ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Возможно, просто какой-то грузовой лайнер, сбившийся с курса и не отвечающий на запросы из-за поломки. Ночь, да и ветер вон какой скверный, так и шатает…

Капитан включил радар своего «F18» в поисковый режим, если бы он подозревал, что там ракетоносец русских – он бы этого не сделал, чтобы не раскрывать себя. Радар почти сразу выдал точку, для истребителя она была весьма жирной. Больше всего это походило на транспортный самолет.

– «Сокол-один» и два, поднимитесь повыше, займите эшелон шесть тысяч.

– «Сокол-два», принято.

Как и положено было, ответил лишь ведущий.

Неизвестный самолет был достаточно тихоходным, «F18» быстро настигли его, поддерживая скорость примерно шестьсот пятьдесят миль в час. Видимость была скверной, если вторая пара на шести тысячах точно была выше нижнего края облачности, то они были как раз в облачном покрове, море штормило, и их шатало, как на русских горках, капитан-лейтенант, удерживая управление, осторожно сближался с целью, в такой облачности и при таком ветре можно было запросто столкнуться как со своим ведомым, так и с неопознанным объектом.

Неопознанный объект продолжал следовать своим курсом, не предпринимая маневров уклонения, что лишний раз доказывало, что это гражданский самолет, военный бы уловил излучение поискового локатора и попытался бы поставить помехи, уклониться, а то и ударить по преследователям из кормовой установки. Непонятно было, зачем он летит при такой турбулентности, в слое облаков, когда можно свободно подняться выше, где намного спокойнее. Если бы он летел в обратную сторону, со стороны Латинской Америки в Африку – капитан-лейтенант побился бы об заклад, что это крупный перевозчик кокаина. Но он летел наоборот – в Латинскую Америку.

– «Сокол-четыре», опасное сближение по фронту, «Сокол-четыре», опасное сближение по фронту, – забубнил речевой информатор.

Капитан-лейтенант чуть отдал ручку на себя, чтобы занять позицию выше – его болтало, как игрушку, в турбулентных струях летевшего впереди самолета, авиагоризонт словно с ума сошел. Поднявшись выше, он занял исходную позицию, где не так трясло, и хотел вызвать неопознанный самолет на международной частоте, но вдруг передумал. Если неизвестный пилот его не видит – лучше сначала попытаться разобраться, что перед ним, только потом запрашивать опознание…

– «Сокол-три», ты видишь его? – запросил капитан-лейтенант своего ведомого.

– «Сокол-четыре», визуального контакта нет, но тварь приличных размеров, судя по следу.

– «Сокол-три», отойди влево и прикрывай меня. Я собираюсь запросить его на международной частоте. Будь наготове.

– Понял, сэр.

После модернизации палубный истребитель-бомбардировщик «F18E/F» был оснащен новейшей аппаратурой, частью которой являлся радар APG-79, предоставляющий возможность летать в экстремальных условиях так же уверенно, как при видимости сто. Картографирование местности, режим автоматического огибания на предельно малой, автосопровождение до десяти объектов, стрельба одновременно двумя ракетами по одной цели и двумя ракетами по двум целям – все это было реализовано. Сейчас капитан-лейтенант собрался воспользоваться одной из новейших функций своего радара – он вывел на правом многофункциональном дисплее список команд для радара, выделил нужную цель, нажал F11 и замер в ожидании, стараясь держать самолет как можно ровнее, чтобы сократить время работы системы. Подпрограмма опознания по радарному отражению проскочила за семь секунд – и капитан присвистнул в изумлении, смотря на то, что компьютер нарисовал ему на дисплее.

Это был военно-транспортный самолет средних размеров, германский двухдвигательный «Юнкерс». Такие самолеты были на гражданке, но их было немного, потому что транспортники, переделанные из пассажирских машин, даже устаревших, более экономичны, а способность взлетать и садиться на грунтовые аэродромы нужна была разве что наркоторговцам. Значит, самолет военный. Возникал вопрос о государственной принадлежности и вообще – что этот самолет здесь делает. Дело в том, что для трансокеанских перевозок применяют куда более крупные машины, с куда большим запасом топлива, а у этой просто не хватит запаса топлива, чтобы долететь из Африки до Бразилии или Аргентины, куда она тут направляется. Два варианта: либо его дозаправили в воздухе, что ночью и при такой погоде очень рискованно, либо он садился для дозаправки на Святую Елену. Но это же британский военный аванпост, неужели они позволили транспортнику противника приземлиться и дозаправили его?

