ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Полагаю… со мной вы уже подружились, сэр.

– Речь не про вас, извините. Речь про вашего Императора, Николая Третьего, господин Воронцов.

О как!

– Сэр, я не имею права говорить от имени Его Величества.

– В мафии, господин Воронцов… в итальянской мафии, с которой вы тоже имеете честь быть в знакомстве, нельзя просто так прийти в дом и пожать человеку руку. Нужно, чтобы тебя привел в этот дом кто-то, кому доверяет хозяин дома, и представил тебя. Без этого – тебя даже не пустят на порог. Вы близко знакомы с Императором Николаем Третьим, дружите с ним. Я хочу, чтобы вы представили меня ему.

– Полагаю, сэр, вам известно, что я нахожусь в опале при дворе.

– Ай, бросьте! – Мисли раздраженно махнул рукой. – Вы не понимаете, о чем я вас прошу, господин Воронцов. И не понимаете, что это может дать вам. Вы прибыли сюда для того, чтобы тайно представлять интересы Российской Империи. Вы не разведчик, ваша задача заключается не в том, чтобы залезть в какое-нибудь здание в Бурбанке[20] и украсть чертежи нового истребителя-бомбардировщика. Вы не дипломатический работник, который дает взятки лоббистам, чтобы провалить какой-то невыгодный для его страны закон. Вы работаете на более высоком уровне, на котором до сих пор работали только британцы. Вы заводите связи и знакомства, пока это у вас не совсем удается, но все впереди. Вы предлагаете решения проблем, стоящих перед страной, ваш опыт управления Персией и специалиста по борьбе с повстанческим и террористическим движением позволяет вам давать весьма ценные рекомендации и существенно помогать нам. Вы единственный на моей памяти человек, который являлся установленным русским разведчиком – и, тем не менее, по приезде был принят в СРС, причем на высшем уровне. У вас хорошие связи уже сейчас – и что самое удивительное, и при республиканцах, и при демократах вы будете вхожи. А вы мне говорите, что в опале. Подумайте, что вам это даст. Если мы наладим мост сотрудничества и взаимопонимания между Северо-Американскими Соединенными Штатами и Российской Империей – мы оба станем просто неприкасаемыми. Понимаете, неприкасаемыми. Что бы мы ни натворили – уклонились от налогов, прошлись голыми по Пенсильвания-авеню, пришибли какого-нибудь режиссера на церемонии вручения Оскаров – нам ничего не смогут сделать. Перед нами просто извинятся, вот и все. Теперь понимаете, о чем я?

Верно говорили в первом году – надо поменять президента и вице-президента местами. Может быть, тогда эта страна не находилась бы в такой глубокой… в какой она находится теперь.

Но кое-что надо прояснить.

– Сэр, полагаю, что эта неприкосновенность… более чем иллюзорна. Британцы, например, не будут ее соблюдать. Скорее наоборот.

Это был намек. Намек, который Мисли мгновенно понял.

– Вон вы про что…

– Про это самое, сэр. Весьма неприятно жить под прицелом.

– Согласен. Но варианты есть. Например, как насчет личной охраны из спецподразделения министерства обороны?

Я внезапно понял, что те парни, которые встречали нас наверху – они не из Секретной службы. Скорее всего морские пехотинцы. Да, они получают жалованье и от нефтяной компании – но кто-то их прикомандировал к вице-президенту Северо-Американских Соединенных Штатов. И я даже знал кто.

А это значило – одно из двух. Либо в САСШ, светоче демократии, готовился военный путч – либо он уже произошел. Просто никто этого не видел.

Или – видел?!

– Пентагон. Десятое сентября, – коротко ответил я.

Мисли улыбнулся, глаза его были холодными как лед.

– Рад разговаривать с умным человеком. Не будьте только слишком умным, хорошо. Итак?

– Итак, сэр, полагаю, что встречу с Его Величеством вам можно устроить. Но мне нужно что-то более весомое. В подтверждение ваших намерений.

Если идешь обедать с дьяволом – готовь большую ложку. Вот только правило это работает в обе стороны.

Вице-президент пошел в сторону лестницы, махнув мне рукой.

– Следуйте за мной.

В каюте, которая была рассчитана на четверых нефтяников и в которой сейчас была одна лишь Иден, немедленно удалившаяся, Джек Мисли достал из-под кровати небольшой атташе-кейс, открыл кодовый замок. Там лежали какие-то папки, судя по красной диагональной полосе – совершенно секретные. Он достал одну из них, бросил ее на кровать рядом со мной.

– Вы ведь здесь кое-что ищете, господин Воронцов, не так ли? То, что вы искали в Мексике, в Аргентине, в Бурской Конфедерации. Полагаю, это и есть фунт мяса, который в этой игре предназначен для вас. Откройте, посмотрите…

Ночь на 29 августа 2002 года.

