ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Я даже знаю, что именно сейчас случится, — усмехнулся я, и, подняв автомат, выпустил длинную очередь в темнеющее метрах в пятидесяти от нас оборудование.

Я сразу увидел, что попал — от одного из ящичков полетели осколки.

— Что ты наделал?! — схватился за голову Штейн. — Сумасшедший!!!

Пошатываясь, словно настоящий зомби, он побрел к расстрелянным мною приборам.

— Ну и дурак же ты, Дядя Фёдор! — негромко, но отчетливо проговорил вдруг Сергей, который, оказывается, снова уже сидел, вперив в меня обжигающий взгляд. — Сталкер, мать твою!.. Стрелять научился, а соображать как не умел, так и…

— И ты тоже?!.. — чувствуя, как на глаза накатывают слезы, завопил я на брата. — Ты тоже такой, как этот?.. Тогда я сам!.. Я один пойду спасать Анну! — И я действительно повернулся, полный решимости отправиться в тот самый «разворошенный улей», куда увезли раненую девушку.

— А ну стоять!!! — рявкнул мне в спину Серега. — Сам он пойдет! Один, бля!.. Кто здесь командир?!

— Анна! — с вызовом выпалил я.

— Я спрашиваю: кто здесь командир? — выделил голосом слово «здесь» Сергей. — Или ты думаешь, что если меня контузило, то я снова рехнулся? Не рановато ли ты списал меня, братец?

— Так чего же ты!.. — вспыхнул я, не находя слов.

— А ну, помоги, — протянул брат руку. Я помог ему подняться. Серегу слегка покачивало, но он все-таки удержался на ногах, продолжая буравить меня грозным взглядом. Затем он сделал шаг, другой и вполне уверенно зашагал к оборудованию, бросив мне через плечо: — За мной!

Я в два прыжка догнал его.

— Пусть ты командир, — быстро и как можно более решительно, хоть и без недавнего упрямства, заговорил я, — но ты ведь понимаешь, что я прав. Мы не можем просто так бросить Анну! После того, что она для нас сделала.

— А кто тебе сказал, что я ее собираюсь бросать? — не глядя на меня, сказал Сергей. — Ты у меня вообще что-нибудь по этому поводу спрашивал? Неужели ты мог вообразить своей дурной башкой, что я мог бы так поступить?.. Нет, твоих мозгов хватило только на то, чтобы создать нам новые проблемы!

Брат по-настоящему злился. Но, услышав, что и он тоже не собирается бросать в беде девушку, я приободрился и почти радостно забормотал:

— Ну, ничего ведь страшного… Выручим Анну и снова сходим в «Янтарь». Наверняка там еще есть приборы.

— Слушай, заткнись, а! — резко обернулся Серега. — Не доводи до греха!

Мы уже подходили к ползающему среди оборудования Штейну.

— Что там? — спросил у него брат.

— К счастью, все основное уцелело. Разбит лишь аккумулятор и датчик напряженности поля.

— Этот датчик очень важен?

— Эти данные были бы очень интересны для дальнейшего анализа. Но проникнуть внутрь «Клина» можно и без него. Впрочем, без аккумулятора работать не сможет вообще ничего.

— Аккумулятор от вездехода подойдет? — спросил Сергей.

Штейн замер, а потом медленно выпрямил спину и с обожанием посмотрел на моего двоюродного брата.

— Как же я сам-то… — пробормотал он. — Да! Конечно же! Конечно, подойдет!

— Тогда бери этого… с-сталкера, — произнес, будто сплюнул, Серега, — и отправляйся с ним к вездеходу. Аккумулятор пусть тащит он. И вообще, распоряжайся им на полную. Пусть прибирает, где насвинячил.

Я почувствовал, как во мне словно что-то сломалось и рухнуло. Да и сам я готов был рухнуть к ногам брата, и не сделал это только, наверное, потому, что ноги опять перестали меня слушаться.

— Не-ет!.. — проблеял я севшим голосочком. — Сережа! Нет! Пожалуйста!..

— Что «нет»?! — зыркнул на меня Сергей. — Напортачил — будь любезен исправить.

— Я исправлю! — Голос наконец-то вернулся ко мне и я завопил что есть мочи: — Я все исправлю! Но только потом, когда мы освободим Анну! Тебе нельзя туда одному, один ты не справишься!..

— Ну конечно! — зло усмехнулся брат. — С таким непобедимым бойцом, как ты, мы живо разметем всю «Свободу» по косточкам!

