ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— А с чего это она вдруг? — осторожно косясь на Илму, спросил Алексей.

— А хрен ее знает! — ругнулся Спиридонов. — Видать, вчерашнее пережитое прорвало. Знаешь ведь, как бывает: человек чудом смерти избежал — пуля по волосам чиркнула, например, так он сначала вроде ничего, крестится да отдувается только, а на другой день — истерика, нервный срыв! Человеческая психика, мать ее ети, — тонкая штуковина!

Заметив, что Алексей во время этого разговора все время опасливо косится на девушку, Иван Валентинович заметил:

— Да ты не бойся, не понимает она ничего по-русски! Это, кстати, очень хреново! Нам бы знать: кто она да откуда — стали бы что-то решать! — Тут он выразительно посмотрел на Алексея и добавил: — Ты вот что, парень! Новое заданье тебе! Я сейчас с мужиками по лесу пробегусь, Кольку поищем, а ты давай — за красавицей нашей поухаживай...

— Но... — попытался было что-то сказать Алексей, хотя и не особенно категорично.

— Никаких “но”! — отрезал участковый. — Если она опять завзбрыкивает — Анне и Вальке с ней не справиться! А тебя, вишь, — она слушается! А раз так, может и язык с ней общий найдешь, чего-нибудь разузнаешь! Короче, здесь от тебя пользы больше будет, чем в лесу!

Алексей полностью согласился с доводами Спиридонова. Да, если уж совсем честно, он и не хотел почему-то никуда сейчас уходить от Илмы. Но и признаться в этом он побоялся бы даже себе самому.

Анна Сергеевна подала в свободную руку Алексея кружку с душистым чаем. Другая его ладонь так и лежала в руках Илмы.

— Напоите ее чайком обязательно, — сказала женщина почему-то шепотом. — Ей сразу полегчает! Этот чаек меня еще бабка заваривать научила, а уж она-то толк в травах знала!

Анна Сергеевна быстро выскользнула из комнаты, и Алексей протянул кружку Илме.

— Попей, — сказал он как можно более ласково.

Девушка, казалось, поняла сказанное, а скорее — действительно хотела пить; поэтому она выпустила наконец руку Алексея, приподнялась на локте, ухватилась за кружку обеими руками и жадно стала пить. Чай, видимо, и правда был вкусным, потому что легкая улыбка неуверенно тронула губы девушки.

— Вкусно? — спросил Алексей, улыбнувшись в ответ

— Вкуусно... — неожиданно ответила Илма и добавила вдруг: — Маать ейоо етии!

Алексей не выдержал и расхохотался. Девушка переливчато-звонко рассмеялась в ответ.

— Ты, я смотрю, к языкам способная! — отсмеявшись, сказал Алексей. — Быстро все схватываешь! Только не то, что нужно! Давай лучше знакомиться!

Тут Алексей показал на девушку и утвердительно произнес:

— Ты — Илма!

— Иилмаа! — согласилась девушка.

— Ну а я — Алексей!

— Аалиисееи... — попыталась повторить Илма.

Алексей отрицательно покачал головой и сказал:

— Лучше тогда так: Ле-ша.

— Лиоошаа, — послушно сказала девушка.

— Годится, — кивнул Алексей. — Давай теперь попытаемся разобраться, откуда ты. Слушай внимательно!

Хоть и обсуждали уже Алексей с участковым идею, что девушка может оказаться “из той же серии”, что и зловонное чудовище, до конца поверить в это Алексей не мог. Надежда на то, что это обычная заблудившаяся иностранка, была велика. Поэтому Алексей начал четко, раздельно, выговаривать названия различных стран на разный лад:

— Финляндия? Суоми? Дания? Дэнмарк? Шведен? Норген? Эстония? Литва? Латвия? Холланд?

Алексей перебрал кучу стран, назвав даже зачем-то Белоруссию, но Илма только удивленно хлопала пушистыми длинными ресницами, не понимая, чего он от нее хочет.

Тогда в голову Алексею пришла очевидная идея. Он даже охнул, удивляясь, что не подумал об этом сразу. Выглянув в соседнюю комнату, он спросил у хозяйки:

— У вас есть атлас?

— Атлас? — удивилась Анна Сергеевна. — Конечно есть!

