ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Когда первое чувство голода было утолено, и Алексей, сыто отдуваясь, откинулся на спинку массивного стула с резной спинкой, хозяин замка нарушил молчание:

— Ну что ж, продолжим наше знакомство?

— Это были вы — там, во сне? — полуутвердительно спросил Алексей.

— А ты разумен! — ответил Маг и добавил, как тогда, во сне: — С тобой можно иметь дело!

— Вы действительно не местный, — не зная, с чего начать разговор, брякнул Алексей.

— А ты наблюдателен! — засмеялся хозяин замка. — Хотя я тебе об этом уже и так говорил.

— Так откуда вы?

— По большому счету, это не имеет значения. Даже если я назову тебе название моей родины — что это тебе даст? К тому же, моей родной планеты уже давно не существует... — Маг заметно загрустил, но тут же собрался и продолжил: — Я посетил уже столько миров, что считаю себя частью Вселенной, это я тоже тебе уже говорил. Между прочим, я был и на вашей планете!

— Вы были на Земле?! — ахнул молчавший до этого Колька. — Вы знаете, где она?!

— Мне незачем это знать... — непонятно ответил Маг. — К тому же, это было так давно!

— Как давно? — заинтересовался Алексей.

— Семьсот лет назад по вашему летоисчислению! И мне не очень-то, откровенно говоря, у вас понравилось! Меня даже чуть не сожгли на костре! Правда, мне пришелся по вкусу ваш архитектурный стиль. — Маг обвел руками своды зала в подтверждении своих слов. — И еще, я оставил у вас несколько учеников... Кстати, в ваше время магия еще существует?

— В общем-то да, — уклончиво ответил Алексей. — Но сколько же вам тогда лет?!

— Ты не поверишь! Да это и неважно. Правда, сейчас я уже по-настоящему стар и думаю, что если не дни, то годы мои уж точно сочтены... Поэтому я и выбрал в качестве своего последнего пристанища эту милую планетку, сделал ее еще краше, взрастил, так сказать, себе смену...

— Туунга, — кивнул Алексей.

— Не только Туунга, он один из многих.

— А вы, случайно, не Хозяин? — спросил вдруг Алексей.

— Хозяин чего? — не понял Маг.

— Ну... — замялся Алексей. — Туунг говорил о каких-то Хозяевах, Закройщиках...

— Увы-увы! — развел руками Маг. — Я знаю о них не больше тебя! Даже не знаю, а, скорее, догадываюсь... Вот и эта их Выкройка...

— Вы знаете об Октаэдре?!

— Еще бы мне не знать! Я же еще не совсем пенсионер — кроме охоты и основное свое занятие не забываю! Да и Туунг доложил, когда все началось...

— А вы-то почему не вмешались?! — не удержался Алексей.

— Все-таки зря я тебя назвал разумным, — сердито буркнул Маг. — Перехвалил...

— Вытирание соплей, разведение трутней, — съехидничал Алексей.

— Туунг?

— Угу.

— Он еще молод, — все еще сердито пробурчал хозяин замка. — Это только малая часть причины...

— В чем же вся причина?

— Если ты хочешь стать моим учеником — оставайся здесь как минимум лет на пять!

— Что-то не хочется...

— Тогда не задавай глупых вопросов!

Алексей так и не понял глупость своего вопроса, но спорить со старым Магом не стал. Вместо этого он спросил:

— Может быть, перейдем к моему делу?

— Можно и перейти, — уже более дружелюбно ответил Маг.

— Что же вы мне посоветуете?

— Вся проблема в том, что Закройщики закончили кройку, но Октаэдр еще не свернули. А когда они свернут — будет еще хуже... Сейчас же ничто не связывает между собой семь миров, кроме Пустоты.

— В которой находится Лекер? — подхватил Алексей.

— Да... И часть твоей девушки...

— Илмы?! — ахнул Алексей.

Маг кивнул и жестом прервал готовящийся сорваться с языка Алексея новый вопрос.

— Для начала хочу предупредить тебя: когда Октаэдр будет свернут — а это может произойти в любое мгновение — я уже ничем не смогу помочь тебе, и если ты в это время будешь находиться в Пустоте — возврата куда бы то ни было для тебя уже не будет...

— Так вы можете отправить меня в Пустоту?! — радостно воскликнул Алексей.

— А чему ты радуешься? — пожал плечами Маг. — Ну, могу. А дальше-то что?

— Что?

