ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Так помоги мне и на этот раз, и будем считать, что этого небольшого разговора у нас не было…

— Но они меня убьют! И вас они тоже убьют!

— Ну-ну… — рейхскомиссар снова присел на корточки рядом с Айдидом — они могут убить тебя, это ты сказал правильно. Но вот меня они вряд ли убьют. И знаешь почему, шварце? Да потому, что я умею читать мысли людей! И им ко мне не подобраться! Что происходит в Италии!? Что происходит в Сомали?! Ну?

— Они… — генерал-полковник хватал воздух ртом как вытащенная на берег рыба — они собираются устроить мятеж! Государственный переворот! Они придут к власти!

— Это в Сомали — то?! Да ты бредишь, мой чернокожий друг…

— Нет! Не в Сомали! Не в Сомали! Умоляю, спрячьте меня от них! Они меня найдут! Найдут, потому что я их предал!

— Раз я сохранял тебе жизнь до этого, что мне мешает и дальше делать это?! Это моя земля и никто не придет сюда без моего ведома. Но скажи мне правду, а не тот бред, который ты несешь. Они хотят восстановить поставки наркотиков? Хотят перехватить цепь?

— Нет! Нет! Они правду хотят свергнуть власть в стране! Это фашисты! Фашисты! От них нельзя ждать пощады!

Примерно через час — рейхскриминальдиректор вышел из допросной камеры Министерства безопасности в коридор, темный и сырой. Капала вода, откуда-то из глубины коридора доносились крики — кого-то секли кнутом.

План конечно диковатый — но почему-то рейхскриминальдиректор ему поверил. Причем сразу. Он был достаточно опытным сыщиком, прошедшим практику в Пруссии, потом работавшим в Берлине перед тем, как перейти в Зарубежный отдел — и он видел слишком много лжецом, а потому научился разбираться — лжет человек или нет. Это не так просто как кажется, правда обычно выглядит несвязным бредом, потому что действия обычного человека чаще всего хаотичны, основаны на эмоциях — а когда речь идет о несогласованных действиях разных людей… А вот ложь — чаще всего выглядит логично, потому что тот, кто собирается лгать — продумывает свою ложь до деталей, репетирует ее. Но выявить ложь все равно можно при наличии старого доброго уличного полицейского опыта. Он у рейхскомиссара Абиссинии был.

План не такой уж плохой. Под видом подготовки к массированному наступлению террористических формирований Айдида из Абиссинии — собрать в Сомали наиболее боеспособные части — морская пехота, горные стрелки, спецназ, отборные части карабинеров. Создать полевой штаб, под предлогом неготовности к управлению войсками в районе боевых действий — заменить часть командного состава на своих людей. Погонять части на операциях, обозлить в достаточной мере. После чего — по условленному сигналу поднимать авиацию и десантироваться на Рим. Захватить все ключевые объекты города, парализовать управление, арестовать правительство и короля. После чего — провозгласить военную диктатуру.

Зачем нужен Айдид? В принципе нужен — для достижения неких договоренностей. Здесь важен начальный элемент плана — играть нужно согласованно. Плюс — Айдид не должен предпринимать никаких резких действий в Сомали в то самое время, когда сконцентрированные там войска — переместятся в Рим, оставив колонию без прикрытия.

Как он на это пойдет? Да запросто. На кой черт ему нужно восстание, если ему предложат все вернуть, как было — он с радостью согласится. О, мой Бог, так может быть — во главе переворота те самые люди, которые не всплыли тогда в деле о контрабанде наркотиков?! Тогда понятно, как и на чем они купили Айдида.

Итальянцы на это пойдут. Особенно элитные части. Мотающиеся по горячим точкам — а ведь и в Триполитании берберские племена хулиганят — проливающие кровь и взамен получающие скандалы в прессе и даже суды — они поддержат переворот. Правительство Италии — никуда не годные, мягкотелые, преступно-халатные увальни, в основном — олигархи и политический бомонд, которого на такую маленькую страну — излишне много. Более того — мятеж поддержат и переселенцы. Те, кто не выдержал — те уехали давным-давно, а те, кто остался — им идти некуда и они за свою землю когтями будут держаться и глотки рвать. У этих — даже само обсуждение в Сенате вопроса о предоставлении самостоятельности Сомали — это уже преступление, и если им предложить вышвырнуть поганой метлой всех этих зажравшихся сенаторов из своих кресел — они за любым пойдут. В Италии давным-давно пора установить серьезную власть, то что есть — это не власть, это пародия на нее.

