ЛитМир - Электронная Библиотека

- Думаешь, я ему лгал? – внезапно перейдя на «ты», откликнулся Император на мысли подчиненного. От этой привычки порой становилось неуютно, но – Линнарду ведь нечего скрывать.

- Вы опасны и непредсказуемы. Когда вы шутите со мной или Вейдером, мы хорошо знаем, когда эти шутки заканчиваются. А мальчик – нет. Он слишком наивен для общения с ситхами. И я боюсь, чем обернется подобное доверие – для него.

- Почему? Разве Люк что-то планирует за моей спиной? Или – вы так уверовали в переменчивость монаршей натуры, что не думаете, что я могу быть искренен? – Сидиус казался столь уязвленным, что даже сбился с третьего лица. Впервые назвал себя «Императором». Однако если Линнард был все же готов увидеть человека в Вейдере, то видеть его Повелителе было как-то страшно. Возможно, с непривычки, но...

- Если честно, то вы не ассоциируетесь с искренностью. Скорее, с коварством.

Сказал – и сразу захотелось зажмуриться. Под взглядом старика врач начал ощущать себя какой-то букашкой, которую без стеснения разглядывают в микроскоп. Скверное ощущение. Секунда, три, пять – а потом все закончилось.

- Наверное, я слишком вас запугал, – задумчиво протянул Император. – Можете предупреждать Люка и дальше, если хотите. Хотя – мне сомнительно, что он извлечет из бесед желаемые вами уроки. Такие знания приходят лишь с опытом и никак по-другому, – острый взгляд из-под приспущенных век. – Вам, Зейн, тоже придется разнообразить свой опыт. Управлять кораблем. Отдавать приказы. И – довести до конца еще одно дело, оставленное нам милордом.

- Простите, Ваше Величество – нам?

- Именно так. И впредь, называй меня «Сид». Будет жаль испортить мой отдых вашим приступом чинопочитания.

- Как прикажите... Сид.

Сказал «Сид», но прозвучало, как «Лорд». Дарт Сидиус, Лорд ситхов и правитель Галактической Империи молча улыбнулся иронии. Достигнув всего, чего желал, он вынужден прятаться за прозвищем. И Линнард... врач не понимает, как это приятно: человек, доверчиво принимающий такую ложь. Слушающий тебя не потому, что ты Император, а потому, что – интересно.

«Вы, конечно правы насчет коварства, дорогие последователи. Но Люк, такой, как он есть, дает мне слишком много. Возвращает вкус жизни – и вкус общения. В нем слишком много искренности – столько, что хватает даже на ситхов. Он слишком хорош, чтобы сломать подобную веру из минутной прихоти. Такая жестокость хороша у обывателей, ведь они мыслят слишком мелко для настоящей мести. У Лордов – не так. Зачем Императору упиваться страданиями невинного, если вокруг полно более достойных объектов? Мальчик, пока ты таков, как есть, я не причиню тебе вреда. Но Линнард прав: люди бывают разные. И, к сожалению, скоро тебе придется повзрослеть. Так что слушай врача, внимательно слушай. Тогда, возможно, в процессе взросления ты не потеряешь столько жизни. Как твой отец».

В коридоре царила суматоха. Мимо пробежал Этьен Смоу, тот молодой летейнант, который в первый день был проводником Люка.

- Что случилось? – окликнул его Скайуокер.

- Срочный приказ. Доукомплектовка флагмана. Часть людей переводят туда.

- И тебя?

Радостно:

- Да. А тебя?

- А я остаюсь, – грустно произнес Люк. Он ощущал, что команду флагмана ждали приключения, в то время как его – рядовой полет до столицы. А еще он понял, что хотел бы остаться рядом с опекуном.

- Мне нужно спешить. Удачи, Люк.

- Удачи! Еще увидимся.

Спать не хотелось, и Люк поплелся к маленькому ангару, расположенному в передней части разрушителя. Там было безмятежно и комфортно. Ряд шаттлов высшего командного состава «Девастатора» на темном дюрастиле казался безупречно белым. Обзорные экраны, в которых круглосуточно наблюдалась звездная ночь. На это можно было смотреть часами. В ангаре находилось несколько диспетчеров, и иногда появлялись технические дроиды. Диспетчерам было безразлично присутствие постороннего, только бы не мешался и не предпринимал ничего незаконного. А уж «техникам» и подавно. Самому Люку ни первые, ни вторые нисколько не мешали. Даже напротив – мерный шум работающих «техников» звучал как музыка.

