ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Информационная служба, оставьте ваше сообщение после сигнала.

Еще один щелчок, и я тут же сбросила вызов. Служба чего? Разве это не ее мобильный?

– Что, не отвечают? – хмыкнул водитель.

– Нет, автоответчик. – Телефон вернулся в бардачок.

Это все было очень и очень странным. Информационная служба… Я нетерпеливо ерзала на сиденье, желая скорее покончить с этим и, в тоже время, боясь, в глубине души рассчитывая, что поездка продлится вечно. Но унылые деревья заменили яркие огни домов, здесь ночь казалась еще темнее, словно черный туман, пугливо прячущийся от слепящих фар машины. Машина остановилась и мое сердце вместе с ней. Я была готова передумать, лишь бы не остаться совершенно одной в этой глуши, но как бы на меня не кричал внутренний голос, как бы он не возмущался моей глупости, рука сама потянулась, отдавая таксисту необходимую сумму, а потом открыла дверцу машины, впуская душный воздух, пахнущий какими-то цветущими травами. Как только я ступила на дорогу, то двигатель вновь взревел, оставляя меня в клубах едкой пыли. Рюкзак стал неподъемным, оттягивая плечо, а ноги свинцовыми, не желая делать ни шага. В глубь леса вела узкая тропинка, почти тут же теряясь из виду, потому что лунный свет не проникал сквозь густую крону деревьев.

Я тяжело вздохнула, но все же постаралась вспомнить все, что рассказывала об этом месте мама. До нужного дома оставалось пройти чуть глубже в лес, быстрым шагом – не более десяти минут. Но сейчас стояла ночь, и перспектива гулять по лесу совсем не радовала. Озираясь, я все же двинулась вперед, стараясь ступать аккуратно и не шуметь, держась поближе к деревьям и их густой тени. Фонарик так и покоился в рюкзаке, его свет мог меня выдать, хотя, если здесь были стражи, им могло хватить и просто моего запаха. От этой мысли сердце кольнуло, и я оступилась, чуть не упав. Звук треснувшей под ногами ветки походил на выстрел. Мне пришлось замереть на несколько минут, чтобы убедиться, что никого нет рядом. Лес оставался спокоен, сонно отвечая шелестом листвы и редкими криками ночных птиц. Все должно было решиться сегодня. Спасение или трагический финал.

До нужного дома оставалось совсем немного и мне казалось, что среди скрюченных ветвей уже мелькает его светлая крыша, когда резкий порыв ветра заставил меня задрожать. Кто-то был рядом, совсем близко. Вот только звуки не выдавали его присутствия. Я начала пятится назад, всматриваясь в темноту и видя врага в каждой тени. Сердце грохотало в груди, дыхание участилось, страх охватил каждую мою клеточку, в одно мгновения превращая из охотника в жертву. Неожиданно спина натолкнулась на что-то твердое, но это и отдаленно не напоминало ствол дерева. Совершенно забыв обо всем, я попыталась закричать, открыв рот для глубоко вздоха. Но чья-то горячая рука закрыла его, превратив мольбы о помощи в тихое мычание.

– Тео, это я.

Я попыталась закричать вновь, вдруг распознав, кому принадлежит этот хрипловатый мелодичный голос. Отец.

– Я отпущу тебя, а ты будешь хорошей девочкой и перестанешь кричать.

Рука исчезла, и в легкие наконец хлынул свежий воздух. Я не знала что делать – кинуться ему на шею, расплакаться, разозлиться или убежать. Чувства внутри меня боролись друг с другом, меняясь местами, отступая и захватывая снова.

– Мы должны уходить, – первым заговорил отец, его слова звучали глухо из-за капюшона, практически полностью скрывающего лицо. – Заберем твою мать и исчезнем из города. Нужно торопиться, времени все меньше.

– Но тот мужчина…

Он не позволил мне договорить.

– Я был у него, мы ничем не можем помочь. Ньюбелз уже поработал с ним.

– Ньюбелз? – Это имя всколыхнуло неприятные воспоминания. – Так это он? Но…

– Зачем ты вообще приехала? Я бы сумел найти тебя в городе. – Отец схватил меня за руку, потащив по тропинке, которой я только что шла. – Почему Эдриан позволил, раз знал, что его отец объявил охоту на нас.

– Он не знал… – А так ли это?

– Не знал? Как можно не знать, что отец отключает чувство самосохранения одним только усилием мысли? И ты веришь в это?

Нет, я не верила. Больше не верила. Это походило на ушат холодной воды, окончательно меня разбудивший. Вот и вся история, короткая и ясная. Все встало на свои места. Неужели все это было правдой?

– Идем же. – Отец резко замер, и я натолкнулась на его широкую спину. Рука, сжимавшая мое плечо, напряглась. – Стражи пойдут за твоим запахом. Он осел на ветвях, здесь же нет ветра.

Эти стальные нотки заставили сердце предупредительно замереть. Мы действительно были в опасности. Теперь вдвоем.

– Черт, я же знал, что ты сунешься в это, почему не подготовился. – Казалось, температура вокруг нас резко упала. – Прости. Нам придется разделиться. Сейчас.

Глава 16

Страх заставлял двигаться вперед, хотя мне все сложнее удавалось разобрать дорогу. Я только надеялась, что правильно выбрала направление и постепенно отдалялась от загородного дома. Сердце стучало так громко, что его биение заглушало остальные звуки, дрожь только усилилась, заставляя спотыкаться и терять прежний темп. Отец пошел в противоположную сторону, и в душе засел тяжелый горький комок, грозящийся в скором времени обернуться слезами. Я чувствовала себя брошенной, а непроглядная темнота ночи только усиливала это чувство. Он просто ушел, избавился от меня, как только возникла угроза. Возможно, у него были причины, но думать становилось все сложнее, в то время как внутри разрушительной волной поднимался ужас. От моей былой уверенности ничего не осталось, и я вновь превратилась в маленькую напуганную девочку.

Впереди раздался лай собак, вынудивший меня замереть. Так близко и так громко, кто бы удивился, что хозяин позаботился об охране для своей территории. Это явно были не маленькие терьеры. Я знала, что они чуют страх, а мой наверняка разносился за версту. Ноги сами собой понесли меня обратно к дому, потому что обогнать или обойти их не представлялось возможным. Очередная ошибка. Как только я не смогла предвидеть этого? Стражей поблизости, свору сторожевых псов? Отец сказал мне двигаться к трассе, но не предупредил о собаках. Я бежала, не разбирая дороги, путаясь в ветвях, совсем потерявшись в этом лесу и уже даже не веря, что куда-то выйду. Частое дыхание собак и хруст веток подгонял, каждый мускул работал на пределе, так, что от напряжения ступню начала сводить судорога. Мне пришлось остановиться, замерев у высокого ствола дерева. В лесу стало светлее, мерцание просачивалось сквозь кроны деревьев, даря неожиданную надежду. Дом оказался совсем рядом, впрочем, как и собаки – они замедлились, словно понимая, что я уже никуда не денусь, загоняя в угол, окружая. Мне оставалось всего лишь пробежать пару метров, надеясь, что входная дверь не заперта, или хозяин забыл закрыть окно. Вот только это придавало новое значение слову "ловушка", словно подарок для стражей. Вопрос стоял так – сдаться сейчас, или прожить еще несколько минут. Или иначе – умереть быстро или под пытками вампиров. В доме мог быть черных ход или хоть какое-то оружие. Выбор стал очевиден.

51
{"b":"154236","o":1}