ЛитМир - Электронная Библиотека

Соседнее кресло было занято. Гольц решил, что труп в кабине – не лучшее соседство для пилота, сажающего переполненный лайнер.

– Я сейчас вернусь. Это он его убил?

– Да… Митька…

– Они мертвы. Все мертвы. Они мертвы, а мы – живы. Пока – живы. Я сейчас приду.

Вытащив убитого пилота из кресла, Гольц повернул голову, чтобы посмотреть, куда поставить ногу, и…

Алия стояла в дверях пилотской кабины. Плотно сжатые губы, дикая ненависть в глазах – и две осколочные гранаты в вытянутых, подрагивающих руках.

У Гольца обе руки были заняты. Автомат был на груди, но его прижимало тело пилота. Они стояли и смотрели друг другу в глаза…

– Ля иллахи илля Ллаху[18].

Первый пилот обернулся, недоуменно посмотрел на старшую стюардессу.

– Алия, ты?..

Поняв, что происходит, понимая и то, что, скорее всего, не успеет, Гольц сильным рывком попытался толкнуть тело мертвого пилота на обезумевшую стюардессу и прыгнуть самому, чтобы сбить ее с ног, или хотя бы накрыть гранаты собой. Но лимит везения, отпущенный ему на сегодня, был безнадежно исчерпан.

Он не успел…

Во имя Аллаха!

18 августа 2002 года

Западная Сибирь

Вертолет появился тогда, когда я уже перестал надеяться. Когда я начал сходить с ума в этом медвежьем углу, окруженном тайгой, куда нет даже дороги. Когда появилась мысль добраться до экипажа очередного вертолета, завозящего сюда припасы и…

И будь что будет.

Вертолет я узнал сразу – Сикорский-89 «Салон», антрацитно-черный, с золотистым двуглавым орлом на фюзеляже. Понятно, кого он должен был возить, но я не хотел заранее знать, кого он привез. Задернув штору, я начал готовиться…

Это был Цесаревич. Мой старый друг по детским играм, с которым мы вместе отдыхали летом, кадрили первых дам и дрались с хулиганами. Но я едва узнал его.

– Ты мне нужен… – это было первое, что он сказал мне, когда переступил порог моих комфортабельных апартаментов.

– Что произошло? – не обращая внимания на сказанное, спросил я.

– Посуда есть? – вопросом на вопрос ответил Цесаревич.

Я открыл шкафчик, достал два пластиковых стакана.

– Извини, только такая. Фарфора тоже нет.

Николай достал из внутреннего кармана своего старого, еще времен десанта, кителя плоский шкалик «Смирновской», разбулькал ее по стаканам. Один молча протянул мне.

Выпили не чокаясь, я уже понял, что чокаться не стоит, что пьем за погибших. Осталось понять – за кого.

– Что? – спросил я.

– Отца больше нет, – глухим, надтреснутым голосом ответил Николай, теперь уже Николай Третий, Самодержец Российский.

Ну и что тут сказать? А ничего и не надо говорить. Нет для этого слов. И утешения – тоже лишние. Утешения нужны дамам. Не русским офицерам.

– Как?

– В Варшаве. Самолет потерпел катастрофу при заходе на посадку. В стране мятеж.

– Опять?

– Да.

Вот это – дела… Поверить сложно.

– Что на Востоке?

– Все хуже и хуже. Уже десятки тысяч убитых. Смертники подрываются каждый день. Ситуация выходит из-под контроля. Штанников застрелился.

– Застрелился или застрелили? – уточнил я.

– Застрелился. Из-за этого мы остались с разведкой, работающей наполовину, причем в самый тяжелый момент. Как думаешь – он был предателем?

Я подумал.

– Нет. Скорее всего – нет. Его просто переиграли. Заставили играть по чужой партитуре. Это – британцы.

Цесаревич кивнул, мне показалось, что он меня не слушает.

– Что еще?

Николай помедлил, но потом все-таки ответил:

– Два самолета. Один взорвался над Москвой. Второй потерпел катастрофу на подлете к атомной электростанции под Петербургом.

– Дестабилизация, – кивнул я, уже ничему не удивляясь. – Чего ты хочешь от меня?

– Я хочу, чтобы ты возглавил военную разведку. Больше мне доверять некому.

