ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Это я попросил ее быть тактичнее, уж прости. Не знаю, насколько это удачная идея прийти сюда вместе с Тео.

– Глупости, – отмахнулся тот, но из-за длинных ногтей этот жест вышел устрашающим. – Я всегда знал, что ты обретешь свою пару, и очень рад, что вы пришли навестить немощного старика. Лишь извиняюсь, что не успел навести здесь порядок к вашему приходу. Надеюсь, Теона, тебя это не слишком пугает?

– Не слишком, – я не стала настаивать на своем бесстрашие.

– Не бойся, мое состояние не заразно. – Спустя такое количество лет в одиночестве, вампир видимо испытывал непомерную тягу поговорить хоть с кем-то. – Я самый не опасный из них всех. Не уверен даже, что я до сих пор принадлежу их роду.

– Дед, – устало выдохнул Эдриан, но продолжать не стал.

– Он же тебе не рассказывал, – скорее утверждал, чем спрашивал старик, указывая на парня.

– Оставил за тобой право рассказать эту личную историю.

Я переводила взгляд с одного вампира на другого, пытаясь понять, о чем они, а в глубине души желая просто оказаться где-нибудь подальше, например, в нашей уютной лачужке на краю света.

– Благородно, внук. Еще чаю, Теона? – Я кивнула. – Думаю, тут и нечего, в общем, рассказывать. Я это то, что станет с любым вампиров, откажись он от крови.

Мои брови медленно поползли вверх. Я всматривалась в его обезображенные черты и не верила своим глазам.

– Так, от этого вы не умираете?

– Нет, хотя первоначально именно эту теорию я решил проверить на себе, навсегда отказавшись от человеческой и животной крови. Но как видишь, это не убило меня, лишь порядком обезобразило.

– И вас это не пугало? – удивилась я, боясь даже представить каково это каждый день подходить к зеркалу и видеть, как медленно умирает ваше тело, усыхая и деформируясь. Наверное, именно поэтому на нашем пути не встретилась ни одна отражающая поверхность.

– Нет, – просто ответил старик, без каких-либо эмоций рассматривая свою подрагивающую кисть. – Потом я решил пойти дальше и стал питаться как человек.

– И был результат?

– Можно и так сказать, хотя скорее обратный. Мое зрение, слух и чутье притупились, уравнявшись с простыми смертными, также пропала былая скорость. Мне нужно спать каждый день, чтоб поддерживать силы, как и питаться. Правда, теперь солнце стало для меня опасным, я бы сказал смертельным, так что могу выбираться из дома только по ночам.

– Но вы все еще бессмертны? – Меня удивляло его желание существовать в таком виде.

– Как видишь. Не вампир, но и не смертный. Теперь я занят изучением этого состояния, пытаясь выяснить, насколько отличаются наши виды.

– Поэтому вас отселил сюда, – догадалась я, вспоминая безликую, словно выжженную землю вокруг дома.

– Скорее уж это было моей личной инициативой, – признался старик, слегка постукивая крепким когтем по столу, заполняя возникшую между нами пустоту гулкими звуками. – Не люблю, когда под ногами путаются всякие неумехи, да и мой вид не способствует поднятию духа нашей расы.

– Если честно, – вступился Эдриан, накрывая своей рукой мою подрагивающую ладонь, – Совет был не в восторге от этих исследований, потому что они демонстрируют нашу слабость.

– Какая же слабость в бессмертие? – поразилась я. – Даже без крови вы продолжаете существовать, как ни в чем не бывало. Вам не нужен живой организм, чтобы выжить. Если наступит конец света, вы еще повоюете за право первенства с тараканами.

Повисла тишина, и мне стало ясно, что стоило держать язык за зубами. Парень откашлялся, когда его дед засмеялся.

– Вообще-то самыми устойчивыми к воздействию радиации являются вовсе не тараканы, а мучные жуки. Хотя, мысль верная.

– А что будет, если вы вернетесь, ну… к нормальному режиму питания?

– Не знаю, и не собираюсь выяснять. Этот путь закрыт для меня навсегда. – Старое лицо, казалось, сморщилось еще сильнее, видимо он хотел нахмурить брови, но кожа была полностью лишена любой растительности.

– Дед пытается отыскать альтернативные источники поддержания жизни, – пояснил Эдриан. – Не сказал бы, что все вампиры в восторге от этого, но спасает то, что никто не верит в его силы.

– Просто старец, лишившийся рассудка. Порой стоит сойти с ума, чтобы наконец обрести право покоя. Еще чаю?

Мы с Эдрианом дружно покачали головой. Я практически начала булькать внутри от непомерного количества жидкости.

– Мы пожалуй отдохнем, если ты не против. Дорога далась нелегко, – сказал вампир, привставая и потянув меня за собой.

– Когда вы собирается вернуться в семью? – Вопрос должен был прозвучать безобидно, но заставил меня прирасти к земле, еще крепче сжав руку Эдрина.

– Пока не собираемся, – улыбнувшись, ответил он, хотя в его глазах засветился холодный недобрый огонек, говоривший, что он всегда на страже. – Поссорился с отцом.

– Тогда понятно, – кивнул старик, тоже поднимаясь со скамьи. – Мой дом, или то, что от него осталось, к вашим услугам.

– Спасибо.

– Он ведь не знает? – спросила я, как только за нами закрылась дверь комнаты. Если его дед сообщил правду, то можно было не бояться говорить в полный голос, так как нас разделяло немалое расстояние, а подслушивать было некому.

– О чем? – как ни в чем не бывало спросил вампир, методично раскладывая наши немногочисленные вещи.

– О том, что происходит за этими стенами. О том, что я не могу вернуться в твою семью, как собственно и свою. О том, что твоя избранница вот уже как несколько месяцев мертва. О том, что…

– Я понял, Тео, не нужно драматизировать, – поморщился он. – Нет, он ни о чем из этого не знает. Я – единственный, кто навещал его, и единственный, кто сообщал хоть какие-то новости. Деда они в принципе и не интересуют. Он живет в своем мире, точнее существует в нем.

– И с чего ты взял, что он никому не расскажет о нашем визите?

– Дед прекрасно знает, насколько у меня сложные отношения с отцом. Я не раз сбегал из дома и прятался здесь, так что нам нечего бояться. Для Совета и вампиров эта территория что-то вроде темной зоны, на которую они не желают ступать.

– И почему же? – поинтересовалась я, все еще не веря в его план.

– Слушай, давай просто отдохнем. Ты устала, я устал. Нам обоим нужен отдых.

– Договаривай, – мой голос стал стальным. – Почему твой дед вдруг решил стать отшельником?

– Ладно, – нехотя проговорил Эдриан, садясь на край кровати и потирая руки, словно готовясь к чему-то серьезному. – Мой дед потерял свою пару много веков назад.

19
{"b":"154236","o":1}