ЛитМир - Электронная Библиотека

- Интересно.

- Да и главное недостоверно. Я не знаю, как относится к информации о так называемом освобождении Набу.

- А что тебе кажется недостоверным?

- Все зависело от одной военной операции. Захват с «поличным» короля. Но как его взять? У правителя Федерации хорошая охрана из дроидов, которыми управляли со специальной космической станции. И придумывается следующая комбинация: его выманивают на планету для подписания договора. Одновременно с этим учреждают беспорядки примитивных племен и запрашивают у гостя неофициальную помощь в обмен на уступки в договоре. Доказательства вторжения – налицо. Остается сбить станцию управления дроидами и арестовать короля. Все улики направить в Сенат: Блестящий план.

- Я не специалист, но ничего недостоверного нет.

- Так вот: здесь, – Лея постучала указательным пальцем по датпаду, – говорится, что станцию управления дроидами сбил десятилетний мальчик. Десятилетний! Ты можешь представить себе ребенка за штурвалом истребителя?

Хан усмехнулся.

- Теоретически – да. На коленях у отца.

- Я серьезно.

- Я тоже.

- Думаешь подделка?

- На таком высоком уровне? Тут ведь есть и хроники.

- Давай проиграем это на голоприемнике. А ты как опытный человек, ну то есть как пилот, скажешь, сфабриковано это или нет.

- Ну-уу, я ж все-таки не эксперт.

- Просто, на интуитивном уровне.

- А ты что сама думаешь на интуитивном уровне?

Лея пожала плечами.

- Чем невероятней факт, тем он имеет больше шансов на достоверность. Обратное тоже верно. Как правило, самое тривиальное оказывается ложью. Но не всегда.

Хан подключил датпад, и они принялись отсматривать старую хронику.

- Жаль, звука нет, – проговорила Лея.

Хроника состояла из сведения многочисленных записей камер слежения истребителя, ангара, дворца Тида в одну. Иногда была четкая картинка, иногда резко менялся угол обзора и был виден только пульт управления истребителя и руки ребенка. Лее все эти тумблеры мало о чем говорили, хотя летать она умела. Даже вполне прилично: на гражданских яхтах с удобоваримым интерфейсом управления. Но оно и понятно, никто из принцессы не делал пилота-истребителя.

- Ну что я могу сказать, – медленно проговорил кореллианец. – Больше похоже на случайную череду событий, удачное стечение обстоятельств, чем на подтасовку. Смотри, мальчик попадает в истребитель случайно. Ну, нравятся ему эти машины, и прячется он в ангаре, а потом и внутри одной из них, что весьма глупо. Дальше все делает астродроид. В минуту опасности он запускает автопилот. Истребитель взлетает на орбиту, но его подбивают. Автопилот вырубается, но снова везение. Он не разбивается, а попадает внутрь станции. Далее, пацан жмет на все кнопки разом, и ему удается улететь. Отчего взорвался реактор станции – неизвестно. Может, от перегрузок, а может, парень пока жал на все подряд – нечаянно выстрелил. Есть старая поговорка на этот счет: «Пуля – дура».

- А тебе не кажется такая цепь случайных событий и постоянного везения – чересчур удачной?

- Конечно, кажется. Но вообще-то в бою может быть все что угодно. Даже самое невообразимое. Когда у пилотов просыпается азарт – они могут на этом самом запале выполнять невероятные вещи. А у мальчишки задор сложился с полным непониманием, чем оно все может ему грозить. И вот такой настрой мог переломить всё. Вообще всё.

- Если это так, почему тогда нет, и не было, в военных силах таких вот непонимающих мальчишек?

Хан пожал плечами.

- На все у тебя найдется возражение. Ну, не знаю. Негуманно это все-таки как-то. И не факт, что остальным так повезет.

- Вот в том и дело, что не факт. Не только с остальными, но и даже с тем же ребенком.

- А известно имя этого мальчика? Дальше он встречается?

- Вряд ли. Вундеркинды обычно, взрослея, превращаются в обычных людей.

- Тебе что, в лом посмотреть?

- Да нет. Мальчика звали Энекин Скайуокер. Сейчас отправлю запрос в архив.

