ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Оставленный в покое Лекер, против ожидания, не бросился бежать, а размазывая по лицу кровь и сопли, остался стоять перед плачущим Алексеем.

— Зачем? Зачем ты это сделал?! — выдавил, наконец, из себя Алексей, с ненавистью глядя на опустившего голову Лекера.

— Если бы ты погиб, я бы никогда не смог вернуться домой, — промямлил тот, не поднимая головы.

— Какая же ты сволочь! Я именно это просил сделать Илму! — крикнул Алексей.

— А если бы она не смогла, или... не захотела это сделать?

— Ты... мразь! — задохнулся от негодования Алексей.

— Без тебя меня бы здесь просто убили! — неожиданно твердо сказал Лекер, подняв голову.

— Да с чего ты это взял?!

— С того! Ты что, забыл, с чего началось для меня здешнее гостеприимство? Мою казнь остановил ты, а после твоей смерти ее бы великодушно закончили!

— Ты — неблагодарная скотина! Теперь бы я тысячу раз подумал, прежде, чем ее останавливать!

— Вот видишь, даже ты... — хмыкнул Лекер.

— Что я?!

— Ничего... — вновь опустил голову Лекер. — Ты подумал не то, что сказал... Ты подумал: “И зачем я тогда вмешался!”

— Прекрати шарить в моих мыслях! — вскочил на ноги Алексей, вновь сжимая кулаки.

— Уже прекратил! — попятился Лекер.

— Я сегодня же отправлю тебя домой! — выкрикнул Алексей прямо в лицо Лекеру. — И, надеюсь, никогда больше тебя не увижу!

Лекер кивнул смиренно, не сказав более ни слова.

Глава 22

Алексей достал из рюкзака хрустальную призму, которая, по словам мага Туунга, должна была открыть точку перехода в данной “вершине угла”. Он подошел поближе ко входу в пещеру, куда доставали еще прямые солнечные лучи. Поставив кристалл на освещенный солнцем каменный пол пещеры, Алексей стал поворачивать его, пока преломленный, разложенный на семь спектральных составляющих цветов луч не озарил собой то место, откуда попали в сей мир Алексей, Илма и Лекер всего пару дней назад. Сначала ничего не происходило, и Алексей подумал, что он делает что-то не так, но уже секунд через десять он увидел, что семицветный луч словно бы высветил нечто в воздухе. Первой мыслью Алексея было, что это просто сетчатка его глаз посылает в мозг ложный сигнал остаточного следа солнечных бликов от призмы, на которую он смотрел перед этим. Однако, туманное розовое пятнышко, будто висящее в воздухе, стало постепенно увеличиваться в размерах, изменяя свой цвет на более насыщенный и яркий. И вот уже перед стеной пещеры, а может даже в ней самой, пурпурно замерцало знакомое “окно”.

Алексей нагнулся, чтобы взять призму, и тут же мысленно ахнул: “Как же я смогу взять этот кристалл? Ведь тогда пропадет окно!” Однако, он все-таки поднял призму с пола и облегченно выдохнул, увидев, что “окно” осталось на месте. Подозревая, однако, что оно может исчезнуть в любое мгновение, он быстро и неловко обнял Аарнуу, еще раз шепнув ему: “Береги Илму!”, а затем, быстро и не оглядываясь зашагал к “окну”, почти грубо потянув за собой Лекера. Тот, впрочем, и не противился, с опаской оглянувшись напоследок на суровое лицо брата Илмы.

На этот раз Алексею показалось, что он летит, как во сне, над сказочными розовыми скалами, не ощущая веса своего тела, не зная даже наверняка, есть ли оно у него вообще. Было только очень приятно, почти так же, как в далеком детстве, засыпая, чувствовать нежное прикосновение к своим волосам ласковых маминых рук, слушать уже ускользающие из полусонного сознания напевные звуки ее мягкой как пух колыбельной... Он действительно увидел перед собой мамино лицо — молодое, с добрыми, слегка усталыми, прекрасными серыми глазами, с печальной улыбкой в уголках губ.

— Мама! — прошептал Алексей и больно ударился коленями об острые камни. Рядом грузно и шумно рухнул Лекер. Алексей, шипя от боли, обвел вокруг взглядом. Скалы, почти такие же, как в недавнем видении, только не розовые, а обычные, серые, окружали их с Лекером. Причем, очень и очень знакомые скалы! Вон и черное отверстие пещеры, в которое заставила его когда-то слазать Лариса, вон и невысокая гряда огромных булыжников, с которых нырнули совсем недавно в “черничный кисель” они с Илмой и Спиридоновым... Вот только “киселя”, розового тумана, больше не было. Но в том, что это была Земля, Алексей не сомневался.

