ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Мы остановились в самом центре, освещенном чуть сильнее, чем остальная часть комнаты, по обе стороны от нас уже стояли люди, такие же замученные, потерянные и принявшие свою судьбу. Некоторых из них, мне казалось, я видела до этого среди служителей раз или два, но большая часть выглядела незнакомой. У каждого из них за спиной немой тенью стоял страж, то ли, чтобы исключить возможность побега, то ли – нападение на старейшин.

Двери вновь распахнулись, впуская вампиров – впереди всех шел Ньюбелз, который гордо прошествовал мимо нас и занял место на возвышении, в самом центре. Эдриан и его мать быстро промелькнули, опустив головы, замерев в тени по правую сторону от трибуны. Следом шел Виллис, его фигура казалась напряженной, словно окаменевшей – сжатые кулаки, напряженные скулы – он бросил на меня мимолетный взгляд, и я вздрогнула от плескавшихся в нем волн отчаяния. Что он здесь делал?

Очередной щелчок двери и стражи ввели группу людей, напуганных, словно загнанное стадо овец. Они держались друг за друга, стараясь не подходить к вампирам близко, словно боясь умереть от единого прикосновения. Они отличались от остальных, от каждого в этой комнате – они не знали. Эти люди боялись бессмертных, словно не веря своим глазам. Это были обычные прохожие, те, которые и не подразумевали, какой мир скрывает под покровом ночи. Но почему?

Мой взгляд переходил от лица к лицу, пытаясь отыскать разгадку – что они могли сделать, заслужив казнь наравне с нами. Вдруг мое сердце пропустило удар, а затем забилось быстрее, вызывая по телу волну страшной дрожи. Узнавание походило на разряд тока, болезненный, который невозможно проигнорировать. Среди всей этой толпы в ярком розовом платье, кое-где запачканном грязью, стояла Марина.

Глава 18

На несколько секунд комната замерла, погружаясь в абсолютную тишину – ни звука, ни движения – кажется, никто не хочет вступить первым. Это походило на сон, дурной кошмар, ради шутки пробудивший самые глубинные страхи – они собирались судить нас как преступников, а Эдриан стоял в стороне и не поднимал взгляда. Точно также вел себя и Виллис – светлые волосы падали на глаза, скрывая любую яркую эмоцию. И Марина, ее просто не должно было оказаться в моем сне. Ей не следовало стоять здесь, закусив губу и подавив очередной всхлип, дрожа всем телом, бросая по сторонам растерянные взгляды. Мне хотелось успокоить ее, обнять и прошептать, что все будет в порядке, но ложь бы не помогла. Для нее стало слишком поздно.

Мистер Ньюбелз обвел присутствующих ледяным взглядом, а потом поднялся в полный рост, возвысившись настолько, что казался Богом в этом зале.

– Нам пришлось собрать Совет в срочном порядке. Очень печально, что теперь он представлен не в полном составе, но настали тяжелые времена, которые может пережить не каждый. Но сейчас не время отступать. Мы должны сплотиться перед надвигающейся опасностью, принять вызов. Наше терпение не безгранично, и сегодня истекла последняя капля. Умер член Старейшин, и мы обязаны наказать виновных.

Я дернулась от его слов, даже не веря, что это происходит на самом деле.  Виновные? Мой взгляд скользнул по лицам бессмертных – они ничего не выражали, лишь смирение, ужасающую покорность, сквозь которую не пробивалось сострадание. Они знали, каждый из них понимал, кто виновен в происходящем и к чему все идет, и их это полностью устраивало. Даже Эдриана? Я пыталась поймать его взгляд, но он каждый раз отводил его в сторону, словно ему совершенно не было дела до этой истории. Но его мать ничего не скрывала, ее черты исказились ужасом, и мне даже не верилось, что вампиры способны на такие эмоции. Она ничего не могла сделать, лишь стоять в стороне, смотря то на меня, то на Эдриана, то на своего мужа. Круг замкнулся.