Я покачал головой:

– Это будет ошибкой, какую мы в такое время позволить себе не можем. Нарушится преемственность. Половина офицеров ГРУ, я уверен, считают меня предателем…

– Какое мне дело до того, кем они тебя считают?! – вспылил Николай, но я поднял руку, прося дослушать до конца.

– Эти люди должны сейчас работать с полной отдачей. В это время мы не можем себе позволить громить разведку, меняя весь персонал. Нужно обеспечить преемственность, разбираться будем потом. Пусть разведку возглавит кто-то из товарищей Штанникова, он лучше во всем этом разберется. И не забывай, что я действующий контр-адмирал флота. Для тех, кто работает в ГРУ, назначение контр-адмирала флота на должность директора будет воспринято как пощечина. Ты же помнишь, какие драки были между сухопутчиками и морскими, сами и дрались. В комендатурах места не хватало для всех задержанных!

Николай помедлил, но потом кивнул, признавая мою правоту.

– Что происходит? Мне сказали, что ты предупреждал о катастрофе.

– Что происходит… Поздно, но все-таки. Принц Хусейн не был британским агентом. Он не имел никакого отношения к делишкам своего отца, к его контактам с заговорщиками, с радикальными шиитами, с отрядами Хезбалла, со смертниками. Он был националистом, но с ним можно было иметь дело. Когда мы потеряли его, шиитский фактор полностью вышел из-под контроля.

Николай снова кивнул.

– Почему они убили моего отца?

– Я так полагаю – все это звенья одной цепи. Все неслучайно. Это – британцы, они затеяли игру и пока выигрывают. Их цель – сплотить всех против нас. Они играли в игру в Персии, чтобы восстановить против нас Североамериканские соединенные штаты. На стол их президенту ложились документы, подтверждающие то, что Персия готовит террористов-смертников, а Российская Империя передала ядерные технологии и курирует изготовление в Персии ядерного оружия, нарушая тем самым договор о нераспространении. Все это подсунули им британцы, поскольку они знали о том, что это правда, достоверно знали. Польша взорвалась, потому что это выгодно британцам. Война в Европе с перспективой втягивания в нее Австро-Венгрии, возможно, Италии и даже Священной Римской империи. Будут новые провокации с целью разжечь пожар – и мы должны быть к этому готовы. Но убийство твоего отца… это что-то новое. Оно имеет какую-то цель, вопрос в том, какую…

А и в самом деле – какую? Когда убивают отца…

Боже…

– Кажется, я понял. Возможны два варианта дальнейшего развития событий, причем развиваться они могут одновременно. Вариант первый – британцы представят доказательства того, что Государь убит по твоему приказу… не перебивай! Второй… второй еще страшнее. Им надо было поставить тебя на трон. Знаешь, почему?

– Почему?!

– Потому, что ты нажмешь кнопку.

…Несмотря на отличную звукоизоляцию салона вертолета, говорить шепотом все-таки было нельзя – работа двигателей была слышна, – это было приглушенное гудение на высокой ноте. Зеленое море тайги плыло в иллюминаторах…

– Им нужен ты, потому что ты десантник и патриот! Они все просчитали! Психотипы, понимаешь! Твой отец закончил службу командиром экипажа стратегического бомбардировщика, они это знают! Его основные черты характера – это хладнокровие и расчетливость, он флегматик. Ты – не такой! Ты служил в десанте, твой девиз – «Никто кроме нас!». Ты кто угодно, но не флегматик! Поэтому ты нажмешь кнопку!

– Какого дьявола мне ее нажимать? – Николай так пока и не понял.

– Потому что другого выхода не будет. Мы же с тобой военные, учились войне – и мы оба знаем, что такое теория гарантированного взаимоуничтожения. У тебя есть ядерное оружие в количестве, достаточном, чтобы сотню раз уничтожить все живое на земле – и у меня оно есть. Поэтому любые телодвижения чреваты. Северной Америкой руководит идиот! Возможно – алкоголик и психопат. Основное воздействие будет идти на него, и североамериканские спецслужбы не предпримут контрмер, они не считают британцев врагами.

вернуться

18

Ля иляхи илля Ллаху, инна ли-ль-маути ля-сакяратин. – Нет Бога кроме Аллаха, воистину смерти предшествуют беды. Заупокойная молитва.

10
{"b":"154226","o":1}