девять месяцев не обнимавший женщину, Алексей почувствовал сильное возбуждение и совершенно растерялся. Он стал гладить Илму по золотистому ежику волос, ласково приговаривая при этом какую-то чушь. А девушка уткнулась в плечо Алексея, вся просто вжалась в него и неожиданно громко, в полный голос разрыдалась. Алексей растерянно оглянулся, взглядом ища поддержки у хозяев. Анна Сергеевна быстро подскочила к Илме с халатиком в рукам и попыталась набросить его на плечи девушки. Но та дернулась всем телом, протестуя, и тогда Алексей сам, осторожно разжав объятия, попытался надеть халат на Илму. Девушка снова дернулась, но Алексей, шепнув ласково: “Ну что же ты, глупенькая? Все хорошо, все очень хорошо, надень это, пожалуйста!”, все-таки сумел нацепить халатик на ее плечи.

Рыдания Илмы вскоре перешли во всхлипы, зато все ее тело стала бить крупная дрожь. Алексей так и стоял с ней посреди комнаты, не зная, что предпринять. Видя, что девушка почти успокоилась, Анна Сергеевна шепнула Алексею: “Пусть полежит на диване, а вы рядом посидите пока, ну а я сейчас чайку ей сделаю, с травками успокаивающими!” Алексей осторожно повел Илму в соседнюю комнату. Девушка не сопротивлялась, покорно ступая босыми ногами по некрашеным половицам. Затем она безропотно легла на диван. Алексей накрыл девушку легким одеялом, и присел на самый краешек дивана. Илма взяла в свои руки ладонь Алексея и, казалось, успокоилась полностью. Только глаза ее по-прежнему продолжали излучать боль и тоску.

Из хозяйской спальни вышел, уже полностью одетый, участковый. С опаской поглядывая на притихшую гостью, он сказал, все еще отдуваясь:

— Фу-у! Ну и задала она нам сегодня жару! Анна еще у скотины была, я только вставать собирался, вдруг слышу — вскочил кто-то и завыл, как раненная волчица! Я с постели вскочил, в чем был, гляжу — Илма эта сдирает с себя клочьями “ночнушку”, что вчера ей Анна надела, и воет! А потом метаться по избе начала! Валька, дочка, перепугалась, тоже в ночной рубашке выскочила, деру хотела дать, только дверь открыла — Илма за ней! Я ору: “Закрой дверь, не пускай ее!”, а та тоже орет: “Я ее боюсь!” Хорошо Анна как раз зашла с Марией! Ну, у нас тут эти гонки и начались!

14
{"b":"154213","o":1}