ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Михаил Дмитриевич, — непонимающе нахмурился Алексей. — А как же вы? Вам-то не они разве голову, извините, отрезали?

— Во-первых, я — не наннг! — жестко сказал Митрич, и непонятно было: оправдывает он этим регинян, или осуждает. — А, во-вторых, случай со мной как раз во многом показателен!

Михаил Дмитриевич помолчал немного, собираясь с мыслями, и продолжил:

— До встречи с нами наннги не знали ни одной другой разумной расы. Все живое, окружавшее их на родной планете, как я уже сказал, было в большинстве своем враждебным окружением. И тут — такой случай! Я имею в виду случай с Тгером. Открывшееся “окно” в иной мир было для регинян такой же неожиданностью, как и для нас. Тгеру не повезло — он оказался рядом. Подвело любопытство. У нас говорят: “Любопытной Варваре на базаре нос оторвали”, а Тгеру повезло еще меньше — оторвали голову! Еще, правда, пальцы, но это ерунда — щупальца у наннгов регенерируются, а вот голова — нет. Правда, тут есть одна особенность: будь на месте Тгера человек — он бы погиб безвозвратно, но дело в том, что голова у наннгов выполняет несколько иную функцию, чем у нас... Знаешь анекдот про боксера, у которого спросили, зачем ему нужна голова?

— А еще я в нее ем! — подхватил Алексей.

— Во-во! — закивал Митрич. — Это как раз про наннгов! Голова у них несет на себе органы зрения, слуха, обоняния, а еще они дышат через рот и им едят! Все! Мозг же наннгов все та же регинянская эволюция защитила от прожорливых врагов более основательно, упрятав его в живот! Так что, потеряв голову, Тгер не потерял жизнь, благо здешняя медицина — высочайшего, я бы даже сказал фантастического уровня, однако, инвалидом Тгер стал. Местная наука творит чудеса: созданы здесь и искусственный глаз, и то же ухо — хуже, правда, с обонянием и совсем плохо со вкусом, — но... живое — есть живое! Можно бы было воспользоваться головой донора, однако, морально-этическая сторона подобной операции столь сложна для наннгов, что... Короче, Тгер решил, что лучше будет жить совсем без головы, чем с головой другого — умершего, разумеется, естественной смертью — наннга.

Однако, проход в иной мир открылся снова, уже на более долгое время, потом еще и еще... Наннги решили снарядить экспедицию на поиски головы Тгера. Риск был очень большой! Но, помимо генетической заботы о здоровье ближнего — в данном случае Тгера — сыграла свою роль и научная любознательность наннгов. Шутка ли — целый неизведанный мир! Окно перехода выглядело стабильным уже несколько часов. И наннги решились! Двое исследователей отправились на Землю. Они попали к нам ночью, да еще в такой глухой местности, как наши края, поэтому на глазок определили нашу цивилизацию, как первобытную, пусть уже и не каменный век, но так — где-то ранний феодализм! — Митрич усмехнулся собственной шутке и продолжил свой рассказ:

— Поэтому-то они особо и не церемонились, когда вступили в контакт с первым землянином, а это был Колька, — кивнул Михаил Дмитриевич бородой в Колькину сторону. — Общаются наннги с помощью телепатии, с помощью нее же обратились они и к нашему Николаю...

Колька при этих словах горделиво шмыгнул носом, а Алексей не удержался и прервал Митрича:

— Что же это получается? Наннги пользуются телепатией, народ Лекера — тоже, даже Илма и ее соплеменники умеют ставить и снимать какие-то мысленные блоки! Одни мы...

— А что мы? — удивился Митрич. — Мы, скорее всего, тоже умели, да разучились! Помнишь библейскую легенду про Вавилонскую башню? Да и в современной истории было немало случаев, которые кроме как телепатией трудно объяснить... Мы сами не знаем всех своих способностей! А телепатия, кстати, — это очень естественно, разумно, я бы даже сказал — логично! Это интересная, но очень большая и долгая тема, а у нас не так уж много времени, чтобы отвлекаться. Так что прости, я продолжу!

— Да-да, конечно! — согласился Алексей.

— Так вот, наннги даже не заходили в дом Николая, пообщавшись с ним прямо сквозь стены, а вот когда он рассказал им, где находится отрезанная голова — наведались ко мне уже в натуре. Надо сказать, напугался я тогда здорово, и если бы не выпитая перед этим с тобою водка — сердчишко мое могло бы и остановиться... Впрочем, оно и так остановилось несколькими минутами позже...

— Так это была все-таки месть? — не удержался и спросил Алексей.