– Эти смертные предстали перед нами за самое страшное преступление в истории нашей вечности – за предательство. Столько тысячелетий мы существовали с ними бок о бок, поддерживая и защищая их род, и вот она плата! Я здесь чтобы отстоять не только свою честь, но и честь своего сына,  своей семьи, своего народа.

Он замолчал, и комната вновь погрузилась в тишину, лишь где-то под потолком дважды прокатилось гулкое эхо. Я заметила, как остальные Старейшины кивнули, безоговорочно соглашаясь с ним. Ньюбелз улыбнулся произведенному эффекту, уголки его губ слегка скользнули вверх, но глаза смотрели все также холодно,

– Сегодня особенный случай. Двое из нас должны восстановить справедливость. Привести предателей.

Страж толкнул меня вперед, в самый центр комнаты, отделяя от общей массы. Через секунду рядом со мной стояла Марина, пригнувшись под лучом света, словно загнанное животное.

– Тео, – прошептала она,  но ее радость быстро сменилась прежним ужасом. Девушка было хотела броситься ко мне в поисках защиты, но стражи мрачной тенью скользнули ближе, принеся с собой поток холодного ветра, снова отдалившего нас друг от друга. – Тео…

– Молчи, – шикнула на нее я, стараясь сохранить чувство самоконтроля и смело взглянуть в глаза вампирам. –  Тише.

– Эти двое обвиняются в самом страшном предательстве, оскорбив чувства бессмертных, растоптав то вечное, что мы бережем для наших единственных. Они подошли слишком близко, а потом вырвали все еще трепещущее сердце, втоптав в грязь. Вы, – обратился он на этот раз к нам, – могли стать частью этого общества. Мы могли предложить вам все – вечную жизнь без страхов и сомнений, но вы выбрали другой пусть – уничтожить нас, забыв обо всем хорошем, что принесли в этот мир бессмертные. Вы возместите это кровью! Эдриан, – он повернулся к своему сыну, который до этого вообще не шевелился, – ты готов взять плату кровью, чтобы вернуть честь нашей семье?

Я застыла, прослушиваясь к каждому звуку, лишь бы не пропустить его ответа. Неужели он был готов убить меня на глазах у всех? Кто знает, что творилась в его голове, возможно, эта смерть стала бы самой милосердной из всего, что мог решить Совет, точнее то, что от него осталось. Но Эдриан молчал, словно эти минуты могли что-то изменить. Мое сердце, до этого стучавшее как сумасшедшее, начало успокаиваться – выхода не существовало, как для меня, так и для него. Он оказался в плену, так же как и я, погрязнув в правилах и обычаях своего мира. Наш дуэт оказался провальным.

– Нет, я отказываюсь. – Вампир не отрывал взгляда от зеркального пола, где отражались все присутствующие, став странными расплывчатыми силуэтами.

– Это твой выбор, – Ньюблез не скрывал своего раздражения, нахмурившись, услышав его решение. – Виллис, ты тоже имеешь право на откуп кровью от той, что обвиняется в преступлении против нашей расы и пособничестве предателям. Ты готов к этому?

– Нет. – Вампир даже не раздумывал над ответом, и в отличие от Эдриана, он не казался застывшей мраморной статуей – его кулаки предупреждающе сжались, а рот искривился в полуулыбке-полуоскале, когда Ньюбелз многозначительно хмыкнул.

Марина рядом со мной вздрогнула, опустив голову так, что длинные пряди полностью закрывали ее лицо, делая похожей на девочку из "Проклятья", но со светлыми волосами. Она не понимала что происходит, и я не знала – сочувствовать ей или завидовать. Как подруга вообще могла попасться вампирам? Существовала только одна причина – Виллис. Как он мог? Черт возьми, как они могли? Было невыносимо стоять под тяжелыми безразличными взглядами бессмертных, чувствуя свою беспомощность, и понимая, что приговор уже давно вынесен, а это шоу лишь для того, чтобы пощекотать нам нервы.

58
{"b":"154236","o":1}