Превосходное место, чтобы смотреть на звезды и думать. Хотя нет, самая лучшая точка обзора для созерцателя – это командный мостик.

«Для созерцателя!» – усмехнулся Люк. Командный мостик делали явно для того, чтобы капитану ориентироваться в сражение, если вдруг приборы откажут, а не для того, чтобы мечтать и пялиться в пустоту.

«Я не военный, – неожиданная и горькая мысль пришла в голову молодому человеку, – и Вейдер это знает. Иначе бы уже оправил в Академию. Может, столица и вправду – наилучший выход для такого ротозея».

Люк почти дошел до своего любимого местечка, когда заметил, что его

кто-то уже занял. Подойдя ближе – узнал пациентку Линнарда. Он с досады

хотел повернуть назад, но она не вовремя обернулась.

- Доброй ночи, миледи, – вежливо склонил голову Скайуокер, – вы тоже не спите?

- Я уже отоспалась. Да и сегодня – тревога за тревогой. Вряд ли кто на этом корабле спит.

- Кроме министра – никто, – подтвердил Люк.

Эта странная дама удивилась:

- Министра?

- Вы не в курсе, что сюда прилетел министр обороны? – спросил он, а сам вспомнил, что в прошлый раз видел ее в роли арестованной.

- Сам Сэт Пестаж? – уточняя, переспросила Мон, и Люк растерялся.

- Кажется, да. Не помню имени. Но помню, что он министр обороны. Он ведь передал Вейдеру этот флагман, – Скайуокер махнул головой в сторону одного из экранов, где был виден кусок нового корабля. Мотма перевела взгляд на флагман и усмехнулась.

- Вот значит как, – произнесла она, вспоминая свои слова о крепких нервах нового командующего. А ведь Вейдер не отреагировал никак на это. И не подумал сказать, кому она адресовала свое пожелание.

- Я вижу, ваш арест кончился? – чтобы разбавить паузу, ляпнул Люк.

- Можно сказать, что да, – Мон живо обернулась к нему. Тяжелых мыслей – как не бывало. Этот юноша уже второй раз непринужденно и легко переключал ее в какое-то весело-легкомысленное состояние. – Хотя нельзя быть ни в чем уверенным. Сегодня ты враг, завтра друг. И кто знает, что будет послезавтра.

Люк ничего не понял, поэтому решил промолчать.

- Ты ведь не военный, так? – заинтересовалась Мотма.

- Нет. Я вообще новичок.

- И какие же у новичка планы?

- Самые смутные, миледи. Мне кажется, что даже мой опекун сам не определился со мной.

- Твой опекун? Он здесь, на этом корабле? – поразилась Мотма. – И разве можно во флот брать гражданских, словно обычных пассажиров?

- Не знаю. Наверное, кому-то можно. А опекун мой да, пока тут.

- И кто же он? Зейн Линнард?

- Нет. Вейдер.

- Ты шутишь! – воскликнула Мотма.

Люк смущенно взъерошил волосы.

- А, да. Я совсем забыл, что его назначили главнокомандующим. Когда он появился у нас на Татуине, то я думал, что он максимум офицер или мелкий чиновник.

- Главнокомандующий, – эхом повторила Мон, – Татуин... – она прищурила глаза, – а как тебя зовут?

- Люк, – и так как Мотма продолжала непонимающе смотреть, молодой человек добавил, – Люк Скайуокер.

- Скайуокер! – вырвалось у Мотмы.

Ей стало многое понятно.

- Вам знакома эта фамилия? – Люк слегка удивился. Но после реакции Сида – начал привыкать, что его отца, оказывается, многие знали.

Однако Мотма уже взяла себя в руки.

- Это очень неплохая фамилия.

- Прошу вас, хоть вы скажите правду! – не выдержав, взмолился Люк, подумав: «Что, так все и будут со мной разговаривать? Поддразнив оживлением и интересом и замолкая на самом интересном!». И чтобы окончательно пробить Мон, добавил: – Я рос, не зная родителей, и думал, что их никто не знает. А сейчас выясняется, что имя моего отца многим известно. Мало того, все удивляются, но молчат. В архиве досье засекречено. Вейдер тоже молчит.

Мотма улыбнулась.

«Мальчишка огорчен, но стоит ли идти у него на поводу? Если ему не дают информацию, то должны быть веские причины. Вмешиваться не стоит».

52
{"b":"154243","o":1}