И какого хрена он тут летит.

– «Сокол-три», я «Сокол-четыре», пересылаю тебе картинку, принимай.

– «Сокол-четыре», получаю… ни черта себе.

– «Сокол-три», готовность два. Подсветишь его мне.

– Понял, сэр, выполняю.

Каждый патрульный самолет F18E/F дальнего рубежа был вооружен двумя ракетами AIM-120 AMRAAM радарного наведения на подкрыльевых консолях, двумя ракетами AIM-9 Sidewinder на законцовках крыла и пятьюстами семьюдесятью восемью снарядами калибра двадцать миллиметров к авиапушке. Еще самолет нес три – максимально возможное количество – подвесных топливных банка на подкрыльевых консолях, чтобы увеличить продолжительность патрулирования. Сейчас пилот ведомого «Сокол-три» отошел еще дальше в сторону и активировал радар бортового управления огнем, передавая данные на самолет ведущего «Сокол-четыре» в режиме реального времени. «Сокол-четыре» отключил радар вообще, став невидимым для возможного противника. Одновременно информация о перехвате пошла на авианосец. Современная система обмена информацией была такова, что эту картинку с радара могли получить в реальном режиме времени хоть в Норфолке, в главном штабе ВМФ, хоть в Белом доме, хоть на «Форрестоле», хоть на любом другом североамериканском самолете, который находился в любой точке земного шара и был бы готов принять информацию.

– «Сокол-три» готов, полный рок-н-ролл, сэр.

– «Сокол-два», это «Сокол-четыре», как обстановка?

– «Сокол-четыре», здесь «Сокол-два», держусь на шести тысячах. Здесь все спокойно, ближайшие бандиты[23] в тридцати милях от нас, к северу, активности не проявляют. Иванам тоже не спится…

– «Сокол-два», я «Сокол-четыре», будь наготове.

– «Сокол-два» принял.

В этот момент вышел на связь дежурный летный босс[24] на авианосце:

– «Сокол-четыре», я «Звезда», мы получаем картинку, что там у вас?

Капитан-лейтенант узнал голос Уайта Генри, пожилого и достаточно опытного офицера, доматывающего выслугу на «Форрестоле».

– «Звезда», я «Сокол-четыре», у меня здесь неопознанный транспортный самолет типа «Юнкерс» неустановленной государственной принадлежности, он не выглядит опасным, но я собираюсь запросить его.

– «Сокол-четыре», выглядит как наркоторговец.

– «Звезда», для наркоторговца он летит в неправильном направлении.

– «Сокол-четыре», вопрос – вам хватит топлива?

– «Звезда», еще минут десять можно развлекаться. Я закончу здесь и пойду домой.

– «Сокол-четыре», будь осторожен, отбой.

Капитан-лейтенант вызвал панель управления вооружением и переключил его с SAFE на ARM. Только после этого он вышел на используемый в таких случаях второй «чрезвычайный» канал международной системы UHF.

– Внимание неопознанному транспортному самолету юго-западнее святой Елены, следующему курсом норд-вест. Это перехватчик ВМФ САСШ, позывной «Сокол-четыре» с авианосца «Форрестол», занимаю позицию на десять часов в одной тысяче футов позади вас. Ваш курс ведет в сторону запретной для полетов гражданских самолетов зоне, установленной североамериканским ВМФ. Мы маневрируем рядом с вами для визуальной идентификации. Прошу выйти на связь и сообщить свой позывной и государственную принадлежность.

Из осторожности капитан-лейтенант Бримли не стал раскрывать количество самолетов в группе.

В эфире не было ничего, кроме молчания.

вернуться

23

Кодовое обозначение самолетов противника в радиообмене.

вернуться

24

Дежурный летный офицер, старший над находящимися на авианосце пилотами, имеющий право принимать решения.

19
{"b":"154229","o":1}