ЛитМир - Электронная Библиотека

Вот так, самым невероятным образом, Люк попал в четверку сопровождения. Он понимал сомнения зам. капитана, понимал косые взгляды пилотов, и очень старался не ошибиться.

Стоя на капитанском мостике, Линнард задумчиво провожал взглядом шаттл и его сопровождение, вспоминая их с Палпатином финальный разговор.

- Ваше Величество, зачем вы рискуете Люком?

- Спасибо, что не затеял спор прямо в ангаре. Было бы сложно объяснить пилотам еще и это.

- Я поддержал вас, потому что это – долг подданного. Однако, мальчик не готов.

- Хорош верноподданный: с пеной у рта оспаривает каждое распоряжение.

- Простите за дерзость:

- :но я все равно не отстану? – за упрямого доктора фразу продолжил Палпатин. Линнард был вынужден отрицательно помотать головой. – Ладно, – неожиданно миролюбиво произнес Повелитель, – я все равно настроен поболтать. Видимо, приступ старческой откровенности. Так что конкретно тебя возмущает? Он летает лучше многих.

- У Люка нет опыта. Он будет рисковать больше всех.

- Ба! Рисковать больше всех будем мы с Пестажем и прочей братией, разместившись в челноке. Знаешь, как на Корусканте осуществляется большая часть успешных покушений? Правильно, именно так: когда искомая персона вылезает из-под метровой брони своего корабля или дворца и садиться в лямбда-шаттл. Он слишком неповоротлив, чтобы уйти от преследования, к тому же – тихоходен и безоружен. Словом – идеальная мишень.

- Тогда – зачем вы это делаете?

- Если ты причисляешь себя к верхушке власти, то должен соблюдать некие нормы. Представляешь себе Сэта, с гиканьем вылетающего из кабины истребителя? То-то и оно. Такое поведение идет мальчишкам, а не солидным государственным мужам. А последние – зовут этих мальчишек в свою охрану.

- И, в случае неприятностей, новобранец будет полезнее аса? – скептически поинтересовался врач.

- Ты недооцениваешь и Силу, и наследственность. Впрочем, поводов для паники нет. Такие вещи сложно предсказать, но, думаю, все пройдет гладко. Наши оппоненты на поверхности слишком заняты своими проблемами, чтобы затеять что-то серьезное. А мелочевка – Зейн, никто не рождается умельцем, это касается любого дела. Чтобы коготки детеныша стали острыми, их приходится точить на охоте. Вейдер едва ли скажет «спасибо» за попытки спасать Люка от трудностей и сдувать с него пылинки. Из мальчиков не воспитывают мужчин таким способом, да и ты – не его мать. Скайуокеру будет сложно узнать границы своих возможностей, если кто-то начнет прятать его от жизни. Он ведь хотел лететь? Пусть пробует!

- Даже, если юноша пострадает в процессе? – сейчас Линнард возражал чисто из принципа. Вещи, которые говорил Палпатин, казались разумными. Да и, правда, – ну, какая опасность в полете до планеты и обратно. Это же – не воздушный бой!

- Это будет ЕГО выбор и ЕГО ответственность. Когда мальчик падает и разбивает нос, лидеры вырастают из тех, кто встает и идет дальше. А прочие: они легко найдут людей, готовых их пожалеть. Но едва ли будут первыми по духу, а не на бумаге.

- Значит, вы хотите увидеть, какая у Люка изнанка?

- Да. Но еще больше я хотел бы посмотреть, как он себя ведет, когда проигрывает. Ты выяснишь это – для меня?

- Ваши приказы – закон.

- На данный момент, это – просьба.

- Тогда – приложу максимум усилий.

- Хорошо. И – присмотри за ним. Пусть я – старый циник, но будет жалко потерять сына Скайуокера по глупости его или моей.

Они летели правильным ромбом вслед за шаттлом, на котором находился Сэт Пестаж, его охрана, его свита. И Сид.

Дишки, в отличие от шаттла, сливались с чернотой космоса, и их различить можно было только по габаритным огням. Держать дистанцию было трудно, от сосредоточенности было жарко, но Люк утешал себя мыслью, что в атмосфере черные истребители будут более заметны, а шаттл – практически – нет.

Но если шаттл будет сливаться с облаками, то командиру звена, летевшему первым, будет весьма нелегко. Труднее чем сейчас ему, новичку, пытающемуся не допускать ошибок.

- Люк, держи дистанцию, – раздался в наушнике голос Смоу, за которым закрепили Люка, и молодой человек опомнился: хватит витать в облаках!

