ЛитМир - Электронная Библиотека

– Эй! Беда! Варвары! Сюда идут варвары!!!

Охранник в бревенчатой башенке над воротами заметил его давно, но, услышав крик, слов, по-видимому, не разобрал и, склонившись к пулемету, повернул его ствол в сторону Нанаса. Однако тот, не снижая скорости, продолжал махать стрелой и кричать:

– Варвары!!! Там варвары! Они идут сюда! Скажи это всем!

Похоже, мужчина наконец что-то разобрал из его воплей. И узнал Нанаса, поскольку это оказался тот самый охранник, что был здесь и утром.

– Какие еще варвары?! – закричал он в ответ. – Я пока вижу только одного! Ты опять за старое? На самом деле хочешь отведать свинца?

– Я не вру! – остановился перед проволочным заграждением Нанас. Он протянул стрелу: – Вот! Это я достал из спины того, кто мне сказал про варваров. И я не прошусь к вам, просто скажи остальным про варваров. Они убили всех в Кандалакше и сейчас идут сюда. Их очень много! Тот сказал: тьма.

– Убитый сказал? – хохотнул охранник. Впрочем, смешок у него получился нервный.

– Когда говорил, он был еще жив, – не стал обращать внимания на издевку Нанас. – Умер потом. Вот же стрела, посмотри! У меня не было с собой лука и стрел, ты же видел.

– Ладно, стой там! – Охранник снял с пояса небольшую продолговатую черную коробочку с коротким отростком и стал что-то в нее говорить. Затем повесил ее снова на пояс и повторил: – Стой там, где стоишь. Жди.

Прошло совсем немного времени, и дверь рядом с воротами распахнулась. Оттуда вышел еще один, незнакомый, охранник и направился к Нанасу. Открыл проходы в заграждениях и мотнул головой:

– Ко мне!

Подождал, пока вестник зайдет внутрь заграждений, закрыл проходы и опять мотнул головой:

– За мной.

Вскоре Нанас оказался в том самом помещении, куда их с Надей привели прошлой ночью. Возле стола сидел Сошин. Хоть Нанасу он и не понравился при первой встрече, сейчас молодой саам все-таки обрадовался начальнику охраны: как-никак, тот его уже знал и не нужно было рассказывать о себе с самого начала.

Мужчина был без шапки, но в куртке – правда, расстегнутой, – видимо, пришел сюда недавно.

Нанас подошел к столу и положил перед Сошиным окровавленное доказательство:

– Вот!

– Что «вот»? – ожег его холодным взглядом начальник охраны. – Чего ты мне тут всякую срань суешь?

– Это не ср… – запнулся Нанас. – Это стрела варваров. Они ранили ею человека, который поехал сюда на снегоходе из Кандалакши, чтобы предупредить вас о беде.

– И где сейчас тот человек?

– Там, – махнул рукой Нанас. – Не очень далеко. Но уже там, где ваша стена кончилась.

– И что он там делает?

– Лежит. Он умер.

– Сам? Или ты ему помог?

– Ему помогло вот это, – ткнул Нанас пальцем в стрелу.

– Откуда мне знать, что ты не врешь? – скривил губы Сошин. – Может, это ты сам подстрелил какого-то несчастного путника, а теперь рассказываешь тут сказки про варваров, хочешь нас дураками выставить?

– Но у меня не было лука и стрел, вы же видели!

– Кто тебя знает, может, ты их оставил в лесу перед тем, как идти сюда!

– Ничего я не оставлял! И вообще, как хотите. Я вам про варваров сказал, а если вы мне не верите, то я тут ни при чем. Я поехал.

Нанас уже развернулся к двери, когда Сошин спросил:

– Поехал?.. На чем это ты собрался ехать? Оленя в лесу поймал?

– Не поймал, – закусил губу Нанас, досадуя, что проговорился. Ведь, узнав про снегоход, охранники могут его отобрать, как отобрали и тот, на котором они сюда прибыли. – Но, может, поймаю еще.

Однако начальник охраны был далеко не глупым.

– Погоди-ка, – потер он лысину. – Ты сказал, что человек ехал на снегоходе… Так что, ты на этом снегоходе сюда и приехал?..

Нанас подумал, что отпираться уже не имеет смысла, и осторожно кивнул.

– То есть, ты хочешь сказать, – вздернул одну бровь Сошин, – что умеешь водить снегоход?.. Хотя, погоди… Надежда… Тебя догнала Надежда Будина и вы вернулись сюда вместе?

