ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
История елочных игрушек
Дом кривых стен
Безмолвный пациент
Берсерк забытого клана. Книга 5. Рекруты Магов Руссии
Воронка продаж в интернете. Инструмент автоматизации продаж и повышения среднего чека в бизнесе
Порченый подарок
Псих
Выжить вопреки
Метод тайной комнаты. Материализация мысли
A
A

– Но остальные нет! – выкрикнула я, не в силах себя успокоить.

– Тео, мы не супергерои, чтобы спасать всех подряд, – серьезно заявил парень и от его бесцветного голоса по спине пробежал мороз. – Есть приоритетные вещи. Мы позвоним, когда что-то выясним.

Я тут же отключилась, не желая больше выслушивать его ложь. Вот и пришел конец моей сказке, все яркие розовые мечты воздушными шариками улетели куда-то в небо, пропав с горизонта. Единственным плюсам стало то, что не осталось сомнений. Никаких. Обида придавала мне сил, убирая ненужный голос рассудка, который твердил выжидать.

Я собралась в течение нескольких минут, решив особо не наряжаться, выбрав все черное, чтобы слиться с ночью. Стоило подумать об оружие, но в комнате, конечно же, ничего не оказалось. Ни пистолета, ни секир, ни каких-либо охотнических ловушек. Оставалось идти как есть, полагаясь на собственную изворотливость. Пожалуй, так было даже лучше, подобная экипировка могла привлечь нежелательное внимание. Я натянула на голову капюшон, пряча свое лицо, а в карман джин заталкивая телефон, сама не зная зачем. Странно, но он в чем-то даже успокаивал меня, как сигнальная кнопка в кармане.

Мой взгляд в который раз прошелся по комнате, пытаясь отыскать хоть что-то, способное мне помочь. В небольшой рюкзак отправилась пара тысяч рублей, сэкономленная еще со школьных времен, дневник, заполнять который последнее время вошло в привычку, и фонарик. Я вспомнила о письме Виолетты и после долгих поисков откопала смятый листок в вещах, среди немногочисленных футболок. Номер остался нетронутым, хотя мне даже не верилось, что Эдриан так просчитался, оставив мне возможность связаться с девушкой. Клочок бумаги с цифрами отправился в мой карман, но я еще точно не знала, стану ли вообще набирать их или нет.

Оставалось самое сложное – выбраться из дома. Эти катакомбы стали мне практически родными, но попасть на поверхность самостоятельно стало серьезной проблемой. Дедушку Эдриана видимо редко посещали смертные, потому что вход, а он же и выход, находился высоко над головой, а я действительно не очень хорошо прыгала. Узкий луч света прошелся по прямоугольному проему, затем обыскал стены – ни лестницы, ни веревки, ничего. Это оказался тупик. Я тяжело вздохнула, но решила не расстраиваться, наверняка существовал другой способ выбраться из этого подземелья. Мне только оставалось найти лестницу, ведущую на первый этаж.

Я обернулась и резко застыла, когда луч фонаря выхватил сгорбленную фигуру, затянутую в черный балахон.

– Тебе лучше остаться, – просипел старик, не делая и попытки приблизиться ко мне.

– Я не могу, мы больше не можем ждать. – Мой голос охрип, и мне пришлось прокашляться, чтобы убрать из него эти уязвимые нотки. – Мне нужно все разузнать, но мама останется здесь. Пока, по крайней мере.

– Тебе тоже стоит, – настаивал он. – Эдриан будет волноваться.

– Да, пожалуй. – Мне не хотелось спорить на эту тему, но упоминание его имени больно резануло по сердцу. – Но я постараюсь вернуться как можно скорее. Вы отпустите меня?

– Ну, ты же не пленница, а гостья. Я провожу тебя на поверхность, но пожелал бы, чтобы ты передумала. Там слишком опасно.

– Везде опасно, – ответила я, даже не рассчитывая, что старик так просто отпустит меня. – Вы не скажите Эдриану?

– Скажу, но лишь когда он придет, здесь, к сожалению, нет связи.

