ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Она может существовать в груди: в легких, плевре; в животе: кишках, почках; а также в дыхательном горле, гортани и т. д. В каждом пораженном месте возникают нарушения кровообращения, состава крови и соков.

Человек, больной чахоткой, похож на дерево, у которого преждевременно желтеют и опадают листья. Сосуды

перестают питать. Растение не может правильно питаться, потому и происходит увядание и отмирание; здесь

не поможет ни солнце, ни свежий воздух. То же самое происходит и при чахотке.

Если чахотка внедрилась глубоко и уже разрушила какой-нибудь орган, то больной погиб; но если она только

началась в какой-нибудь части тела, то в этом случае может быть легко вылечена, именно водой. Самое

печальное то, что первые признаки ее появления очень незначительны: небольшое покашливание, обычно

даже не причиняющее боли; отхаркивать приходится мало. Если кашель иногда усиливается, больной в свое

утешение внушает себе, что это незначительный катар, который скоро пройдет. Даже тогда, когда уже

начинается упадок сил и изнурение, больной думает, что это происходит вследствие затянувшегося катара,

но в этой стадии болезни больные потерпели уже больше, чем сами думают: кровообращение /понижено,

соки уменьшились, болезнь распространяется все далее и далее. Когда же больной обращается за помощью,

бывает уже слишком: поздно, и, кроме того, все, что он ни делает, влечет за собой лишь сокращение жизни. Я

предостерегаю всех, чтобы не относились небрежно к этим, так называемым катарам, столь

распространенным везде. Если чахотка; сильно уже развилась, я прямо объявляю, что здесь ничем нельзя

помочь, что борьба с болезнь» уже немыслима! Это так же невозможно, как невозможно, чтобы слабый

мальчик-одолел атлета!

Далеко продвинувшуюся чахотку можно узнать по тому, что больной часто кашляет, выделяет массу мокроты,

по затрудненному дыханию, отсутствию аппетита и т. д.

Пока мокрота плавает на воде (нужно делать эту пробу) — есть еще надежда на излечение; если же она

тонет в воде — всякая помощь бесполезна.

Вода оживляет и освежает увядающее тело и, действуя как масло, налитое на ось вертящегося колеса

машины, возобновляет оживленное кровообращение и дает новую жизнь заболевшему органу; она же

выводит из организма гнилые соки.

При лечении никогда не нужно делать применений воды, слишком сильно растворяющих и выводящих. Нужно

стремиться к тому, чтобы постепенно укрепить расстроенный организм и чтобы он сам, уже выздоровев и

укрепившись, поборол и выгнал гнилые соки.

Прежде всего нужно стараться, чтобы не ослабела, не исчезла природная теплота организма. Это было бы

на руку чахотке. Здесь уместны только кратковременные применения воды, она должна укреплять,

возбуждать, оживлять.

Я ни за что не рискнул бы производить общие применения воды на все тело, когда появились признаки

чахотки.

Если болезнь засела в верхней части тела, то превосходным средством служат верхние обливания в

сочетании с обливанием колен (последнее не долее 1/2 минуты); при благоприятном времени года едва ли

что-нибудь действует благотворнее, чем хождение босиком по мокрой траве. Хорошо также ходить по

мокрым камням — кровь устремляется книзу, кровообращение ускоряется. Относительно диеты подобные

больные, которые всегда слышат: «Только хорошо питаться!»—должны помнить следующее: чем пища

проще, тем лучше; ничего горячительного, пряного, кислого; словом, нужна такая пища, которая детям

полезнее всего, при которой они лучше всего растут.

Не могу не сделать одного замечания, основанного на долголетнем опыте: если больной очень любил

соленое, обмакивал мясо в соль, посыпал солью хлеб, жадно принимался за кислое и пряности — это

служило верным признаком начинающейся чахотки.