– Она не вернулась, – буркнул Нанас. – И я не вернулся, а просто пришел сказать о варварах. И снегоход я умею водить, да.

– Да хрен с ним, со снегоходом! – подскочил начальник охраны. – Надежда тоже видела того кандалакшенца?

– Видела. И слышала.

– Тогда быстро за ней, пусть она подтвердит твои слова!

– Она не хочет сюда идти.

– А ты убеди. Скажи, что тебе не поверили и невинные люди погибнут только из-за ее упрямства.

– Почему вы не верите мне, но поверите ей?

– Потому что ты сам дикарь. Варвар. Может, ты даже сам не соображаешь, что сейчас молотишь.

– Я понимаю! – вскинулся Нанас.

– А то, что я тебе только что сказал, ты тоже понял? – подбоченился начальник охраны, вперив в него полный презрения взгляд.

– Понял.

– Тогда бегом за Будиной, мать твою!!! – рявкнул Сошин так, что у Нанаса заложило уши.

И случилось то, о чем позже он всегда вспоминал с заливающим лицо жаром. Вместо того, чтобы высказать в ответ все то, что думал он о начальнике и о всей его охране вместе взятой, или хотя бы просто молча повернуться и уйти, чтобы никогда сюда больше не возвращаться, он сжался, закивал, бормоча что-то вроде: «Да-да, сейчас, я сейчас…», и на самом деле побежал выполнять приказ этого совершенно постороннего для него человека.

Скорее всего, Нанас и не был виноват в таком поведении вовсе – сработало с детства вбитое в его голову внушение: он – никто, он лишь горстка муки, из которой месят тесто и пекут свои лепешки старейшины и нойд Силадан. Наверное, и этот орущий на него с нескрываемым презрением человек стал для него в тот миг одним из тех самых старейшин, а то и самим Силаданом.

Нанас опомнился, когда уже подбегал к ожидающей его возле снегохода Наде. Лишь тогда его охватил жгучий стыд. Настолько болезненно острый, что из глаз его даже брызнули слезы. Он поспешил отвернуться, однако Надя успела уже что-то заметить.

– Ты чего? – двинулась она к нему. – Они опять тебя послали?.. Скоты! Я же тебе говорила!.. Садись, поехали отсюда.

– Нет! – дернулся Нанас. – То есть да, послали… Сошин послал меня за тобой.

– За мной? – презрительно скривилась девушка. – Что, решили уговорить меня остаться?

– Нет, не для этого. Он хочет, чтобы ты подтвердила мои слова. Насчет варваров…

– Ах вот как? – вскинула голову Надя. – Выходит, тебе не поверили? И ты из-за этого расстроился?.. Да наплюй ты на них! Ты свою совесть очистил, все им сказал. А поверили они или нет – это уже их проблемы. Все, садись, поехали. – Она подошла к снегоходу и уселась за руль. – Как говорится, осторожно, двери закрываются. Станцию «Полярные Зори» поезд проследует без остановки!

Нанас не сдвинулся с места. Ему очень хотелось и впрямь наплевать на всех этих напыщенных начальников рая, забыть о них навсегда и уехать с Надей куда глаза глядят. Но все-таки он верил, что в Полярных Зорях живут не только «сошины», «ярчуки» и «сафоновы», но и простые, нормальные люди. Уехав, он обрекал их на погибель. Да, прямой вины Нанаса в том не было, он сделал, что от него зависело, но… Ведь убедить Надю сходить туда он тоже мог. Или, по крайней мере, мог хотя бы попробовать. Поэтому он, стремясь, чтобы голос звучал как можно более твердо, сказал своей любимой:

– Нет. Мы сейчас не поедем. Ты должна сходить и поговорить с Сошиным.

– Должна? – резко обернулась к нему Надя, и карие ее глаза показались ему сейчас черными. – Кому это я, интересно, что-то должна?

– Людям. Которые могут погибнуть.

– Ни фига! Людям должны те, которые взялись их охранять. Вот пусть и выполняют свой долг.

– Они будут выполнять. Но они ведь не знают о том, что им грозит…

– Не знают?.. – всплеснула руками девушка. – Они что, такие идиоты, что один раз им сказать недостаточно? Почему я должна повторять то, что уже сказал ты?

– Да ничего ты им не должна, – поморщился Нанас. – Ты ведь сама мне сказала наплевать на них? Вот и наплюй. Просто это я тебя прошу. Лично я.

8
{"b":"154214","o":1}