ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Бывшая резиденция Верховного Хрониста Сетера тоже была совершенно пустой. Но это как раз всех очень устраивало. Лишние помехи только усугубили бы положение. Времени и так почти не оставалось, ведь “урок” мог начаться с самого утра.

Пройдя по длинному коридору, в своей пустоте казавшемуся еще длиннее, Лекер и следующие за ним Туунг и Алексей остановились перед массивной стальной дверью.

— За ней — хронокамера, — “прошептал” Лекер.

— Я очень прошу вас не ходить за мной, — сказал своим спутникам маг. — Мне нужно будет предельно сосредоточиться.

Алексей и Лекер отступили назад. Туунг толкнул дверь двумя руками, раскрыв ее с видимым усилием. Так же медленно она закрылась за ним.

Оставшись вдвоем, Алексей с Лекером сначала долго молчали. Алексей понимал, что потеряв сына, Лекер испытывает сейчас боль даже еще, пожалуй, большую, чем от ожидания собственной гибели. Утешить его все равно было невозможно — никакие слова тут помочь не могли. Ну а Лекер молчал, потому что действительно думал о сыне. Впрочем, он думал и о судьбе всех жителей Октаэдра, которая, возможно, решалась сейчас за этой стальной дверью.

И все-таки Лекер первым нарушил молчание:

— Я очень надеюсь, что девочка “прокололась” не только с тем, о чем она вам рассказала... Главный ее прокол — эта камера. Почему-то ее не заметила ни она, ни ее “учителя”... Видимо, все же они и правда не Хозяева... Не настоящие Хозяева, те, которые знают ВСЕ.

— А ты думаешь есть и такие? — поддержал Алексей разговор.

— Должны быть! — уверенно ответил Лекер. — Иначе как же?

— Что “как же”? — не понял Алексей.

— Ну, как все существует? Если этот мир создали Хозяева... ну, те, где девочка, то кто тогда создал их?

— Так можно рассуждать до бесконечности: кто создал этих, а потом кто создал тех, в свою очередь тех-то кто создал?.. К тому же, девочка обмолвилась, что мира, в принципе, нет вообще...

— Ну, это я принять не могу! Как это нет? А мы? Мы ведь — вот они! Мы дышим, общаемся, мыслим наконец!

— Я мыслю — стало быть, существую!

— Во-во! — обрадовался Лекер. — Здорово ты сказал!

— Это не я сказал, это дядька один земной сказал.

— Умные же вы, земляне! — похоже, что искренне, выразил свое восхищение Лекер.

— Только я вот что тебе скажу, — “не заметил” лести Алексей. — У вас есть книги?

— Есть, конечно!

— Ну так вот, подумай, литературные герои — они ведь тоже в книгах дышат, общаются и мыслят. Но разве они существуют реально?

— Как же они дышат! — засмеялся Лекер. — Это все придумка писателей!

— Неважно, чья придумка! Когда ты читаешь книгу, если это настоящая книга, а не макулатура, то ведь ее герои живут, разве не так? Они любят, страдают, совершают подвиги и глупости... Ведь ты читаешь и видишь их, переживаешь за них!

Лекер призадумался.

— Да, есть такие книги... Мне попадались... Читаешь — и забываешь, что это вымысел, что это просто значки на бумаге...

— Вот видишь! А ведь на самом деле ни этих героев, ни их мира не существует.

— Но мы ведь не в книге!

— Откуда ты знаешь? Почему ты так в этом уверен? И потом, книгу я привел тебе для примера. На самом деле это может быть что-то более сложное, но похожее по сути.

— Но тогда нам ничего не изменить! — Лекер в отчаянье замахал длинными руками. — Тогда все-все-все напрасно! Все предопределено! Ведь тогда все уже написано! А писатели — это и есть Хозяева!

— Не обязательно написано, — загадочно улыбнулся Алексей. — А что, если наша “книга” только и пишется как раз в этот момент? И ничего еще не предопределено! Конечно, писатель задумал определенный сюжет, но он ведь может его еще и изменить! А что, если мы, “книжные герои”, тоже можем в какой-то мере повлиять на решение “писателя”? Я ведь журналист по профессии, тоже, кстати, пишу иногда... Так вот, однажды я делал статейку об одном провинциальном писателе. Он “жаловался” мне, что иногда, когда он пишет книгу, герои начинают вести себя очень “непослушно”. Они словно бы начинают жить своей собственной жизнью, ломая порой придуманный автором сюжет... Я подумал еще тогда, что мужик просто рисуется передо мной, выпендривается попросту, но условия его игры принял, даже назвал статью: “Когда герои автору перечат”. А вот сейчас я думаю: а если он говорил правду?

