ЛитМир - Электронная Библиотека

– Ну так давай, выписывай свои справочки, не теряй время зря!

– Открой программу учета жителей… – придвинулся к Ярчуку вместе со стулом мэр. – Ага!.. Добавляй запись… Будина Надежда Семеновна. Место рождения – поселок Видяево Мурманской области. Дата рождения… Наденька, вы когда родились?..

Надя с набитым ртом ответила что-то нечленораздельное, но Ярчук, к удивлению, ее понял, и быстро защелкал чем-то на столе.

– Та-ак!.. – удовлетворенно потер ладони Сафонов, глядя в стоявший к ребятам задней крышкой экран. – Теперь распечатывай временное удостоверение…

Негромко загудел стоявший сбоку от стола светло-серый ящик, и сверху его выполз белый лист бумаги. Ярчук передал его Сафонову, и мэр сначала размашисто расписался на нем, а потом достал из кармана какой-то кругляшок, отвинтил с него крышку, зачем-то подышал на него и прижал к листу бумаги.

– Во-оот!.. – широко улыбнулся он, разглядывая листок. А потом кивнул доедавшему котлету Нанасу: – Теперь вы, молодой человек!.. Фамилия, имя, отчество?..

– Че… чего?.. – едва не подавился парень.

– Как тебя зовут? – брезгливо дернул губой начальник гарнизона. – Полностью.

– Полностью? – заморгал саам, проглотив наконец последний кусок. – Нанас…

– Это имя или фамилия? – перестал улыбаться мэр.

– Имя…

– А фамилия у тебя какая? – перешел почему-то на «ты» Сафонов.

– У меня нет фамилии… – совсем растерялся Нанас.

– Ну откуда у него фамилия, – вступилась за любимого Надя, – если он жил в дик… в первобытном, можно сказать, племени?

– Но фамилия необходима… – будто извиняясь, развел короткими ручками мэр. – Как же без фамилии?..

– Ну, придумай ему фамилию, – сказал Ярчук. – Что ты как маленький?

– Придумать?

– Ну да. Как беспризорникам разным давали фамилии? Найденов там, я не знаю, Приблудышев, Никакошкин…

– Не надо Никакошкин!.. – испугался Нанас. – Давайте я тогда буду Саамов.

– Саамов – как-то не звучит… – поморщился мэр. – Похоже на Саахов, как в том старом фильме…

– Ну тогда – Лопарев, – сказал начальник гарнизона, которому, судя по недовольному выражению лица, начинала надоедать вся эта канитель. – Раньше саамов, по-моему, лопарями называли, так?

– О! Лопарев хорошо! – обрадовался Сафонов и с опаской глянул на Нанаса. Тот пожал плечами – мол, Лопарев так Лопарев. – А отчество у тебя какое? Папу твоего как звали?..

Нанас не помнил своего отца, тот погиб на охоте, когда он был совсем еще маленьким. Зато мама часто о нем вспоминала, рассказывала сыну о его отце, называя его при этом вовсе не саамским именем Лёша.

– Его звали Лёша, – сказал Нанас.

– Вот как? – удивился мэр и вновь перешел почему-то на «вы»: – Стало быть, вы – Нанас Алексеевич?.. Но, это уж, знаете ли, совсем как-то… неудобоваримо, вы не находите? – несколько раз пробежался он взглядом по сидящим за столами, но не дождавшись от них никакой реакции, снова уставился на смутившегося саама. – Вы не будете возражать, если мы, так сказать, несколько… э-э… трансформируем ваше имя? Подберем ему, если можно так выразиться, русскоязычный синоним?..

Нанас вспомнил, что совсем недавно с его именем нечто подобное проделывал уже Костя Парсыкин, и сказал:

– Можно звать меня Колькой. Нормально?

– Более чем! – возликовал Сафонов и опять придвинулся к Ярчуку: – Пиши: Лопарев Николай Алексеевич. Место рождения… Где ты родился?.. – опять «затыкал» мэр.

– Там, где наш сыйт, нет никакого города или села. Но ближе всего – Ловозеро. И мои родители оттуда.

– Пишем: поселок Ловозеро Мурманской области. Теперь дата рождения… Э-э… А когда ты родился, знаешь? – спросил он новоиспеченного Николая Лопарева.

– Знаю, – кивнул Николай-Нанас. – Летом.

– А какой это был год, месяц, какое число?