— Нет, — уверенно помотал головой Митрич. — Все было очень цивилизованно и корректно, несмотря на то, что наннги, как я уже сказал, продолжали считать нас полудикими существами. Они спросили у меня, где голова. Я все понял и отвел их в погреб. Видимо, наннги надеялись на то, что голову Тгера можно еще восстановить. Увидев же, что с нею стало после костра, региняне пришли в ужас! Они общались друг с другом хоть и телепатически, но абсолютно, видать, не принимая меня за существо достаточно разумное, — буквально “открытым каналом”. И вот тут-то я усек, что пришла им в голову — тогда-то я не знал еще, что головы у них пустые как барабан! — мысль использовать в качестве донора кого-нибудь из землян! Причем обсуждали они это совершенно на полном серьезе! И вот тут-то я принял решение. Причем, сам себе удивился, когда удумал такое! Но ведь и правда: я уже пожил, а эти пришельцы пойдут сейчас — чью-нибудь жизнь молодую отнимут, не поморщась! “Эй, ребятки! — говорю я своим гостям. — Чтобы вам не ходить — не мучаться, ноги не стаптывать, берите вот мою голову, коли подойдет!” Наннги на меня уставились, глазищи свои яйцеобразные вылупили — только что рты не раскрыли! Очухались, правда, быстро, достали какой-то приборчик, что-то там во мне измерили, посчитали и говорят: “Твои параметры нам подходят!” Я и проститься с жизнью не успел, а они тем же приборчиком — вж-ж-жик! — и очнулся я уже здесь. Сначала противно, конечно, было, но потом я привык, даже интересно стало. Но самое главное — наннги впопыхах проглядели, не поняли, что мы-то как раз головой думаем! Так что в теле Тгера стало сразу две личности сосуществовать — моя и его! Он, когда понял это, испугался очень, даже хотел, чтобы ему снова голову ампутировали, но потом одумался — уж больно ему моя голова понравилась! Да и “язык” мы с ним общий быстро нашли. Я ведь человек не вредный, сильно не нахальничал, иногда только “порулить” просил, а так, в основном, Тгер сам своим телом распоряжался. Зато самое интересное и для меня полезное то, что я его мысли всегда слышу, а он мои — только тогда, когда я этого хочу!

— Значит, и сейчас он вас не слышит? — уточнил Алексей.

— Не-а! — довольно усмехнулся Митрич. — Да и по силе я ему не уступаю, видел, как я его быстро уломал, чтобы с тобой побеседовать?

— Ну, с вами теперь все более или менее ясно, — сказал Алексей, хотя от услышанного у него ум за разум заходил. — А зачем им понадобился Колька?

Михаил Дмитриевич сразу как-то потух. Он опустил голову, улыбка исчезла с его лица, а в глазах мелькнули злые искры.

— Про Белку и Стрелку знаешь? — спросил Митрич, не глядя на Алексея.

— Про собак, которые перед Гагариным в космос летали? — удивился Алексей.

— Именно... — процедил сквозь зубы Митрич.

— Ну? — растерялся Алексей. — При чем тут собаки?

— А Колька... да и ты теперь — вы и есть как раз Белка да Стрелка!

— Это как?! — непонимающе ахнул Алексей. — В каком смысле?

— А вот так! — посмотрел Митрич уже прямо в глаза Алексею. — В самом прямом.

Митрич поморщился, помотал головой, словно стряхивая с нее нечто омерзительное и гадкое, и заговорил, уже не весело, как при рассказе о себе, а сухо и строго:

— Я говорил уже, что наука у регинян развита очень сильно. Нельзя сказать, что они во всем опережают нас, но есть некоторые области... Самое главное — они смогли обуздать гравитацию! Антигравитационные устройства используются здесь повсеместно! Даже это кресло, эта кровать на которых мы сейчас сидим — имеют антигравитационную компоненту. Но, такова уж физика этого явления, или просто наннги не дошли пока до полного решения проблемы, короче говоря, они умеют блокировать гравитацию только непосредственно у поверхности планеты. Чем выше — тем воздействие их устройств слабее. До километра вверх наннги полностью могут нейтрализовать гравитацию, а вот выше — гравитация снова начинает вступать в силу. На высоте порядка 25-30 километров блокировка уже окончательно не действует. Поэтому для полетов в космос использовать это открытие нельзя. Напрямую нельзя, но ученые Рега придумали, как заставить антигравитацию послужить и в деле освоения космического пространства. Они создали ракету, совмещающую в себе антигравитационную установку и собственно ракетные двигатели. До высоты порядка 10 километров ракета поднимается исключительно за счет антигравитационного двигателя со специальным аккумулятором энергии, образно говоря — “маховиком”, который позволяет подняться выше одного километра, где начинает уже незначительно действовать гравитация. На высоте примерно 10 километров включается вспомогательный реактивный двигатель, помогающий антигравитационной установке компенсировать все возрастающее действие гравитации. А уже на высоте 25-30 километров включается маршевый ракетный двигатель, который и выводит спутник на орбиту. Таким образом, экономится ракетное горючее, вес самой ракеты уменьшается, и даже нет необходимости делать ракету многоступенчатой, как у нас на Земле.

35
{"b":"154213","o":1}