ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Вам придется пройти с нами. – Холодная рука скользнула по моему плечу, вызывая  приступ животного страха. – Мы о вас позаботимся.

Я дернулась,  но все безрезультатно, ее костлявые пальцы только сильнее вцепились в плечо, с тем же успехом можно было сражаться с мраморной статуей. Это оказался проигрыш, финал. Мне некуда было отступать.

– Да как вы смеете! – провизжала  я, изображая истерику, и это вышло даже слишком натурально. – Мой дядя мертв, а вы еще что-то требуете? Отпустите меня! Господи, увезите его тело, быстрее, не могу на это смотреть! Мне нужно в больницу! Следует убрать кровь, не могу видеть дом в таком состоянии!

Женщина  засомневалась, хотя едва ли это можно было прочесть по ее лицу. Она являлась новичком, только привыкая к своей новой сущности, пытаясь примериться с действительностью. И вампирша боялась, один неправильный шаг мог отправить ее в небытие, Совет не прощал ошибок.

– Ну, – продолжала давить я,  – вперед. Позаботьтесь о нем, где ваше уважение к члену Совета?!

Женщина отступила,  послушно склонив голову. Ее фигура колыхнулась, а потом исчезла, словно неудачный мираж. Мне хватило времени, чтобы все-таки отыскать заветную дверь, ведущую во внутренний дворик, в лицо ударил порыв свежего воздуха. Это почти походило на чудесное спасение, но я боялась в это верить, зная вампиров – их бесшумные молниеносные движения, невероятное чутье. Но лес был так близко, они могли замешкаться, растеряться, Стражи не отличались большим умом. Смерть старейшины наверняка интересовала их куда как сильнее, да и кто смог бы узнать меня?

Под ногами хрустели ветки, выдавая каждый мой шаг, но я не оглядывалась, уходя все дальше и дальше от дома, который казался мертвым, как и прежде – ни голосов, ни ярких огней – ничего не выдавало произошедшего.

Но, тем не менее, бессмертные были рядом. Я всхлипнула от отчаяния, понимая, что они наверняка уже поняли свою ошибку, и сейчас все стражи сосредоточены на одном – найти беглянку. Оставалось надеяться, что они все же решат взять меня живой, а не мертвой.

Вокруг стало совсем темно, что значило, что я слишком углубилась в лес, а шоссе так и не  маячило среди сплетенных ветвей. Возможно, дорога была выбрана неверно, но в тот момент это не имело большого значения, главным стал бег. Частое дыхание, бешеный стук сердца, ветер, свистящий в ушах, боль, начинающая зарождаться в боку. Темп снизился, тело стало сдаваться, когда что-то резко перехватило меня за талию, выбив из легких последний кислород. Я словно врезалась в металлическую балку, живот скрутило, возвращая опротивевшую тошноту. Крик застрял в горле, став лишь приглушенным стоном боли. В глазах плясали разноцветные огоньки, а в голове гудело как после удара.

– Что ты здесь делаешь? – Голос пробился сквозь громкий шум в ушах, но смысл ускользал от меня, его затмевала паника. – Что ты здесь делаешь?

Мою талию охватывали сильные руки, сжимая так, что, казалось, собирались переломить позвоночник. Я обмякла, совершенно дезориентированная, выпавшая из реальности. Кто-то сильно встряхнул меня, потащив дальше, совершенно в другом направлении. Очень медленно странные звуки, кружащиеся вокруг, стали складываться в низкое бурчание такого знакомого голоса.

– Какого черта? Так сложно было просто подождать? Нет, нужно было влезть в самое пекло? Может, еще с повинной явишься? – Эдриан тащил меня сквозь заросли кустарника, игнорируя вытоптанные тропинки. – Черт, Тео…

Я обернулась, пытаясь различить его лицо сквозь туманный полумрак. Он был сердит, черты лица резко заострились, щеки впали, очерчивая скулы, темные прежде глаза сейчас сверкали недобрым огнем, превращая его в настоящего зверя. Неожиданно парень замер, прижав меня к себе еще сильнее, и оглядываясь по сторонам.

– Почему ты не попытался его спасти? – хрипло прошептала я, с трудом приходя в себя, но еще до конца не осознавая, что Эдриан рядом, а потому не чувствуя долгожданной радости. – Ты же…

– Молчи, – шикнул он, загораживая меня своей широкой спиной и напрягаясь, словно пума, готовая к прыжку.

–  Члены Совета требуют ее присутствия на допросе. – Голос не выражал ровным счетом ничего, напоминая шорох гравия.

– Она никуда не пойдет, – практически зарычал парень, уже собираясь наброситься на стража, но  передумав. Его тело начало расслабляться, теряя прежнюю агрессию.

Я мельком выглянула из-за его спины, заметив несколько черных фигур, окруживших нас со всех сторон. Как бы мне не хотелось верить в непобедимость Эдриана, но он ничего не мог сделать против полудюжины стражей. Это должно было вызвать страх, но сердце даже не ускорило своего ритма. Я просто выжидала, не зная, что делать дальше. Как поступить? Все планы катились к черту, все рушилось на глазах, все страхи становились явью. Я чувствовала сомнение Эдриана, то, как его взгляд метался по молчаливым теням, а рука сжимала мою ладонь все сильнее. Выхода не было, и не стоило ждать чуда. Мне хотелось вернуть все назад, поступить иначе, взять свои эмоции под контроль, но следовало смириться с реальностью. Я решила все за всех. За отца, которому, вероятно, все же удалось скрыться, за маму, которая так и останется ждать, за Эдриана, поставленного перед выбором. Я не захотела ждать, и вот итог.

Молчание стало невыносимым, стражи не двигались, словно время сейчас не имело особого значения. Они знали, что получат меня рано или поздно, с согласия моего вампира или без него. С этой мыслью пришло смирение, а в душе закружилась обреченность. Можно было больше не прятаться.

Эдриан повернулся ко мне, словно пытаясь что-то сказать, но только сильнее сжимая губы. Его глаза стали непроницаемо-холодными, совершенно чужими. Я словно заглядывала в бездну, затягивающую в пустоту, небытие. В следующую секунду он притянул меня к себе и оттолкнул навстречу стражам, словно выбрасывая ненужный мусор.

– Забирайте, вы должны заключить ее под стражу. В отдельную камеру, она очень опасна.

Тени двинулись на меня, мелькая перед лицом так быстро, что кружилась голова. Я начала оседать на землю, теряя равновесие. Мой взгляд пытался отыскать Эдриана, но натыкался лишь на темноту. Какая-то доля секунды и зрение пропало совсем. Я чувствовала влажную сырую землю перед самым лицом, слышала тихий голос леса, дальше… ничего.

Сознание вернулось вспышкой боли, пронзившей  висок, следующим пришел холод. Я вздрогнула, открывая глаза.

– Лучше пока не двигайся. – Звук отскочил от стен и стал слишком громким. – Скоро головокружение пройдет.

Мне удалось сфокусировать зрение. Я лежала на каменном полу, лишь слегка прикрытым сырой, начинающей гнить, соломой. Эдриан на корточках сидел напротив, склонив голову, словно на расстоянии пытаясь определить мое состояние. Друг от друга нас отгораживала металлическая решетка.

– Прости, – почти шепотом произнес он, взлохматив руками волосы. – Мне пришлось.

– Что пришлось? – Мне потребовалось время, чтобы понять, где я нахожусь. В тюрьме, стражи обнаружили меня, а парень просто бросил им на растерзание. – Отца поймали?

53
{"b":"154236","o":1}