– Мы не отмечаем дни числами. Какой был год, я не помню, – говорят, очень холодный. А что такое месяц, я не знаю…

– Ему столько же лет, сколько мне, – вновь поспешила вмешаться Надя. – А родилась я тоже летом, вот и напишите ему ту же дату рождения, что и у меня… Будем отмечать день рождения вместе, – шепнула она любимому, легонько толкнув его в бок локтем.

Мэр города проделал с листом Нанаса то же самое, что и с Надиным, а затем протянул оба парню и девушке:

– Держите. Теперь вы законные жители города Полярные Зори, с чем мы вас искренне поздравляем!

Сафонов несколько раз ударил в ладоши, но никто его не поддержал, и хлопать мэр перестал.

Надя, свернув полученный листок и спрятав его в карман бушлата, спросила вдруг:

– А где мы будем жить? Я надеюсь, вы дадите нам квартиру?

– Вы собираетесь жить… э-э… вместе?.. – растерянно заморгал Сафонов, но Ярчук вдруг перебил его, рубанув воздух ладонью:

– Никаких «вместе»! Не допущу бардака! Служащие гарнизона обязаны проживать в казар… в гарнизонных общежитиях. Исключения допускаются только для семейных! Вы женаты? – пробуравил он поочередно взглядом парня и девушку. – Предъявите документы!

Растерянный Нанас протянул начальнику гарнизона только что полученный листок. Надя, фыркнув, отвернулась. Ярчук, словно не он сам только что вбивал в удостоверение данные, внимательно стал рассматривать «справочку» Нанаса. А потом швырнул ее назад по столу:

– Не вижу здесь никакой отметки о семейном положении! Так что вопрос о совместном проживании данных граждан считаю недопустимым.

– Я бы сказал: преждевременным, – мягко заметил Сафонов и добавил, повернувшись к ребятам: – Вот устаканится все, прогоним варваров – вы получите постоянные паспорта и распишетесь. Тогда мы вам и выделим квартирку – вполне, как говорится, законно. А пока потерпите уж. Наденьке мы тоже предоставим, конечно, место в общежитии…

– Варваров нужно не прогнать, а уничтожить, – вновь перебил мэра начальник гарнизона.

И как раз в этот миг раздался звонок телефона.

Ярчук снял трубку и, слушая говорившего, стремительно помрачнел. Затем опустил телефон, резко поднялся, повернулся к экранам у стены и сухо произнес:

– Докладывали с третьего поста южного сектора. Дозорные заметили на трассе вражеский авангард.

Глава 8

И снова лишний

Начальник гарнизона тут же развил бурную деятельность. Он защелкал переключателями на столе, и изображения на экранах стали меняться. На одном из них Нанас узнал окрестности центрального поста. Затем Ярчук, как догадался Нанас, вспомнив подобные действия Сошина, подключился к селектору и объявил:

– Говорит начальник гарнизона Ярчук. Всем постам – боевая готовность ноль! Южный сектор – все силы к периметру, готовимся отразить нападение! Сошин – выводи взвод автоматчиков на трассу, движение в сторону южного сектора до встречи с противником. Остальных – на периметр! Руководство операцией принимаю на себя, командуй только своими. Зашеек – два взвода к южному сектору, остальным охранять периметр. КАЭС – все на периметр, кроме группы охраны реактора. Внутренняя охрана – вся на южный периметр в подчинение к Тюльканову. Всем: при встрече с противником – огонь на поражение!

И вновь, как на центральном посту у Сошина, захрипел и защелкал селектор, выплевывая рваные доклады командиров.

Мэр вдруг заерзал. Лицо его из добродушно-улыбчивого сделалось напряженно-тревожным и заметно побледнело.

– Спроси про охотников, – сказал он неожиданно сиплым голосом.

Начальник гарнизона кивнул и произнес, склонившись над столом:

– Доложите, вернулась ли отставшая тройка охотников? У кого есть данные?

Повисла шипящая, слегка потрескивающая тишина. Потом кто-то сказал: «Нет», кто-то: «У меня не было», «через мой не проходили…»

– Вас понял, – хмуро бросил Ярчук. – Продолжайте работать. О любом изменении докладывать срочно. Да, и возьмите языка. Желательно, кого-нибудь из главарей, кто орет больше. Конец связи.

Заметив, как сразу осунулся Сафонов, как совсем потух его взгляд, Нанас не выдержал и спросил:

– Какие охотники? Где? Я не видел следов…

15
{"b":"154214","o":1}