ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Я не знаю, – прошептала она, а в уголках ее глаз появились первые искрящиеся слезинки. – Он так изменился. Я хотела бы тебе помочь, но мне ничего не известно. Кристиан стал таким скрытным, но я верю, что он не хочет никому причинить зла.

– Даже Тео?

– Здесь дело не в его личном желании. Тео обвиняют в пособничестве Охотникам, а ты понимаешь, насколько строг Совет к таким преступлениям, особенно после нападений. Мы запуганы, поэтому можем совершить ошибку. Окружающие требуют от него действий, полной зачистки.

– И как далеко он собирается зайти? Где отец Тео?

– Я ничего об этом не слышала, только то, что у них были разногласия по поводу дальнейших путей реформирования. Но такие споры происходят в Совете чуть ли не каждый день. Я не знаю, куда он пропал, может, что-то случилось?

– Отец в этом замешан? – Я не заметила то мгновение, когда Эдриан превратил трогательную встречу с матерью в допрос, но казалось, с каждым словом он только сильнее распалялся, желая докопаться до сути.

– Милый, я, правда, не знаю, – по щеке женщины скатилась первая скупая слезинка. – Я держалась от всего в стороне и не думала, что ситуация дойдет до этого.

– До чего? – насторожился парень.

– Эдриан, – дернула я его за рукав, пытаясь докричаться до парня. – Не нужно.

Он смутился, встряхнув темными волосами, словно прогоняя наваждение. Ему с трудом удалось восстановить дыхание и собраться с мыслями.

– Мам, прости, но мы сейчас в отстающих. Если ты знаешь хоть что-то, что поможет мне защитить Тео и ее семью, то скажи. Ты здесь, а значит, уже пошла против отца, но я чувствую, что тебе есть что сказать, так в чем дело?

– Это не имеет к вам никакого отношения, а крайней мере, прямого. Сегодня погиб один из членов Совета, из человеческой половины. Я слегка ошарашена этим, ведь он пришел к нам еще совсем молодым. Иннес, ты должен его помнить.

– И ты считаешь, это ничего не значит? – возмутился Эдриан, даже подавшись вперед от избытка эмоций. – Как его убили? Это сделал вампир?

– Милый, нет, – резко поднялась миссис Ньюбелз, подходя к сыну и успокаивающе касаясь его руки. – В этом никто не виноват. Речь идет о самоубийстве. Он выбросился из окна своего дома, а перед этим оставил предсмертную записку, что разочаровался в том, чему поклялся служить. Это сложно принять, но не все способны пережить случившееся – охотники серьезно нас встряхнули.

– Его могли толкнуть, все наверняка подстроено.

– Нет, Эдриан, его дочь подтвердила самоубийство. У них был семейный праздник, Иннес спрыгнул со второго этажа у всех на глазах. Его пытались спасти, но все безрезультатно. Это такая трагедия.

В комнате воцарилось молчание – каждый прятал свой взгляд, стараясь скрыть эмоции. Но я прекрасно чувствовала злость парня, его кулаки сжимались и разжимались, пока он о чем-то размышлял.

– Мне нужно позвонить Виллису, это ненадолго, побудьте пока здесь. – Не дожидаясь ответа, Эдриан исчез из виду, оставив после себя лишь легкий поток встревоженного ветра.

Мы с женщиной неловко посмотрели друг на друга, расходясь в разные углы комнаты и усаживаясь на скамьи. Молчание тяготило, но я не знала что сказать, впервые осознавая, что, как и мама, нервничаю в присутствие вампиров. Женщина определенно знала об этом, но делала вид, что ее это не волнует.

– Он так изменился, – ее голос прозвучал слишком резко и громко в окружающей тишине, заставив меня вздрогнуть и поднять глаза. – Я привыкла видеть его вздорным мальчишкой, который только и думает, как доставить побольше проблем, а сегодня передо мной настоящий мужчина, который рьяно защищает свою женщину. Тебе очень повезло, Тео.

– Я знаю. Вы хорошо его воспитали, – мне казалось именно это нужно говорить официальной свекрови, хотя фраза прозвучала чересчур фальшиво.

– Нет, это ты воспитала. Теперь на его лице неподдельные эмоции, не те маски, которые он примерял по настроению, а настоящие чувства. Тебе удалось достучаться до него. Несколько десятилетий назад, я и подумать не могла, что кто-то осуществит его мечту и подарит шанс на нормальную человеческую жизнь.

– Нормальную? – тихо рассмеялась я, прокручивая в голове все события последних месяцев, с момента нашей встречи – все это было очень далеко от нормы.

– Когда он встречался с Оливией, я думала, что потеряла его навсегда, – ее голос опустился до еле различимого шепота. – Ты даже не можешь представить себе эту страшную картину – как твой родной сын превращается в монстра, которого сам боялся.

– Но вы же понимали, кто он и кем вырастит. Простите, я не говорю, что вампиры зло априори, но они серьезно отличаются от людей.

– Он родился человек, таков закон природы и наше проклятье. Для ребенка важен процесс развития и постоянного изменения, а тело вампиров на это не способно. Я тебе уже рассказывала, как сильно он сопротивлялся судьбе, мне больно было наблюдать за происходящим, подмечать малейшую трансформацию в его облике. Я не стану лгать, в этом не ничего привлекательного – постепенно замедлятся сердцебиение, падает температура, кожа теряет пигментацию, становясь бледной и более восприимчивой к солнцу, но в тоже время, обостряются чувства, усиливается способность к регенерации. В любом природном явление есть плюсы и минусы.

– Вы хотели для него такой жизни? – спросила я, понимая, что вопрос слишком сложен, чтобы ответить на него категорично.

– В то время как держала эту крошечную малютку на руках? Нет, – ответила женщины, а ее губ коснулась легкая усмешка. – Но когда поняла, что могу потерять его в любую секунду, ведь дети такие хрупкие, каждый может причинить им зло, я была готова к переменам. Нет ничего страшнее для матери, чем потерять собственное дитя, и мне не о чем жалеть – мой сын рядом со мной несмотря ни на что. Я эгоистка, но зато больше не боюсь, что он заболеет, что произойдет несчастный случай, даже что кто-то захочет причинить ему боль – он может существовать в этой действительности, подчиняя ее себе, а не падая перед нею ниц.

Любая женщина поняла бы ее, даже моя мама. Кто не пожелал бы своему ребенку долгой жизни без болезней и боли? Но разве кто-то бы подумал, что стоит за этим на самом деле?

– Я знаю, что вы с мужем чистокровные вампиры, и что рождение Эдриана скорее исключение, чем правило.

– Ты неплохо подготовилась, – грустно улыбнулась женщина. – Мы должны поддерживать родовую кровь, но браки между людьми и вампирами тоже оправданны, чтобы поддержать нашу численность. Не подумай, что ты вступила в нашу семью только для этого, просто я никому бы не пожелала тех испытаний, которые пришлось пережить мне. Я так долго ждала его и только теперь вижу, что у него действительно есть будущее.

Мы снова замолчали, а прежняя неловкость вернулась, это оказалось не самой удачной темой, чтобы поддержать разговор. Мне казалось, что я затрагиваю слишком личное.

29
{"b":"154236","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Осторожно, в доме няня!
Христос с тысячью лиц
Ева
Напряжение на высоте
Особое условие
Попаданка. Дочь чокнутого гения
Господин Мани
Испытать силу демона
Ректор для Золушки