– Спасибо, – кивнула я, благодаря Бога, что все так удачно складывается. – Я скажу ему, что вы старались меня остановить.

Мы проследовали запутанными заброшенными коридорами, пока не вышли в бетонной лестнице, кое-где обвалившейся, с проступающими из камня проржавевшими металлическими прутами. Я осторожно коснулась тонких перил, чувствуя, как они шатаются под моей рукой.

– Она выстоит, – увидел мое сомнение дедушка Эдриана. – Просто не делай резких движений. Дальше свернешь налево и дважды направо, пока не натолкнешься на тяжелую заколоченную дверь. Слева от нее будет окно, закрытое лишь на щеколду. Я позже закрою его за тобой.

Я старалась не думать, что от каждого моего шага ступени рассыпаются мелкой пыльцой. Фонарик давал слишком мало света, выхватывая то тут, то там глубокие трещины, от вида которых ноги начинали трястись только сильнее. Подъем не оказался долгим, и вскоре передо мной открылось огромное пространство, заваленное всяким ненужным хламом и строительными материалами настолько, что казалось не осталось даже тропинки, чтобы пройти между огромными кучами. Я смело шагнула вперед, чувствуя как непонятный иррациональный страх крепнет с каждым шагом. Все дальше от безопасности, все ближе к ночным кошмарам, которые собирались стать реальностью.

Путь из заброшенного дома занял у меня всего пятнадцать минут, и вскоре я уже стояла на земле, вдыхая все еще горячий, после солнечного дня, воздух. Сумерки уже успели опуститься достаточно низко, чтобы сделать все вокруг угольно-серым, но ночное небо еще выглядело пустым, словно грозовое море, без единой сверкающей точки-звезды. Я поправила капюшон и получше перехватила лямку рюкзака, путь предстоял долгим. Пустырь в темноте казался чужой необитаемой планетой, и чувство одиночества именно сейчас оказалось как никогда сильным. Рука еще крепче вцепилась в фонарик, луч которого дрожал, виляя из стороны в сторону. Я старалась убедить себя, что это не от страха, но холод в кончиках пальцев говорил об обратном.

Первые огни города не показались спасительными, даже наоборот, вместе с искусственным светом пришла странная уязвимость, и мне захотелось как можно скорее нырнуть в тень. Поток машин стал только плотнее, мигая ярко-красными огнями и напоминая огромную кровавую реку. Я не стала рисковать и искать попутку, найдя желтое такси, выжидавшее вдоль дороги. Мужчина даже не удился прозвучавшему адресу, просто кивнул, назвав астрономическую сумму. Мне пришлось согласиться, учитывая, что автобусы в эту часть города были большой редкостью, хотя мысль ловить на обратном пути попутку не радовала. Но приходилось чем-то жертвовать.

Машина тронулась, и я немного расслабилась, чувствуя себя в относительной безопасности. Где-то там, в глухих тенях, вдали от городских огней, скрывались стражи, безжалостные, лишенные любых человеческих эмоций, натренированные на выполнение приказов. Мне совсем не хотелось стать их жертвой, тогда почему машина неслась все быстрее, отдаляясь от шумных улиц? Потому что казалось, что я ожидала собственной казни, мучаясь в темнице. Ошибка или нет, в данный момент это не имело для меня ведущего значения, и по большей части виной тому была обида на Эдриана, который просто ушел, подтолкнув к необдуманному шагу. Все приходилось делать самой.

– Можно позвонить с вашего телефона? – спросила я, вспомнив о номере, покоившемся в кармане. – Мне нужна всего минута.

Мужчина бросил на меня строгий взгляд в зеркало заднего вида, а потом передал тонкий мобильник, так ничего и не сказав.

Пальцы не слушались, не попадая по сенсорным кнопкам, и вызов пошел только с третьей попытки. Я вслушивалась в длинные гудки, пятый, шестой… В трубке раздался щелчок, а потом голос Виолетты, такой знакомый и реальный, что телефон чуть не выпал из рук.

50
{"b":"154236","o":1}