ЛитМир - Электронная Библиотека

- Второй бластер забери! – крикнул капитан, совершая очередной сумасшедший пируэт. Чубакка еле устоял на ногах, но добычу не выпустил. Спустя пару мгновений, Исард, уже безоружная, оказалась намертво примотанной к креслу ремнями безопасности. Внутри она просто кипела от бешенства, – это надо же, попалась как новичок! – но внешне оставалась спокойной и собранной.

- Ну, и что теперь? – ядовито поинтересовалась она, слегка повысив голос, чтобы перекричать так и не затихший комлинк. – Посмотрите вокруг! Империя не выпустит вас с Корусканта. Вы еще можете выжить – но сбежать не удастся. Не такие уж вы дураки!

- Похоже, угрожая нам немногим раньше, вы думали по-иному. Ах, какая я умная и хитрая, вот сейчас сделаю этих тупиц одной левой и поеду на отдых, – тон капитана тоже был далек от дружелюбного. Лея молчала, а вуки – ожидал указаний. Проведя анализ ситуации, Айзенн заключила, что единственная реальная сила здесь – Хан. Как он решит, так и будет. Значит, и беседу надо строить соответственно.

- По вашей милости я влипла в такие неприятности, что я бы вас не только «сделала», но и прибила бы с большим удовольствием! – заявила Исард, позволив гневу выйти наружу. – Уж не знаю, каким местом вы думали, когда убегали, но это была очень скверная идея. Думаю, вы поняли это довольно быстро и в момент нашей встречи как раз собирались «делать ноги» с планеты. Вот только между «драпать сломя голову» и «отступать на подготовленные позиции» есть существенная разница. И главное – чтобы такие вещи прокатили, все надо делать быстро, – тут женщина сделала паузу, и, уже с наигранным раздражением, пожаловалась: – Ненавижу что-то объяснять, когда надо действовать.

Ход был верным – Айзенн с откровенной радостью увидела реакцию Соло. Он хорошо контролировал лицо, но тело выдало невольное одобрение, которое капитан испытывал к такому подходу.

«Еще один человек действия. Что ж, если мы мыслим похоже, то это лишь упрощает задачу».

- Раскройте глаза: ситуация проста. Это – Центр Империи, пространство, которое наш флот контролирует вдоль и поперек. Сейчас вы – приз, который одна из сторон хочет получить невредимым, а вот другая – нет. Думаю, вам не стоит отбивать у «благодетелей» это желание. Вы же опытный пилот и понимаете, чтобы прикончить нас в таких условиях, разрушителю не потребуется много времени. Так что думаю, нам лучше ответить на их вызов. Возможно, вы самоубийца, но эта девочка еще могла бы пожить, – удар ниже пояса. Исард заметила, что Соло испытывает к юной аристократке какие-то романтические чувства, и пользовалась своим открытием без зазрения совести.

- Вы думаете, это вызов с разрушителя? – Лея кивнула на пищащий комлинк.

- Да. Эту частоту мог вычислить только человек с «Девастатора». Не думаю, что молчать в наших общих интересах, – Айзенн особенно выделила слово «общих», подчеркнув, что все они сейчас в одинаковом положении. Иными словами – в смертельной опасности.

- Хорошо, – на лице Соло впервые отразилась внутренняя борьба, но прагматизм победил. – Чуи, развяжи ее. Пусть ответит. И... спрячь подальше бластеры, – ответом на яростный взгляд женщины была язвительная улыбка кореллианца. – Может, мы и в одной лодке, но я еще достаточно «в себе», чтобы воздержаться от веры двойному агенту.

- Я, – возмущенно начала Исард, и замолчала. Зачем тратить нервы на перепалку с Соло? Если они выживут, то еще посчитаются в будущем. А вот слышать про Императора и остальное, всю информацию, которую она чуть было не выпалила – для Хана совершенно лишнее. А посему она лишь презрительно ухмыльнулась и наконец-то нажала на кнопку «прием». – «Сокол» на связи. Мы слышим вас, «Девастатор». Нахожусь в режиме приема.

- Есть, мой Император! Мы вычислили их частоту!

- Отлично, Сэти. А теперь – закончите то, что начали.