Через минуту она принесла “Малый атлас мира”, изданный еще в СССР. Но это сейчас не имело значения, ведь очертания материков, да и большинства стран с тех пор не изменились. Раскрыв перед Илмой атлас на той странице, где мир был представлен в виде двух цветных полушарий, Алексей ткнул пальцем правее и выше Москвы:

— Мы сейчас здесь. А откуда ты? Илма — откуда? — вопросительно провел он кончиками пальцев по карте.

Сначала Илма смотрела на карту ничего не понимающим взглядом. Вдруг она резко вздрогнула, выхватила книгу из рук Алексея и уставилась в нее так, будто увидела готовящуюся к броску змею.

— Аака таа?! Аака таа?! — закричала девушка, тыча ладонью в карту полушарий и глядя на Алексея, как осужденный на казнь — умоляя о помиловании. Затем она резко отбросила атлас, уткнулась лицом в подушку и вновь зарыдала.

ЧАСТЬ 2. ВЕРШИНА УГЛА

Глава 11

Старая “Казанка” разрывала дюралюминиевым носом маслянистую гладь реки. Проплывал справа по борту, совсем рядом, поросший кустарником берег, слева же тянулась желтая песчаная отмель, а над самим левым берегом возвышался величественный сосновый бор.

“Красотища-то какая! — в который уж раз подумал сидящий у руля участковый Иван Спиридонов. — Разве сравнятся со всем этим всякие там Антальи да Канары? И о чем туристы думают? Хотя, и слава Богу! Туристов тут только не хватало! Враз все обгадят!”

Позади Спиридонова в катере сидели Алексей Белозеров и Илма, оба в выцветших бледно-зеленых ветровках, голубых джинсах — как те самые туристы, о которых размышлял участковый. На голове Алексея была синяя кепка-бейсболка, а на Илминой красовалась желто-черная косынка, так что теперь ничего не выдавало в девушке загадочного, возможно — внеземного, происхождения. Эксперимент с атласом, предпринятый вчера Алексеем, склонял к этому выводу очень уж откровенно: Илма не узнала Землю! А вот к языкам она и впрямь оказалась очень способной: разговаривая с Илмой постоянно и поясняя, как только возможно, каждую фразу и слово, Алексей уже к вечеру смог довольно свободно общаться с ней на “общие” темы. Так, он выяснил, что живет девушка в селении Ауулаа, также расположенного рядом с рекой и лесом. Только лес там был другим, каким — Алексей так и не понял, и было теплее. Еще он выяснил, что недалеко от Ауулаа находился то ли город, то ли просто крупное селение. Во всяком случае, Илма говорила так: “Большой-большой дом-камень”, а поскольку понятия “большой” и “много” она еще, порою, путала, Алексей “перевел” эту фразу так: “Много-много каменных домов”, то есть, говоря попросту, “город”. Еще Илма рассказала, что жила с матерью, отцом и братьями, но сейчас мужчины кого-то “бьют” (как понял Алексей — воюют). Сама Илма в тот злополучный день была в своем лесу, собирала какую-то “меелооу” (грибы, что ли?), затем кто-то то ли напал на нее, то ли напугал, она стала убегать и... оказалась уже в нашем лесу! Такая вот история. К сожалению, очень маленький словарный запас Илмы мешал выяснить подробности, но уже и это было “кое-что” по сравнению с “ничем”.

Спиридонов уменьшил обороты двигателя и направил катер в сторону глинистого берега. За несколько метров до него он совсем заглушил мотор, и в наступившей тишине лодка с легким шуршанием наползла носом на сушу.

— Все, накатались, — сообщил участковый. — Вылазьте, дальше пешком потопаем!

— Пешком — делать ноги «топ-топ»? — уточнила Илма, потопав для достоверности старенькими кроссовками по дну катера.

— Возможно, “делать ноги” нам тоже придется, — помрачнев, буркнул Спиридонов.

Илма непонимающе обернулась к Алексею:

— Я неправильно сказал?

— Дядя шутит, — тоже невесело отозвался Алексей.

— Он брат твой папа-мама? — удивилась Илма.

— Почему? — растерялся Алексей.

— Дядя — это брат одного из родитель! — прилежно выговаривая запомненную формулировку, ответила девушка.

— У этого слова есть и другой смысл, — пояснил Алексей. — В данном случае “дядя” значит просто “мужчина”...

15
{"b":"154213","o":1}