ЛитМир - Электронная Библиотека

- Я слушаю, милорд.

- Нужно будет присмотреть за тремя лицами. Они не должны узнать, что находятся в столице. И не должны убежать. Чем занять – думайте сами.

- Милорд, это гости или...

- Это гости.

- Хорошо. Можно вопрос?

- Задавайте.

- Могу я рассчитывать на должность заместителя директора, если найду предателя?

- Можете, я обещаю.

Звезда Смерти взорвалась. Судя по эффекту – похоже, что она взорвалась в сердце Альянса.

Но, перемены, как и любая волна, затрагивают океан наравне с берегами.

- Вейдер, что это было? – Его Величество, Император всея Галактики Кос Палпатин даже не пытался скрыть раздражение. Но какая-то часть его холодно наблюдала за происходящим и оценивала всё со стороны, и себя в том числе. Это была их первая встреча после той, так называемой, опалы, и сейчас ссора была настоящей.

Младший ситх решительно посмотрел на Повелителя. Время недомолвок прошло, пути в прошлое отрезаны.

- Мы сказали правду.

- «Мы» означает «я и Зейн Линнард»? Право, не ожидал, что вы споетесь у меня за спиной!

Милорд пережидал бурю, слегка склонив голову. У Императора были причины обижаться, и некоторая резкость была понятна и объяснима.

- А, может, это давний заговор? Ваша взаимная недоброжелательность объяснима – но не в ущерб фактам...

Вейдер рискнул перебить Мастера, нарушив десяток самостоятельно установленных правил. В силу серьезности ситуации.

- Притормозим прямо сейчас. Я всегда ценил доктора Линнарда – впрочем, как и вы. Моя «недоброжелательность» объясняется его, по моему мнению, навязчивой заботой о моем здоровье. Заговор – миф, а санкция на проект дана мной лишь по одной причине: дело зашло слишком далеко.

- И посвятить в свои планы меня, разумеется, показалось излишним?

- Потеряв скорость, потеряли бы и преимущество. Делай или не делай.

- Иными словами, ты знал, что я буду возражать.

Дарт Вейдер промолчал. Вывод Императора был очевиден, но, по-своему, унизителен для обоих. «Звезда Смерти» – слишком большой удар по их успешному тандему? Это придется выяснить на практике.

Палпатин прошелся по кабинету, остановился у рабочего стола. Уронил руку на консоль. Длинные тонкие пальцы отстучали гамму.

«Знаю ли я ученика? Мое давление на него не превысило ли той нормы, когда ему стало претить быть помощником? Сократилась ли дистанция между нами? Или увеличилась? Ибо во втором случае придется иметь дело с чувствами возмущения и ненависти».

- «Не хотел терять время», – ворчливо промолвил Император, поворачиваясь к собеседнику. – Не слишком ли многое берет на себя мой ученик?

Темный лорд отозвался не без вызова:

- Вы знали, кого зовете на службу.

Резкий поворот, – и ситхи стоят лицом к лицу. Слишком близко, как говорят рефлексы война. Мантия Императора почти касается черных доспехов.

- Я знал, что ты через многое перешагнешь ради идеалов. Но совершенно зря исключил из этого множества себя.

Вот! Непоправимые слова все же произнесены. Обида... едва ли следует идти у нее на поводу, но удержаться так сложно. И легче не становится.

- Это говорит Дарт Сидиус – или его гордыня? – голос, модулируемый вокодером, задает дерзкий вопрос, в то время как в уме проскальзывает раскаяние:

«Нет, Мастер, я не отступлю. Слишком многое поставлено на карту, слишком долго ты – и Империя были моей жизнью. Через это не перешагнешь, – что бы ни шептали тебе гнев и обида».

- Ты слишком обнаглел, самонадеянный мальчишка, – голос Палпатина сейчас, как никогда напоминает шипение.

- Я прав – и вам это известно, – сказано мягче, но разницы не чувствуется из-за маски.

- Ты прав – в том, что сделанного не изменить, – отмахнулся Палпатин. – Но, – будь я проклят! – если спущу самоуправство в МОЕЙ Империи.

Вейдер медленно преклонил колено. Редчайший жест в их отношениях – ведь, как правило, в нем больше зрелищности, чем почтения. Сегодня не тот случай.

- Да свершиться воля Императора, – тон максимально серьезен.