В передатчиках СИБ-овских истребителей, застывших в ожидании жертвы, неожиданно раздался голос Министра Обороны:

- Пилоты Империи! Говорит Сэт Пестаж. Я знаю о полученном вами приказе, но человек, отдавший распоряжение об атаке, уже арестован именем Императора. Вы опытные люди и знаете, насколько опасно вести бой на орбите столицы. Под вами многомиллиардный мегаполис, и, достаточно одной ошибки, для того, чтобы случилось непоправимое. Все помнят атаку сепаратистов на Корускант. Задумайтесь – разве командир, верный Империи, пошел бы на такое ради одного корабля? Ему ведь все равно не пройти мимо постов в этой звездной системе, а гиперпереход в поле притяжения планеты совершит лишь безумец. Формально вы подчиняетесь другому ведомству, однако, как такой же житель планеты, как и вы, я прошу остановиться и подумать о риске. Он слишком велик. Если, вопреки моим: рекомендациям, вы продолжите исполнять преступный приказ Арманда Исарда, будут приняты меры. Являясь ответственным за безопасность Центра Империи, я объявлю ваши действия – опасными для государства, а вас – преступниками. Тогда вы даже после смерти останетесь шпионами Альянса. В такой гибели нет ни чести, ни пользы.

Пауза, во время которой слушатели лихорадочно обдумывали слова Пестажа, не смея переспрашивать. Серьезная дилемма: нарушить приказ непосредственного начальника, за что в Армии грозил трибунал, или: потерять честь, жизнь и даже посмертное уважение друзей и родственников.

«Да, Палпатин знал, чем пригрозить», – подумал министр обороны и продолжил:

- Подумайте. Если вы не прекратите атаку и не выключите двигатели, через четверть стандартного часа все подчиненные мне военные будут стрелять в вас на поражение. Время пошло.

В этот момент истребители с «Девастатора» наконец-то достигли своих врагов. Так что обдумывание слов Пестажа пришлось отложить. Что такое пятнадцать минут, когда прямо по курсу – непосредственная опасность, способная упокоить тебя за три секунды. И, тем не менее, сомнение было посеяно. А на войне чаще проигрывает именно тот, кто сомневается.

В рубке «Сокола» повисло напряженное молчание. Беглецы слушали сквозь шорох помех переговоры группы прикрытия. Их прикрытия.

- Я первый, прямо по курсу четыре истребителя. Еще два на подходе. Активировать щиты. Идем на сближение.

- Я второй, вас понял.

- Я третий, вас понял.

- Я четвертый, вас понял.

- Расходимся.

Ромб разделился, раскалывая и уводя неприятеля от «Сокола». Но у того в преследователях оставалось еще два истребителя. И Соло решился на маневр, опережая на доли секунды приказ с «Девастатора», отслеживающего ситуацию:

- «Сокол»! Полное торможение.

В результате чего – дишки, висевшие на хвосте, оказались впереди.

- Не стрелять! – теперь уже опережая Хана, пришел приказ с разрушителя.

- Третий, слева два истребителя. Уходи.

Космос озарился вспышками выстрелов. Щитов у третьего не осталось, если он не уйдет на вираж, то его подобьют. Конечно, у пилота останется шанс выжить, костюмы жизнеобеспечения рассчитаны на многое. Но потерять машину...

Неужели вот так, в полном безмолвии, словно сидя за тренажером, можно погибнуть?

Нет, поправился Люк, не так, там ты понимаешь, что останешься жить, а тут...

Рука тянется к штурвалу, а голос произносит:

- Третий, прикрой, атакую.

Но Смоу, уже подбитый, теряет управление истребителем. И не может даже ответить: «Извини, Люк», так как у него отказывает автоматика.

Что это значит? Все просто – смертельная ловушка или небольшой дискомфорт. Его могут спалить, а он никак не сможет помешать этому. В лучшем случае остается только терпеливо ждать – когда подберут свои.

- Четвертый, держись, – внезапно говорит Хан, – иду на помощь.

- Зачем? – спрашивает Айзенн. – Мы же могли уйти.

Могли. Но Хан сам не знает. Может, потому, что он слышит приказ командира: «Четвертый, отставить атаку, уходи», и видит, как невидимый пилот направляет свою машину, различимую только благодаря габаритным огням, на две дишки, словно забывая о двух других преследующих его истребителях. Разве можно пролететь мимо такого? Такого чего? Безумства? Или храбрости? Соло вряд ли бы смог ответить.

79
{"b":"154243","o":1}