Что же тогда не так?

Киллер. Куда он делся. Кто его вообще послал? Зачем, с какой целью? Он не вписывается в игру.

Почему кто-то решил убрать Айдида с доски именно сейчас?

Кто-то знает о перевороте и пытается остановить его вот таким способом? Глупо — достаточно дать утечку в газеты, понятную для всех посвященных. Мы все знаем, не делайте глупостей, если хотите и дальше сидеть в своих креслах, а не на скамье подсудимых. Почему Айдида решили убирать именно сейчас и именно таким образом?

И кто в Берлине приказал предоставить режим наибольшего благоприятствования этому «падре», скорее всего — итальянскому агенту?

А кто попытался ликвидировать исполнителя в горах? Четыре человека, крупнокалиберная винтовка — группа, представляющая серьезную опасность.

Многое не сходится. Итальянский исполнитель. Группа, которая пыталась его ликвидировать и погибла сама. Эта история с переворотом.

Многое не вяжется. Почти ничего.

Если предположить, что Айдида использовали втемную, скормив ему историю о перевороте и пообещав, что после него все будет так, как прежде было — то в чем-же правда? Каким боком к этому замешаны Берлин, и возможно даже Ватикан.

Крики истязаемого теперь уже действовали на нервы…

Из камеры вышел Зайдлер.

— Что думаешь?

— Мне кажется, что это правда — подтвердил Зайдлер — по крайней мере, он думает, что это правда.

— Но это же бред!

— Такой, какой и можно ожидать от итальянцев. Они кажутся беспечными и неосмотрительными — но Африка сильно меняет людей.

Рейхскомиссар кивнул

— Иногда я сам не могу вспомнить, каким был до Африки…

— Мне кажется, надо сообщить в Берлин — сказал Зайдлер — это серьезное дело.

Ирлмайер кивнул

— Сделаем это завтра утром. Сейчас все порядочные люди должны спать.

— А этот?

— Верни его в Мюнхен. И убери оттуда лишних людей. Ни к чему это.

— А как же этот убийца? Мы так и не задержали его.

— Убийца, убийца… — раздраженно сказал Ирлмайер — мы бегаем как белки в колесе и никакого результата! Скорее всего — все это чушь собачья, нам скормили эту ерунду, чтобы мы поверили в нее. Может, надо было этого попа под каким-то предлогом вывести на Айдида, вот придумали эту сказочку! Повесь беспилотник, пусть отслеживает окрестности Мюнхена. Это все.

Зайдлер понял — его начальник сознательно сдает Айдида по каким-то причинам. Но, как и полагается хорошему немцу — он не сказал, ни слова.

— Яволь!

Истязаемый человек в камере неподалеку завизжал, как визжит собака, которой больно — пронзительно и страшно.

— Да что же это такое!? — рейхскриминальдиректор стукнул кулаком по стене и направился к камере, откуда раздавались эти звуки.

Зайдлер направился на выход. Фельдфебель Шнитке с помощником — курили, стоя во дворике представительства, малиновые огоньки тлели во тьме. Увидев выходящего Зайдлера — они моментально подобрались, затушили сигареты.

— Берите этого… — Зайдлер не стал уточнять, кого именно — и везите обратно в Мюнхен. Не бейте его больше.

— Яволь!

— Я поеду за вами… — начальник рефературы два и сам потом не мог сообразить, зачем он принял такое решение.

Фельдфебель с помощником поспешили внутрь здания — а Зайдлер пошел к своему Ауди — сообщить гауптману Зиммеру, чтобы убрал своих людей от Мюнхена и оставил только обычные посты. Одним из секретов работоспособности и четкости выполнения получений Зайдлера было: если тебе поручили работу, по возможности сделай ее прямо сейчас, пока все помнишь в точности и чтобы потом к ней не возвращаться. Пока это работало…

26
{"b":"154231","o":1}