ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Мастер и Маргарита (Иллюстрированное издание)
Загадки сна
Капитанский класс. Невидимая сила, создающая известные мировые команды
Знак И-на
Подменыш
Десять негритят / And Then There Were None
Красотка
Простая правда
Метро 2033: Кочевник

- Короче говоря, по вашим данным, получилось, что биологически...

- Им по двадцать лет, Владыка.

- А это ваше определение возраста, оно точное? Нет таких же погрешностей в десятилетия, как с общепринятым методом?

- Я перепроверил результаты по содержанию в крови каротиноидов, токоферола, селена, холестерина, СТГ, ДГЭА, половых гормонов, гормонов щитовидной железы, ферментов печени, состоянию иммунной системы, суточной длительности сна, двигательной активности, скорости обменных процессов...

- Довольно! Линнард, вы способны утомить любого. Я всё понял.

Доктор послушно замолчал. Пауза длилась недолго.

- Значит, вы уверены, что Люк и Лея – близнецы?

- Да, Император. По моим данным выходит так.

- Интересно, – Палпатин уже отвлекся и обдумывал что-то свое. – Что ж. Полагаю, вы кругом правы, Зейн.

- Что мне делать, Повелитель? Открывать им правду?

- Ни в коем случае, – резко и безапелляционно.

- Но тут такая ситуация... молодые люди могут спутать родственные чувства, принять их за нечто большее.

Собирающийся закончить разговор Палпатин вновь заинтересовался.

- Их потянуло друг к другу?.. – скорее констатация, нежели вопрос.

- Да.

- Вряд ли это то, чего вы так боитесь, доктор. Они оба владеют Силой. В потенциале. И при общении могут непроизвольно инициировать ее. Их могла потянуть инородность.

- Этой Силы я и опасаюсь. Скрыть от них правду я не смогу. Солгать точно. А сказать все как есть – кто знает, какая реакция у них будет? Люк мне уже сломал дверь.

- Зачем? – удивился Император.

- Он был расстроен.

- Расстроен?

- Принцесса поделилась с ним весьма любопытной информацией о Главкоме.

Палпатин некоторое время молчал. Нехорошо так молчал.

- А вы не уследили, – уже не констатация, а обвинение, брошенное холодным и даже брезгливым тоном. У Линнарда от такого тона ёкнуло что-то внутри желудка, и чтобы скрыть волнение он быстро заговорил:

- Вот поэтому я не знаю, что делать дальше. Контролировать их я не могу. Я не знаю, на что могут быть способны эти : – доктор замялся, не зная, что сказать. У него чуть не вырвалось: «ситховы дети».

- Форсъюзеры не уроды, – сухо отрезал Император. – Что бы было с вашими детьми – попади они в такую же ситуацию?

- Да, не уроды. Но гарантировать вы ж не станете... к тому же, я опасаюсь за Люка.

- Вы полагаете, он может узнать о результатах?

- Он уже знает часть правды. И весьма расстроен.

Палпатин думал не больше минуты.

- Тяните время. Через пару часов буду на Девастаторе – и оборвал связь, оставив врача стоять перед пустым экраном.

- Милорд, – тихо позвала Мон, но застывший Вейдер то ли не слышал, то ли не желал реагировать.

Трель открывающихся дверей – появился Бейл Органа. Бледный.

Вейдер и теперь не отреагировал.

Мон недоумевающе смотрела на Темного Лорда. Ощущение, что ему плохо, – вылетело из головы. Ощущалось только напряжение. Воздух казался наэлектризованным. Одно слово – и полыхнет. Что еще нужно Империи от Альдераана?

Этот же вопрос тревожил Бейла и так и оставался безответным. Тишина давила.

Милорд вел себя невежливо. Но невежливость бы Органа спокойно перенес. Хуже было то, что поведение было неестественным и трудно предсказуемым, абсурдным. Словно Главком следовал противоречивым эмоциям.

В голову Мон пришла мысль, что все, что делал Вейдер сегодня, – особенно сегодня! – он делал просчитано и взвешенно. Первоначальное, кажущееся нелогичным поведение в результате получалось наиболее оптимальным. И каждое произнесенное слово не было лишним.

Что-то еще ему нужно от альдераанца. Но что? Знать бы.

Ну и денек! Скучать явно никому не приходится. Даже Главкому.

«А ведь раньше я полагала, что он бездушный и безразличный ко всему!»