«А ведь Вейдер ни разу за разговор не назвал меня учителем, как обычно. Обычно, – Палпатин усмехнулся, – это лишь дань старой привычке. В конце концов, это просто обращение. Вежливость. И толика уважения. И на последнее хотелось бы надеяться».

«Кос Палпатин, неужели ты видишь меня бегающим от расплаты? Даже в своих – видениях? Я всегда платил за собственный выбор. Часто цена была велика, но неужели ты веришь, что угрозы заставят меня измениться? Едва ли. Сильно в этом сомневаюсь».

Пауза затягивается, и Палпатин отходит к окну.

- Отправляйся на «Девастатор» и Линнарда прихвати. Вы оба временно свободны от своих обязанностей.

Еще один почтительный кивок. Так, все-таки «временно» – легкая улыбка под маской. Он совершенно был прав, выбирая наставника.

- Что делать с сенатором Мон Мотмой?

- На все четыре стороны. Или – что пожелаешь. При устроенной вами гласности – мне без разницы, жива она или нет.

Когда за Вейдером закрылась дверь, Палпатин немедленно вызвал Сэта Пестажа.

- Садитесь, министр. Хотелось бы знать ваше мнение, – голос Императора был холоден, как обычно. Однако Пестаж распознал в нем отголоски пронесшейся бури.

- Эта сенсация поступила в ГолоНет без вашей санкции? – сейчас нужно быть предельно осторожным. В условиях, когда все подозревают всех, быть так близко от Властелина небезопасно.

- Именно так. Исард, естественно, в бешенстве: но это детали. Какая странная коалиция, Сэт! Вы не удивлены?

Похоже, очередная проверка. Но чего и почему? Сплошной туман.

- Поступком Линнарда – нет. У доктора есть четкая граница между «хорошо» и «плохо». Он отличный врач, но подобная принципиальность: скажем так, мешает ему как политику, – Пестаж задумчиво поднял взгляд вверх: – А план хорош. По-своему, но хорош: и Вейдером от него не пахнет. Последний мог просто выжидать: – министр посмотрел на Императора, и решился на откровенность: – Владыка, я не понимаю его мотивов. Отвести от себя подозрение? Слишком быстро прибыл на место трагедии:

Палпатин лишь досадливо отмахнулся:

- Министр, судите то, что понимаете. Ни один форсъюзер, даже слабый или латентный, в радиусе половины Галактики такого бы не пропустил. Просто у большинства из них не было под рукой собственного корабля: так что – хватит о глупостях. Мое время слишком дорого для беседы о дураках. Подозревать – ваша работа, но – подозревайте за дело. Что до мотивов Вейдера: м-да. Хотел бы я знать:

Долгое молчание. Затем Пестаж все же осмелился заговорить:

- Мой Император?

- Ах, да. Ну, и что вы, мой министр обороны, рекомендуете «своему Императору»?

- Выходка Зейна Линнарда для нас была полным сюрпризом : но для Альянса это полный провал. Простите за невольный каламбур. Даже если они устроят показательную порку виновных, «Союз за возрождение Республики» все равно будет политическим трупом. Я бы хотел использовать шанс, и упокоить его окончательно.

- Правильно мыслите, Пестаж. Закопаем поганцев поглубже и попляшем на могиле, – удовлетворенно сказал Повелитель Империи. И продолжил – совершенно другим тоном. – Я выслал Вейдера и Линнарда из столицы. Лучше им быть подальше, пока не уляжется буря. Все разговоры об отставке упомянутых лиц советую гасить в зародыше. Я прикажу СИБ и Исарду лично закрыть глаза на инцидент. Пусть ловит повстанцев – а верхушку Империи оставит: в данном случае – вам. Наверняка, вы уже продвинулись в этом направлении:

- Я забрал у СИБ документы по делу с планами.

- Сэт, вы хорошо меня изучили. Но меня сильно тревожит наметившаяся в этих стенах тяга к самоуправству, – Палпатин резко вскинул руку, показывая на стены – и обрывая возможные возражения. – Это – не порицание вам, но приглашение к разговору. Вы, мое ближайшее окружение, те, кому я когда-нибудь оставлю эту Империю: и я желаю видеть вас готовыми к ноше. Однако права без ответственности лишь развращают. Знаете ли вы цену собственной ошибке, Сэти Пестаж?

20
{"b":"154243","o":1}