Тихий океан.

Южнее острова Святой Елены

– «Звезда», «Звезда», я «Сокол-четыре», плохая слышимость, повторите.

– «Сокол-четыре», я «Звезда», повторяю – неустойчивый радиолокационный контакт, к северу от вас, повторяю – к северу от вас неустойчивый радиолокационный контакт. Примерно восемнадцать миль от вас, курс – норд-вест, скорость около четырехсот. На запросы не отвечает, как поняли?

Господи…

– «Звезда», я «Сокол-четыре», это за пределами нашего сектора. Вопрос – что вы от нас хотите?

– «Сокол-четыре», я «Звезда», Главный хочет, чтобы вы проверили контакт. Возможно, это русский ракетоносец, как поняли, прием?

Командир тактической авиационной группы дальнего рубежа капитан-лейтенант ВВС Дик Бримли переключился на внутреннюю сеть, которая связывала лишь четыре самолета его группы.

– Парни, Главному мерещится русский ракетоносец в восемнадцати милях от нас.

– Черт, этому ублюдку опять геморрой спать не дает… – послышался усталый и раздраженный голос капитана Ника Аройо, позывной «Сокол-три».

– Осторожнее с выражениями. Старик может услышать с расшифровки, и тогда крышка, – предупредил третий из их группы, самый молодой и самый рассудительный из всех, лейтенант Дик Хеншо, позывной «Сокол-один».

– Плевать. У меня на расшифровке знакомый работает. Верней, знакомая… – легкомысленно отозвался Аройо.

– Черт, может, это «Треска»[21] к нам летит? – предположил вслух Бримли.

– Может быть…

– «Сокол-четыре», куда вы пропали! – надрывался пост управления на авианосце. – «Сокол-четыре», вернитесь на основную частоту, немедленно!

Капитан-лейтенант переключился на основную частоту.

– «Звезда», это «Сокол-четыре». Если это приказ, то мы отработаем контакт. Но после этого – готовьте посадку, я чертовски устал тут болтаться, и у меня мало топлива.

– «Сокол-четыре», вас поняла. Главный требует немедленной проверки…

– «Звезда», принято…

Капитан-лейтенант снова переключился в закрытую сеть.

– Идем отрабатывать контакт, я ведущий. Построились, парни.

– Вчетвером? – поинтересовался Аройо. – Может оставить меня и первого на рубеже? Вообще-то мы не должны выходить за пределы сектора.

– Может, это и вправду русский ракетоносец?

– То-то он мимо нас летит. Может, наркоту везут.

– Ее обычно в Африку возят, а не наоборот.

Шел… черт его знает, который день политического и военного кризиса в Персии, и все предельно устали. В Атлантическом океане один североамериканский авианосец – «Форрестол»[22] и два британских – «Кинг Георг I» и «Кинг Георг II» – противостояли четырем авианосным группам русских. Русские вывели на позиции «Цесаревну Ксению» – сверхавианосец дальнего рубежа, водоизмещением сто сорок тысяч тонн, с шестью дорожками – фотографию показывали на брифингах, жуткая штука. Русские действовали по плану «Завеса», их поддерживали германцы своими двумя авианосцами – итого шесть против трех, не самый лучший расклад. Они же вынуждены были держать авианосцы в Тихом океане – против Японии, в северном секторе Атлантики у самых берегов, и в Индийском океане, какой-то идиот сгрудил шесть современных авианосцев там, в Индийском и южной части Тихого океана. Русские и германцы действовали по плану «Завеса», они должны были отрезать американский континент от евроазиатского в случае начала большой войны – поэтому кроме авианосцев на позициях были три русских и три германских линкора, а также подводные лодки-охотники, в основном германские, океан ими буквально кишел. Сначала все думали о самом худшем, писали письма домой, каждое – как последнее. Сейчас все просто устали до предела, вот и все. Самолеты были на последнем издыхании, надо было проводить полную профилактику, а кое-где – полностью менять турбины. Пилоты чуть с ног не падали, налетали почти что годовую норму. Но в то, что там впереди русский дальний ракетоносец, капитан-лейтенант Бримли, командир дежурной группы прикрытия дальнего рубежа, не верил. Если до сих пор не началось, то и не начнется…

вернуться

20

В Бурбанке, Лос-Анджелес, находятся головные офисы некоторых авиастроительных и иных компаний оборонного характера.

вернуться

21

COD, Carrier on delivery – специальный легкий двухмоторный транспортник, способный садиться на авианосец.

вернуться

22

Новый «Форрестол», водоизмещение восемьдесят шесть тысяч тонн, атомный.

18
{"b":"154229","o":1}