Молоко в этом случае — лучшая пища; но только не одно молоко: оно может скоро опротиветь. Крепкий

бульон также полезен, но и его следует давать попеременно с молоком; не нужно пренебрегать и простой

мучнистой пищей. Лучший напиток — свежая вода (можно прибавлять немного вина), сладкое и кислое

молоко. Вино и пиво, по-моему, не годятся.

При сильном развитии болезни появляется лихорадочное состояние с сильным выделением пота и

последующим ознобом; больному становится легче, если после обильного потения сделать ему холодное

обмывание спины, груди и живота.

Одна учительница долго пользовалась советами известного врача против чахотки, но безуспешно. Не будучи

в состоянии заниматься с детьми, она взяла 9-месячный отпуск; но за это время положение ее мало

поправилось. Доктор написал в свидетельстве, что болезнь неизлечима; друзья ее посоветовали ей начать

лечиться водой, и она поселилась по соседству с Верисгофеном. Вначале больная не могла ходить более

получаса из-за усталости и изнурения, но после правильного применения воды в течение 4—5 недель она

совершенно выздоровела. Теперь она уже 11 лет продолжает свои занятия и имеет прекрасное здоровье.

Не могу сказать наверное, как определили ее болезнь, но, очевидно, это была начинающаяся чахотка; брат

ее умер также от этой болезни, и симптомы, по словам больной, были совершенно схожи. Наступил уже

крайний, хотя еще не слишком поздний срок излечения болезни. Лечение было таково: продолжительное

время проводить на свежем воздухе, ходить босиком по мокрой траве, принимать ванны, начиная с самых

кратковременных и слабых до продолжительных и более сильных. Ванны принимать исключительно

холодные. Пищу она принимала самую простую и пила настой трав.

Один господин с известным положением в свете говорит: «У меня никогда не было завидного здоровья и

телосложения, какими обладают некоторые другие; но все-таки я всегда чувствовал себя сносно, окончил

курс наук и мог исправно исполнять свои обязанности; но теперь дело обстоит совершенно иначе. Доктора

нашли, что у меня чахотка и посоветовали мне ехать в Меран. Я уже приготовился умереть на чужбине, как

вдруг по дороге в Меран я услыхал об успехах водолечения и решил попробовать, не поможет ли мне хоть

вода.

Начало лечения было нелегкое, я всегда носил теплую одежду, и мне было холодно; теперь мне велят

постепенно снимать и эту теплую одежду; мысль о холодной воде приводила меня в ужас! Но применение

воды было осторожным и строго обдуманным.

И что же? Уже через два дня я без всякого ощущения холода снял часть шерстяной одежды, а через 5 дней

— все шерстяное платье. Через 6—7 дней я снял и кашне. Теплота организма увеличивалась с каждым днем,

и я постепенно освобождался от кашля и удушья, веселое настроение духа возвращалось ко мне. Лечение

продолжалось недель 6. Я совершенно выздоровел и возобновил свои занятия.

Лечился я следующим образом: два раза в день делал верхние обливания, и весь организм мой укреплялся;

сначала они продолжались только 1/2 минуты, затем 1 минуту; ежедневно я ходил по мокрой траве и камням;

я думал, в соответствии с общим убеждением, что получу от этого хождения всевозможные болезни; но скоро

страх мой прошел, и я стал испытывать от хождения большое удовольствие. Даже поздно осенью я ходил по

1 минуте босиком по свежему снегу. Не надо бояться холода — ноги горят всего 2-3 минуты — затем по всему

телу разливается приятная теплота. Через несколько дней я без труда мог гулять по снегу уже 10 минут, даже

1/4 часа. Это-то хождение по снегу и увеличило мои силы и ослабило одышку; а между тем раньше я бы

считал делающего подобные прогулки сумасшедшим.

Через две недели хождение босиком я прекратил, но усиленно продолжал верхние и нижние обливания (1—2

в день). Спустя 3 недели я почти совсем поправился, а еще через 3 недели наступило полное исцеление, и я, бодрый и здоровый, вернулся домой».

72
{"b":"154219","o":1}