- Думаешь, в тех документах, которые тебе предоставили, его нет?

- Ну, как он там может быть, Соло? Если я запрашивала документы только о верхушке?

- Но ты бы запустила и тут поиск. Пока они найдут материалы, может пройти несколько часов.

- Ну, как хочешь, – пожала плечами Лея. – Только я откажусь права.

Помощник Айзенн Исард перепроверил еще раз: Энекин Скайуокер, мальчик десяти лет, сбивший станцию управления дроидами во время первого локального конфликта с Торговой Федерацией, почти тридцать три года назад, за десятилетие до гражданской войны. Ничего сверхсекретного и сверхважного для Империи, что стоило утаить от посторонних, в запросе не содержалось. Но данные по этому человеку в архиве были закрыты для публичного доступа. И перед оперативником встала задача: пользоваться допуском своей начальницы или нет. Сибовец просмотрел данные о Набу. Мальчика взяли себе джедаи. Информация об Ордене тоже была засекречена, но вполне доступна для ученых-историков и сенаторов, не говоря уже о безопасниках. К тому же часть данных о последних годах Республики и об Ордене гостья Милорда уже получила. Более того, Айзенн разрешила дать ей данные по Сенату и частично по Императору. Так может какой-то мальчишка быть важнее этого?

Из архива пришел большой объем информации. Последний файл был датирован годом, отстоящим от нынешнего на целых двадцать лет. Но с самым высоким уровнем секретности. С одной стороны запрет на общий допуск, с другой – прямой приказ Айзенн удовлетворять все просьбы, кроме гос. тайн. Был ли Энекин Скайуокер гос. тайной? Никого с таким именем оперативник не знал ни среди элиты Империи, ни среди спецслужб. Скорее всего, он погиб еще во времена Республики.

И, не решившись беспокоить начальство из-за какого-то пустяка, взвесив все за и против, помощник Айзенн Исард решил удовлетворить запрос сенатора Леи Органы.

- Ну и что ты там вычитала? – спросил Хан, которому надоело смотреть новости.

- Ты знаешь, я была не права. Этот мальчик попал в Орден джедаев. И засветился в разнообразных миссиях. Причем, они все были столь же необычны, сколь и операция на Набу. Слишком много удачных обстоятельств. Кстати, его учителем стал твой пассажир – джедай Кеноби.

- Джедаи? Те, кто якобы мог владеть мифической силой?

- Ну, наверное, если убрать мистику, это было какое-то элитное военное подразделение со своим уставом и философским мировоззрением. Никаких чудес. Судя по этим данным, их использовали в конфликтах, в кратковременных военных операциях, точечных ударах, и даже переговорах. После принятия закона об Армии, который тоже предложили набуанцы, джедаи возглавили военные подразделения и участвовали в гражданской войне.

- Почему тоже?

- Что почему? – нахмурилась Лея.

- Ты сказала, что набуанцы ТОЖЕ предложили закон. Почему тоже?

- Потому что я удивлена. Я считала, что Набу – мирная планета. До недавнего времени у нас так во всех учебниках проходит тот сектор. И что я узнаю? Что Император ранее был набуанским сенатором. Что королева Набу объявила вотум недоверия старому канцлеру, приведя к власти своего ставленника, и после этого развязала военный конфликт с Торговой Федерацией. Ровно через десять лет, сенатор, – снова! – с Набу предложил ввести военное положение, а та самая королева развязала уже гражданскую войну. И выиграл от этого Палпатин. Именно так он стал Императором.

- То есть, ты хочешь сказать, что Набу постепенно, шаг за шагом, забирало себе Галактику?

- Именно.

- И никто этого не увидел?

- Возможно, не только увидел, но и помог. Например, Альдераан. Мой отец, оказывается, входил в Совет Верных. Как и сенатор Мон Мотма.

- Что это за Совет?

- Был во времена Республики такой аппарат, который поддерживал канцлера. Группа лояльных ему сенаторов, помогающая проводить нужную политику и обеспечивающая лобби в Сенате.

- Вот как.

- Да. Вот я и думаю, насколько сейчас мой отец и Мотма недовольны режимом. Что это – совместный план с Императором, двойная игра, или обида на него?

38
{"b":"154243","o":1}