- Третий, отставить болтовню, – в радиоэфир вмешался командир группы, потом, чуть смягчившись, проговорил, – четвертый, выключи в кабине свет.

«Зачем?» – тупо подумал Люк, но левая рука послушно потянулась к тумблеру. Погасло освещение: в кабине теперь лишь тускло мерцала красная подсветка приборов. И Скайуокер понял зачем. Командир подарил ему то, чего так хотелось ощутить. Свободу полета. Небо. Шаг из кабины в темную бездну. Слияние с космосом.

- Спасибо, сэр, – радостно произнес молодой человек, нарушая тишину, нарушая запрет на лишние разговоры.

Командир промолчал, но, про себя улыбнувшись, не стал делать замечание. А Люка обхватила темнота, и он увидел россыпь звезды. И край диска Центра Империи.

Планета, изначально казавшаяся серо-розовой, по мере приближения темнела. Вскоре Скайуокер стал различать легкую дымку облаков и необычный рельеф: строгие геометрические окружности, соединенные прямыми. По всей видимости – так выглядели кварталы и аэротрассы.

Центр Империи был перед ним!

- Через пять минут входим в атмосферу, – отрапортовал командир, делая левый разворот.

- Первый, я второй, вас понял.

- Первый, я третий, вас понял.

Его очередь. Люк включил микрофон и произнес:

- Первый, я четвертый, вас понял.

Отключил микрофон. Выполнил разворот.

Центр Империи теперь был внизу. Бескрайний. Другого определения у Люка не находилось.

Сконцентрироваться. Впереди белый шаттл, далее идет первый, за ним, в паре метров второй, потом третий, а замыкает всех он, Люк Скайуокер, паренек с далекого Татуина. Там на песчаной планете, глядя на закат, он мечтал о свободе полета, об Академии. Сейчас, здесь, в кабине ДИ-истребителя, он понимал, что самое трудное и самое несвободное занятие – держать дистанцию.

- Я первый, вхожу в атмосферу.

Двадцать секунд до рапорта второго, еще двадцать – до рапорта третьего.

Гулко стучит сердце: получится или нет? Первый раз... к тому же в атмосфере сложнее, чем в космосе. Вернее не сложнее, а чуть иначе: нужно учитывать гравитацию, воздушные массы. Ему, конечно, не придется здесь садиться, а всего лишь довести шаттл до посадочной площадки, используя репульсоры, зависнуть над ним, контролируя небо, а потом развернуться и полететь домой – на «Девастатор».

Двадцать секунд сомнений, колебаний и страха, чтобы включить микрофон и спокойно произнести:

- Я четвертый, вхожу в атмосферу, – и выполнить соответствующий маневр.

Беглецов Айзенн Исард поджидала сидя на трапе «Сокола», свесив ноги и поигрывая бластером. Что было несколько неуместно по отношению к ее белому платью. Наверное, они удивились. Не платью, конечно, а тому, что их кто-то поджидал. Да, вот что значит – любители. Не подумать, что тот, кто мог подарить им датпад с информацией о местоположении «Сокола», будет либо их караулить, либо как-то иначе контролировать. Интересно, а почему они так долго? Выбрали самый сложный путь к ангару, несмотря на карту? Или вкрались форс-мажорные обстоятельства? Судя по девчонке – второе. Да, принцессой бы гордились родители: как благовоспитанные барышни она, видимо, рухнула в обморок. Нашла место и время! И рыцаря! Гм.

А еще они потеряли кучу времени, ожидая смены охраны, а когда поняли, что пост круглосуточный – подняли столько шума, что проще было сразу повесить плакат: «Алло! СИБ! Здесь что-то интересное!»

Что и говорить – беглецы увидели на трапе очень хмурую Айзенн.

Да, после разговора по голосвязи с Императором даже шутить получалось как-то вяло. Их беготня по Корусканту и шпионские игры «а-давай-папа-посмотрим-кто-кого-надует» внезапно обернулись очень серьезными вещами. И ей хотелось быстро сдать Линнарду верткую добычу Милорда – и сосредоточится на собственных проблемах.

А пока, всего лишь, СИБ был здесь. Сверху. Она чувствовала ловушку, но предполагала, что им удастся выбраться. Нутром чуяла, что все получится. Им попытаются не дать взлететь. Будет стрельба. Но щиты выдержат. Надо только не забыть их включить перед тем, как задраить люк. И действовать как одна команда. На что пока не приходилось рассчитывать, судя по выражениям лиц подошедшей тройки. Времени нет. Придется угонять корабль.

74
{"b":"154243","o":1}