«Долго будет длиться это дознание?» – с внезапной тоской и отвращением думал вице-король. – «Уж лучше б я был вместо Иблиса на том острове. Хотя мне никогда не поздно поднести бластер к виску...»

- А как же дочь? – резко прервал его размышления Темный Лорд. – Или ей тоже посоветуете выбрать бластер?

«Дочь. Лея. Так похожая на...»

- Сколько ей лет? – новый вопрос, от которого растерялись бывшие заговорщики, бывшие союзники: Мон и Бейл. Переглянулись. Ответила первая:

- Восемнадцать.

«Стандартных: восемнадцать альдераанских», – мысленно дополнил Мотму король. Пара долей секунды – но этого хватило Вейдеру уловить раздумья короля.

- Альдераанских? Кажется, ваш год длиннее общегалактического? – новый вопрос.

«Не хватало только, чтобы он узнал...» – подумал Бейл. Вейдер молчал, но мысль не продолжилась.

- Да, длиннее, – спокойно подтвердила Мон. – Но здесь сутки короче. Так что если считать в стандартных секундах, то выйдет одинаково...

- Только потому, что секунда – общегалактическая мера. А вот год каждый трактует по-своему, – выдавил вымученную улыбку Бейл.

О, это был отличный план. Все так привыкли к Имперскому летосчислению, что никому не пришло в голову проверить, прочитав маленькую сноску.

«Оби-Ван был прав, когда говорил, что никто не обратит внимание. Что принятое по умолчанию считается таковым априори. Что скрыть можно только то, что выставишь на всеобщее обозрение.

Год. Стандартная система отсчета для любой системы. Смена времен года. Как и сутки. Но длительность суток везде разная. Длительность года – тоже. В докосмическую эру у каждой системы была своя мера. Но первые полеты потребовали стандартизации. Как только вокруг Корусканта стали образовываться государства – именно период обращения этой планеты приняли за общий год. Но каждая система продолжала жить по-своему. Трудно считать, что в Галактике девять утра, когда где-то глубокая ночь. Пересчет – им пользовались во время путешествий, прибавляя или отнимая свою константу времени. Но возраст считался только в галактических единицах. Считать Дни Рождения Леи Органы по периодам обращения Альдераана вокруг своей звезды, а не Корусканта – отличная идея скрыть ее настоящий возраст».

- Значит, Лея по общегалактическому летосчислению старше? Или младше?

- Никто не пересчитывал, – солгал Бейл. И сразу понял, что никого не обманул.

«Какая в принципе разница? Зачем я лгу? Это имело смысл тогда, когда была жива Амидала, и мы боялись, что ее арестуют, а Лею отберут. А сейчас? За Падме тогда никто не пришел. Видимо, поверили в ее смерть. Лею признали моей дочерью. Какая бы была разница? Может, Кеноби зря перестраховался? И я тоже? Ох уж эти страхи. Ведь они-то и привели к такому финалу. Мои страхи и желание обезопасить всех, кто мне дорог».

- Зачем нужно было скрывать ее возраст? – новый вопрос.

- Никто ничего не скрывал. Это наш выбор, праздновать местные праздники по своему календарю. А рождение наследницы...

- В каком году она родилась? Разумеется, – уточнил Главком, – не альдераанском году.

- Я... не помню...

- Снова ложь.

«Какое отношение к дознанию имеет возраст Леи? Или Вейдер хочет объявить, что мы начали нарушать законы Империи с первого ее дня? Бред. К чему он ведет вообще?»

- Лея родилась почти сразу после кровавых событий на Корусканте. Сразу после того, как Канцлер получил свой пост пожизненно, – сказала ничего не понимающая Мон.

- Благодарю вас, сенатор, – легкий кивок в ее сторону. – Значит, двадцать лет назад?

- Видимо, да, – Бейлу таки пришлось отвечать на этот вопрос.

- Вы не помните? Вас не было в тот год в столице?

«Язвительность? Или мне показалось? Да он просто издевается! Задает те вопросы, которые меня задевают!».

Бейл выпрямился, расправил плечи.

- Я не понимаю, какое Лорду Вейдеру дело до того, сколько лет моей дочери. Лее Органе.

Вейдер ждал этого упрека. Наконец-то он сможет завершить одно личное дело, которое тянется уже двадцать лет. Альдераанец и Мон должны знать, каждый, разумеется, по разным причинам, кто он такой.

103
{"b":"154243","o":1}