ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
365 вопросов самому себе
Континентальный сдвиг
Искусство обмана
Вернуться, чтобы исчезнуть
Пусть это будет между нами
Вязание из шнура. Простые и стильные проекты для вязания крючком
Как читать рэп
Крепость на семи ветрах
Ускользающее притяжение
Содержание  
A
A

У Крис была идеальная по модельным меркам фигура — девяносто — шестьдесят — девяносто — но она никогда не старалась это подчеркивать, потому что с детства держала имидж «своего парня». Она просто не осознавала своей сексуальности, и когда в Ницце ей пришло в голову выйти на променад в коротком платье, отчего случилась одна авария, и многим мужчинам потребовалось вправлять вывихнутую челюсть — она искренне недоумевала — а чего это они. Она одно время носила короткую стрижку «каре», потому что так за волосами было удобно ухаживать, и они не мешались — но сейчас отрастила длинные волосы и ей это шло. Ее лицо больше было похоже на лицо славянки, только глаза типично британского, неопределенно-серого цвета, взгляд прямой и честный. Она почти не пользовалась косметикой и носила такую одежду, в которой ей было удобно. В Лондоне у нее был парень, но она его не видела довольно долгое время.

Как фотокорреспондент и журналист, работающий на CNN — она прибыла в Рим несколько часов назад, таможню прошла без особых проблем — правда итальянский таможенник первый раз поставил визу себе на столешницу и только потом — на паспорт с британским геральдическим львом. Ее добыча на сегодняшний день — ватиканские кардиналы, у которых, как она подозревала, скопилось кое-что на черный день. И которые — пылали любовью к детям, девочкам и мальчикам, причем любовью отнюдь не чистой. Когда она получала задание в редакции — ее чуть не вывернуло наизнанку…

Все произошло случайно. При ней была фотокамера Олимпия и набор объективов, в том числе для дальней съемки. Она начала настраивать камеру, проверяя, не сбились ли настройки, как камера перенесла полет и просвечивание рентгеновским аппаратом. Для этого — она устроилась в укромном месте и стала рассматривать толпу, меняя объективы. Надев «N 2 дальний» — британцы обожают помечать любую вещь номерами, страсть к порядку и упорядочиванию у них в крови — она начала рассматривать толпу, подстраивая резкость. И увидела…

Господи Боже…

Она прекрасно помнила этого человека. Потому что в месте, которое называлось Хрустальный дом, и куда она раз в три дня приходила для того чтобы присутствовать на общей пресс-конференции — этот портрет висел выше всех на доске, где находились портреты особо разыскиваемых русской оккупационной администрацией лиц. Этот человек числился в списке разыскиваемых под номером один, и за него была назначена награда. Полмиллиона русских рублей золотом или в любой валюте мира по выбору обратившегося за наградой за голову этого человека, живого или мертвого. Сто тысяч русских рублей золотом или в любой валюте мира по выбору обратившегося за наградой за информацию, которая может оказаться полезной для поимки этого человека. Русские так и не смогли найти этого человека. Хотя искали — она сама, своими глазами видела, кто его искал, и как его искали…

Прежде чем она успела осознать, что она делает, она обнаружила, что уже стоит в очереди на самолет. Тот самый — самолет.

Продавец билетов авиакомпании Алиталия за фирменной стойкой улыбнулся ей дважды — сначала механически, а потом уже искренне.

— Чем могу служить?

— Мне нужен билет на самолет — выпалила Крис

— Какой самолет, синьорина?

— Ну…

Она моментально придумала, что сказать

— Синьора, пожалуйста… Тот синьор. Лысый и в темных очках.

На лице молодого продавца билетов отразилось искреннее разочарование. Почему то большинство красивых женщин оказываются именно синьорами, а не синьоринами.

— Который был перед вами, синьора.

— Да… Видите ли… это мой муж… и он летит непонятно куда и не сказав мне. Я хочу своими глазами увидеть… куда он летит и что этот мерзавец будет там делать…

Жест, который сделала Крис, получился чисто случайно. У нее горели уши от вороха вранья, которое она вывалила на беднягу за последнюю минуту, и она подняла руку, чтобы поправить волосы. Но продавец истолковал ее жест как жест кое на что намекающий. Итальянец, касаясь в разговоре своего уха, намекает на обстоятельства, связанные с содомией. В Италии такое было… в Европе содомию называли «любовью по-итальянски». Но еще больше этой мерзости было в Египте, которая после ухода англичан, заложивших, так сказать основы — превратилась в настоящую столицу содомии. А именно в Каир — подозрительный синьор и купил билет, причем без предварительного заказа, переплатив у стойки чуть ли не вдвое. Все содомиты Европы летали туда на развлечения выходного дня — благо эта страна не требовала виз, и по всей стране было полно гомосексуальных борделей с детьми. Нищета и жуткое расслоение общества по доходам вкупе с привнесенными британцами традициями и валом туристов — заставляли родителей отдавать своего сына в такое мерзкое место, чтобы поднять оставшихся.

Итальянец сделал большие глаза. Он просто представить не мог, как синьор, имеющий такую молодую и очаровательную супругу, мог развлекаться таким мерзким и отвратительным образом. Вот что деньги делают…

— Конечно, синьора. Он… вылетел в Каир.

— Билетик на этот рейс найдется?

— Сейчас посмотрим, синьора

Продавец пощелкал клавишами компьютера

— Боюсь… только в первый класс, синьора.

Крис мысленно ужаснулась. Редакция никогда не оплатит ей билет в первый класс, тем более купленный у стойки с огромной переплатой. Но она была не из тех, кто отступает.

— Выписывайте.

Она боялась, что продавец потребует паспорт, и ее обман откроется в мгновение ока… все-таки она была журналисткой, а не разведчиком и не умела профессионально лгать. Но продавец не потребовал паспорт. Потому что итальянцы требуют паспорт только при оформлении мест в экономический и бизнес-класс, первый класс можно купить без паспорта, были бы деньги. Итальянцы умеют делать бизнес и привыкли к византийским интригам одиноких мужчин, в том числе и тех, кто летит в Каир. Просто плати — и лети…

У арки металлоискателя — итальянский таможенник — недоуменно посмотрел на ее паспорт.

— Каир, синьора? Вы хотите закрыть визу?

Недоумение таможенника было понятно — у Крис была итальянская четырнадцатидневная «деловая» виза, она стоит довольно дорого и закрывать ее через два часа после открытия… Не проще ли тогда было купить транзитную, она стоит на порядок дешевле.

— Да, я хочу закрыть визу — нервно сказала Крис

Таможенник пожал плечами и сделал отметку. Ему было лет шестьдесят, он уже мало интересовался женщинами и имел большой опыт работы в таможне. Поэтому по паспорту штампом попал с первого раза, и не глядя…

68
{"b":"154231","o":1}