— Там не только «Свобода», — помрачнев, сказал я. — Ты же слышал, там весь сброд: бандиты, наемники… Пусть я и полное ничтожество, но стрелять я, как ты уже говорил, все-таки научился. Два автомата, как-никак, больше, чем один. Ты ведь сам понимаешь… Возьми меня. Я очень тебя прошу. Очень, Сереж!..

— Действительно, Матрос, — вступился за меня Штейн, — я и сам тут вполне справлюсь. А вот тебе одному не стоит туда ходить. Ты еще не полностью оправился после контузии. Да и… — Ученый запнулся, поморщился, а потом решительно махнул рукой. — А! Считайте меня кем угодно, но я все равно скажу… Я уже говорил, и еще повторю: напрасно вы это затеяли. Анну вы все равно уже не спасете, а сами погибнете. Что вы там сможете вдвоем против… ну, пусть даже двадцати!.. А там не двадцать, там наверняка больше.

— А кто тебе сказал, что нас будет только двое?.. — хитро прищурился на ученого Сергей. Я чуть не завопил от радости — раз он сказал «двое», стало быть, поддался на мою мольбу. Остальной смысл фразы попросту не дошел до меня. До Штейна, видимо, тоже.

— Ты хочешь, чтобы я тоже пошел с вами? — каким-то деревянным голосом спросил ученый.

— Нет. Твоя задача — восстановить и настроить к нашему возвращению оборудование.

— Тогда кто? Не зомби же ты имеешь в виду?

— Именно, — кивнул мой двоюродный брат. — Именно зомби. Кого же еще?

Штейн присвистнул и посмотрел на Серегу, как на душевнобольного. Меня тоже, мягко говоря, удивило решение брата, но, быстро придя в себя, я подумал, что ничего сверхъестественного в нем нет. То есть с точки зрения простого обывателя в нем все было исключительно сверхъестественным, но мы-то простыми обывателями не являлись. И Сергей не раз уже доказывал на практике свое фантастическое умение. Так что…

Меня волновало одно: Серега после таких «упражнений» буквально валился с ног, силы покидали его напрочь, начинала болеть голова… В общем, последствия не доставляли моему брату ничего хорошего. Правда, он говорил, что с каждым разом такие «погружения» в чужие головы и управление их владельцами давались ему все легче и легче, но ведь он каждый раз «погружался» на довольно незначительное время. А теперь ему придется оставаться в таком состоянии не один час — ведь пока мы доберемся до похитителей, зомби тоже нельзя будет оставить на произвол судьбы, по своей воле они попросту не пойдут с нами, а то еще и начнут стрелять в нас самих. Так что к тому времени, когда мы прибудем на место, и нужно будет вступать в бой, Сергей может оказаться полностью выдохшимся — учитывая его разбитую голову и полученную контузию.

Я осмелился высказать свои опасения. Нет, я ни в коем случае не собирался отговаривать брата, тем более что предложенный им вариант казался мне единственным, имеющим какой-то шанс наудачу, но я хотел убедиться, что Сергей отдает себе отчет в своих словах, что он мыслит здраво и оценивает свои силы более-менее трезво.

— Да, — нахмурился он, — ты все говоришь верно. Риск очень велик. Но иного выхода я все равно не вижу. И ты мне на самом деле будешь нужен, не только как лишние руки с оружием, но и как моя подстраховка. Если вдруг я не выдержу и свалюсь, ты, по крайней мере, приведешь меня в чувство. Но ты все же слегка сгустил краски. Для выполнения простых действий, не требующих умственных усилий, — таких, например, как ходьба, — мне не нужно будет постоянно держать зомби под контролем. Достаточно задать им нужное направление, дать команду и до моего следующего вмешательства они станут шагать как заведенные.

— А если следующей команды не будет? — возник у меня любопытный вопрос.

— Почему не будет? — вскинул брови Серега.

— Ну, мало ли… — смутился я, осознав, какой напрашивается ответ. И мой брат его как раз сам и озвучил:

— Если меня за это время грохнут?

— Не обязательно. Например, устанешь, уснешь…

— В любом случае, вечно они идти не будут. Внушение все-таки… выветривается, что ли, со временем… Но, думаю, полчаса, а то и час оно будет на них действовать. Сам не пойму как, но я это откуда-то знаю.

48
{"b":"154216","o":1}