Голубое небо с легкими облачками показалось Алексею тусклым по сравнению с небом Илминого мира, зато оно было таким родным! Хотелось вдыхать и вдыхать этот воздух, такой прохладный после жары яркокрасочной страны! Впрочем, Алексей быстро опомнился. Их опять занесло не туда! Ведь теперешней целью была, к сожалению, не родная Земля, а зловонный мир уродливых чудовищ, похитивших мальчика Колю. Не найти его сейчас казалось для Алексея просто предательством по отношению к Спиридонову, к Илме...

Алексей посмотрел на Лекера. Он почему-то не испытывал уже ненависти к этому существу, которого еще совсем недавно обучал смеяться и шутить и которое отняло у него самое дорогое, правда, при этом и именно этим спасшее его собственную жизнь. В чем, по сути, виноват Лекер? Алексей сейчас, на холодную голову, понял вдруг, что не может дать однозначного ответа на этот, казалось бы, простой вопрос. Он спас жизнь ему, Алексею, пожертвовав при этом другой жизнью. Погибнуть все равно кто-то был должен! Но для самого Лекера выгоднее было, чтобы этим “кем-то” был не Алексей! Ведь конкретно против Илмы он ничего не имел, просто никто другой не стал бы его слушать, а если бы и стал — как знать, согласился бы обменять свою жизнь на жизнь пришельца из иного мира. Лекером руководил лишь холодный расчет, ничего более, причем сальдо этого расчета составляла жизнь собственная. Это можно понять? Это можно простить? Наверное, да, подумал Алексей. Но почему-то смотреть на Лекера было все равно тяжело.

— Добро пожаловать на мою родину, — все-таки выдавил из себя Алексей.

— Да? Это и есть Земля? — заискивающе-изумленно отозвался все еще сидящий на камнях Лекер, хотя Алексей был почти уверен, что Лекер уже и так “в курсе”.

— Тебе нравится? — угрюмо усмехнулся Алексей.

— О, да! — восторженно закивал Лекер. Он медленно поднялся с земли, ощупывая свое ушибленное при падении тело.

— Ну, хорошего — помаленьку! — сказал в ответ на это Алексей. — Поехали дальше!

— Постой, погоди немного! — остановил вдруг его Лекер.

— Чего еще?

— Но я хочу увидеть твой мир побольше!

— Некогда! — отрезал Алексей.

— Ну хоть чуть-чуть! — взмолился Лекер. — Дай я хотя бы взберусь на эту гряду и посмотрю вокруг! Отсюда же, кроме скал, ничего не видно!

— Да зачем тебе это? — раздраженно буркнул Алексей.

— Как зачем?! Ведь я вряд ли когда-нибудь еще здесь побываю! Ты вернешь меня сейчас домой, меня схватят, расстреляют... — Лекер жалобно шмыгнул носом.

— Ладно, не ной, — согласился вдруг Алексей. — Даю тебе полчаса. Смотри, не сорвись только, а то еще тащить тебя на себе...

— Я быстро, я осторожно! — обрадовался Лекер и побежал к каменной гряде.

Алексей уселся на теплый, нагретый земным солнышком камень и стал размышлять, пытаясь составить хотя бы приблизительный план дальнейших действий.

“Что же все-таки делать с Лекером? — первым делом подумал Алексей. — Я ему-то сказал, что отправлю его домой, а вот как будет на самом деле?”

Действительно, думал он, во-первых, нет гарантии, что мы попадем сразу в серый мир. Во-вторых, может, действительно, оставлять Лекера там — жестоко? Если он попадет в руки хронистов, то наверняка пострадает, а скорее всего — погибнет. Кому от этого станет лучше? Разве потеря Илмы станет от этого менее горькой?

К тому же, Алексей все-таки гнал от себя мысль, что Илма погибла. С ней произошло нечто необъяснимое, странное, страшное, но все же — это не смерть, Алексей был почти уверен в этом. “Найду Кольку и вернусь к ней, — думал Алексей, успокаивая себя. — Снова схожу к Туунгу, наверняка он что-нибудь придумает, или хотя бы посоветует!”

31
{"b":"154213","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Уборщица. История матери-одиночки, вырвавшейся из нищеты
Хулиномика 3.0: хулиганская экономика. Еще толще. Еще длиннее
Демонический рубеж (Эгида-7)
Счастливая лиса Джунипер
Не работайте с м*даками. И что делать, если они вокруг вас
Рассказ дочери. 18 лет я была узницей своего отца
Охота на миллионера
Чужая жизнь
1917: Да здравствует император!