— И что тогда?

— Тогда у нас есть шанс!

Словно в подтверждение этих слов, из-за стальной двери вышел Туунг. Глаза мага сияли неподдельной радостью.

— У нас есть шанс! — запоздалым эхом повторил он фразу Алексея.

Алексей и Лекер непроизвольно переглянулись. Оба не могли скрыть счастливых улыбок.

— Ты опять прав, Алексей! — не удержался Лекер.

— Подождите радоваться, — предостерег Туунг, хотя и сам улыбался при этом. — Шанс есть, но он невелик. И потом, все настолько неопределенно...

— Не тяните душу! — взмолился Алексей.

Маг перестал улыбаться. Он вспомнил, насколько серьезно их положение. Он знал, как надеются сейчас на него одного все.

— Что ж, — вздохнул Туунг. — Хронокамера может устанавливать некий канал... с прошлым. Но...

— С прошлым?! — разочарованно протянул Алексей вслух, а Лекер — мысленно.

— Да, а что вас так расстроило? Лучше оказаться в прошлом, чем исчезнуть вовсе! Но тут есть один нюанс. Можно оказаться только в прошлом периода Выкройки, когда существовали переходы между семью мирами, но до момента сворачивания Октаэдра. Вся проблема в том, что канал невозможно настроить точно. Сколько времени существовала Выкройка?

— Недели две, — прикинул Алексей.

— Стало быть можно попасть в любое мгновение из тех двух недель с абсолютно равной вероятностью.

— Но если мы вновь окажемся в этой Выкройке, то все равно ведь она затем свернется в Октаэдр, и все повторится снова! — “воскликнул” Лекер. — В чем же тогда смысл?!

— Я еще не все сказал, — хитро улыбнулся Туунг. — Вернувшись в прошлое, мы окажемся в своем прошлом теле, но... — Маг поднял палец. — ...Мы будем все помнить!

— А это значит, мы все сможем изменить! — победно вскинул кулак Алексей. — Сделаем сами “работу над ошибками”! И пусть эта маленькая Хозяюшка получит свою законную “двойку”!

Глава 30

Решено было действовать немедленно, невзирая на очевидный риск всего предприятия. Но иного выхода все равно не было. Если не считать за выход — остаться на Октаэдре и исчезнуть вместе с ним.

Поскольку нужно было еще доставить к камере всех оставшихся в замке Туунга, а жителям города достаточно было только лишь прийти сюда, решили начать с них. Тем более — их было гораздо больше. Только вот как это осуществить на практике — убедить всех прийти к камере и разъяснить суть действий?

— Ты можешь мысленно обратиться сразу ко всем жителям? — спросил у Лекера Туунг.

— Что вы! Мысль можно прочитать всего с нескольких метров! — горестно помотал головой Лекер. — Ну, если мысль очень сильная и направленная, несколько десятков метров...

— В этом я, пожалуй, смогу помочь, — подумав немного, сказал маг. — Ты не боишься колдовства?

— Я уже ничего не боюсь.

— Тогда замри!

Лекер замер, даже глаза закрыл. А Туунг принялся проделывать магические пассы руками, обходя его вокруг. При этом маг что-то приговаривал неразборчивым шепотом. Минуты через три он остановился и приказал:

— Теперь вещай! Тебя услышат все жители города! Только объясни им, что раздумывать некогда: те, которые не придут сюда — через несколько часов погибнут! А ты будешь отправлять прибывающих в прошлое. Для этого будешь запускать их в камеру — непрерывно, чтобы успели потом и мы... Да, и скажи всем, что оказавшись в прошлом, они сами должны будут выбирать свое будущее. Ведь Сетер — тоже там!

Для переброски к хронокамере временных обитателей замка Туунга пришлось сделать рейсов по пятнадцать двумя катерами. В это время Илма и Арну оббегали оставшихся жителей своего села. К счастью, долго уговаривать никого не пришлось — брата с сестрой все в селе хорошо знали и уважали, поэтому в серьезность угрозы поверили сразу. Для транспортировки собравшихся жителей Ауулаа потребовалось примерно столько же рейсов.

79
{"b":"154213","o":1}