ЛитМир - Электронная Библиотека

Люк помнил приказ, не стрелять на поражение. Раз так, можно было попытаться вывести из строя двигатели или лазерные пушки. Лазерные пушки располагались внизу, спереди у дишки. И Люк, шедший на таран, вдруг нырнул под один истребитель, почему-то почувствовав, как пилот, нажимающий гашетку, ухмыльнулся: отвернул. Но то ли приятная мысль, что он крепче, что отвернул противник, то ли потому что автоматика дала сбой, но этот пилот, нажимающий на гашетку, – опоздал. Пролетевший под ним «трус», чиркнув одним молниеносным выстрелом, вывел из строя пушки.

Слышал ли Люк приказ командира, кружившего в смертельном танце со своими противниками, – оставить атаку? Наверное – да, но приказ прошел мимо него. Он словно выпал в какое-то странное измерение: ему казалось, что все движутся более заторможено. Никакой опасности от трех оставшихся истребителей он не ощущал. Напротив, он понимал, насколько смертоносным может оказаться его нажатие на гашетку.

Уход на вираж. Разворот к преследователям. Снова обманный таран. Они стреляют, но попасть не могут, «четвертый» словно предчувствует, где ему не нужно быть и реагирует мгновенно, опережая плазменные выстрелы. Но в этот раз выбранный для лобовой атаки истребитель не дает ему поднырнуть, пытается держаться на одной линии. И Люк, выполняя торможение с разворотом – прием, которым он ни раз пользовался на тренажерах и который недавно исполнил «Сокол», отмеченный каким-то боковым зрением (зрением ли?), и, оказавшись на хвосте, – решился выполнить два выстрела по разнесенному в стороны от кабины пилота сдвоенному ионному двигателю.

Минус еще один преследователь.

«Сокол» подошел в эту саму минуту. И оставшиеся две машины противников поспешно ушли на новый вираж, видимо, решая изменить тактику боя.

- Ну вот, – не без азарта проговорил Соло, – как ты мог ничего мне не оставить?

- Прости, но ты бы еще пошел пешком, – тон в тон ответил Люк.

- Отставить разговоры, – вмешался «Девастатор», – «Сокол», четвертый, ждем вас домой. Выйти из боя. Первый и второй прикроют вас отход.

- Но как же Смоу... – попробовал возразить Люк.

- Мы его подберем. И все остальные поврежденные корабли.

Люк хотел возразить, но тут увидел вдали маленький треугольник. «Девастатор» шел к ним, используя полную мощь своих двигателей. Разумнее было полететь навстречу, увлекая за собой оставшиеся дишки, тем самым давая шанс выжить Смоу.

- «Центр Империи» – «Девастатору». Это Министр Обороны. Доложите обстановку.

Линнард кивнул старшему помощнику, – докладывайте, мол. Тот не заставил себя ждать.

- Господин министр! Корабль, который нам надлежало принять на борт, был атакован шестеркой истребителей. Принадлежность: Империя, приписка, согласно проверке идентификационных кодов: Служба Имперской Безопасности. Исполняющий обязанности капитана приказал звену ДИ-истребителей, составлявших группу сопровождения шаттла, помешать атаке агрессоров на транспортник. Без жертв, на поражение не стрелять. В настоящий момент имеем визуальный контакт с истребителями. Тактическая информация: два корабля СИБ и один наш лишены возможности двигаться. Главная цель летит нам навстречу под прикрытием трех ДИ-истребителей. Четверо преследователей продолжают погоню.

- Они уже в зоне действия ваших орудий?

Старпом посмотрел на офицера по вооружениям. Тот молча показал ему три пальца.

- Войдут в зону прицельной стрельбы через тридцать стандартных секунд. Можно атаковать и с этой дистанции, но выстрел из крупного калибра развеет в пыль не только преследователей. Там же идет бой: корабли постоянно перемещаются.

- Отставить крупный калибр. У пилотов СИБ есть еще: три с половиной минуты, чтобы отключить двигатели и сдаться. И они это знают. По истечении указанного времени – уничтожьте всех преследователей, продолжающих двигаться. Приказ Императора.

- Да, сэр, – пробормотал старпом, тщетно пытаясь скрыть шок. Им предписали расстрелять свои же корабли: причем, автор приказа – Его Величество. Что за странные дела творятся в столице? Да: оставалось надеяться, что пилоты окажутся разумными людьми.