— Это я тебя спрашиваю: что?

— Я не знаю... — честно признался Алексей.

— Вот и я не знаю, — сказал Маг, но увидев, что Алексей пригорюнился, поспешил добавить: — Но догадываюсь! Насколько я знаю, у Лекера — призма, данная тебе Туунгом. У нее еще очень большой потенциал, и из Пустоты Несвернутого Октаэдра (прости меня за неуклюжесть сей словесной конструкции!) она может как минимум один раз открыть одну из трех вершин четырех из семи миров... Но, тут уж как повезет! То, что один из этих миров будет Землей — это однозначно, а вот насчет этого мира — вероятность два из трех.

— Довольно высокая. А вот откуда в Пустоте возьмется свет, чтобы «включить» призму?

— Свет может идти не только от звезд, — загадкой ответил Маг. — Тут есть еще одна проблема... Твоя девушка... В Пустоте ведь — не физическое ее тело. Там — ее основа, душа, в вашем понимании, и еще несколько нефизических, так сказать, оболочек. Их нельзя взять в охапку и отнести куда вздумается. Их и потрогать-то даже нельзя.

— Так что же тогда делать?! — испугался Алексей по-настоящему.

— Выход для тебя только один — поместить их на время в свое тело. Но! — выделил Маг голосом. — Это возможно лишь в случае родственности ваших с ней душ. Примут ли ваши души друг друга, вот в чем вопрос!

— Примут! — уверенно ответил Алексей, хотя, конечно же, не был в этом уверен. — А как быть с Колей?

— Я же сказал, что один из миров будет точно Землей, какие проблемы? — пожал плечами Маг.

— Но почему вы думаете, что Земля будет точно?

— Ну ты же видел схему Октаэдра! — укоризненно вздохнул Маг, но все же «сваял» в воздухе зеленоватую голографическую модель, такую же, как Алексею демонстрировал Туунг.

— Это Земля, — показал Маг на верхнюю грань, и Алексей сразу увидел, что «промахнуться», действительно, невозможно. Он кивнул, и октаэдр сразу же исчез.

— Ну так что, прямо сейчас отправитесь? — очень серьезно спросил Маг.

— А куда тянуть-то? — внутренне поежившись, ответил Алексей. — К тому же, вы сами сказали, что Октаэдр может свернуться в любое мгновение...

— Это так, — кивнул Маг. — Тогда — в путь! — С этими словами он достал откуда-то — словно прямо из воздуха — два сверкающих граненых алмаза, каждый величиной с кулак; их нестерпимый блеск заставил Алексея зажмуриться, а когда он снова открыл глаза — не увидел уже ничего.

Мысли, мысли, мысли... Одни только мысли — и больше ничего. Наверное, я наконец все-таки умер, подумал Алексей. Но эта мысль быстро улетучилась, как дымок тлеющей сигареты. Почему-то она не принесла с собой ни горечи, ни страха, ни долгожданного облегчения, а улетев, не забрала с собой гнетущих чувств, наполняющих душу Алексея. Сейчас, когда ничто, никакие внешние раздражители не отвлекали сознание, эти чувства обострились, вылезли наружу, прорвав тонкую оболочку самоуспокоения.

Что же я за человек, думал Алексей. Нет во мне ни чувства собственного достоинства, ни воли, ни умения, ни сил... Легко сломался после гибели Ларисы, чуть не стал алкоголиком, даже не нашел в себе сил просто жить! Ведь если бы не случай, не вся эта история с Выкройкой, я наверняка наложил бы на себя руки! Из-за такой уж дикой, непереносимой любви к Ларисе, которую я потерял? Но почему же тогда я так быстро забыл о ней, встретив Илму? Разве так можно, разве это правильно? Или же я просто не способен на настоящую любовь, просто я не могу быть один, я боюсь быть один, я не умею быть один? Оттого и жажда уйти из жизни — от страха остаться одному, он неумения жить в этом мире, от слабости, от собственной никчемности...

Ведь даже все это невероятное приключение, даже здесь я оказываюсь всегда в роли какого-то бесхребетного, беспомощного слизняка, не умеющего не то чтобы справиться с ситуацией, а даже просто принять какое-то серьезное решение, довести до конца начатое дело... Один лишь раз решился на что-то стоящее — пожертвовать собой для победы над невидимками, так и то Илма легко отодвинула меня своим нежным плечиком и сделала все сама...

40
{"b":"154213","o":1}