Оставшиеся ДИ-истребители, которые преследовали «Сокол», тоже заметили ИЗР. «Девастатор», проявившийся у всех на мониторах, – возник как подкрепление слов Сэта Пестажа. Три истребителя вышли из боя, деактивировав оружие и отлетев на порядочное расстояние. Но один пилот решил, во что бы то ни стало, выполнить приказ Директора, предупредившего о диверсии на самом высоком уровне. Развернув машину, он направился наперерез «Соколу».

- Он идет на таран! – воскликнула Лея.

- Нам только самоубийц не хватало, – пробормотал Хан.

- «Сокол», – раздался голос командира звена прикрытия, – уходите рывками. Четвертый, ты ближе всех – необходимо остановить истребитель. Любой ценой.

- Я четвертый, вас понял, – произнес Люк и почувствовал, как у него ёкнуло сердце. Любой ценой: это значит – стрелять на поражение. То есть убить. Он еще никогда не убивал людей. Несмотря на суровые условия родной планеты и далеко не мирное население.

И вот теперь, тут, в кабине истребителя – аттестат на зрелость?

«А ты думал, что полеты – это игра?» – противно так спросил внутренний голос. – «Нет, друг, это далеко не игра. Это жизнь и смерть. И у тебя один только выбор: подчиняться приказам и стараться не погибнуть. Вот и всё. И уж никак не философствовать во время боя. И если ты продолжишь предаваться размышлениям, то не долго сидеть тебе в кабине. Так как в живых ты не задержишься».

И словно ответом на эти мысли эфир огласился криком Хана:

- Четвертый, уходи вправо, уходи вправо!

- Люк, что случилось? – эхом спросил первый.

- Все в порядке, ухожу на правый вираж, – опомнился Скайуокер.

Противник, стреляющий вслед Люку, который из-за этого Линнарду показался кометой с огненным хвостом, не заметил, как «первый» выпустил по нему ракеты.

Бой был окончен.

О предварительных итогах доложили Пестажу: со стороны военных один истребитель вышел из строя, все пилоты живы. Со стороны СИБа три истребителя вышли из строя, о погибших пока не известно. Вероятно, один пилот, пока трудно дать заключение, так как машина получила тяжелые повреждения, и на связь никто не выходил.

Ни командир звена, ни Линнард, ни сам Пестаж не могли бы сказать, что лучше для этого пилота: погибнуть сейчас или выжить, благодаря костюму, чтобы предстать перед трибуналом.

Ответом на этот вопрос стала вспышка света: поврежденный истребитель взорвался, избавив коллег пилота от тягостных размышлений о его судьбе.

Империя не прощает, а Пестаж донес до пилотов свою мысль очень четко: и даже после смерти... есть чего испугаться.

- ИЗР «Девастатор» – «Центру Империи». Каковы дальнейшие распоряжения?

Пестаж вопросительно посмотрел на Палпатина. Последний, казалось, вовсю наслаждался жизнью, а на губах застыла довольная улыбка. Впечатление портил только взгляд – цепкий, холодный, оценивающий.

- Что передать Линнарду, Ваше Величество?

- Мои поздравления. Он хорошо держался: да и ты тоже.

- Это все?

- Нет. Пусть немедленно отправляет Айзенн на Корускант. Она мне нужна.

- Мне отдать распоряжения охране дворца? – стандартная процедура, так что вопрос был данью традиции. Однако повисла пауза, несказанно удивившая министра. А потом – еще более неожиданный ответ:

- Предупреди Алую гвардию, чтобы не вмешивались. А дочке Исарда пусть передадут: «Скажешь, что идешь на аудиенцию к Императору: когда сочтешь нужным».

- И это все, Повелитель?

- Ты полагаешь, что этого мало, Сэт? Исполняй.

И Пестаж, – вот уже в который раз! – покорно повернулся к передатчику.

ГЛАВА 27. ВСТРЕЧА

В ангаре творилось что-то невообразимое. Не успели три дишки и транспортник приземлиться, не успели пилоты выйти из машин и стянуть громоздкие костюмы, как их окружили сослуживцы.

Люк снял шлем и выдохнул:

- Дайте пройти...

- Ребят, качай его.

80
{"b":"154243","o":1}