ЛитМир - Электронная Библиотека

- Технически – сие не должно вас волновать. Ваша подготовка без труда позволит решить эту трудность. Проблема здесь, – тонкий палец Императора прикоснулся к своему же виску, – и здесь, – на сей раз ладонь легла на область сердца. – Арманд опасен. Более того – он слишком заигрался в войну, забыв, что большая часть СИБ – аналитики, а не солдаты. Он вредит организации, вредит Империи и – вредит мне. Такое не прощается.

Чуть не поперхнуться вином. Вспомнить, что сидит напротив падающего света, и ее лицо со всеми эмоциями хорошо заметно августейшему собеседнику, который сам сидел против света, в уютном полумраке.

Вот что ее расслабило: полумрак, уют, вино, доброжелательность Повелителя. Кто она? Кукла в руках манипулятора, дергающего за нужные ниточки?

- Он умрет? – тихо спросила Айзенн. Она хотела добиться признания у отца и вопреки ему, но не желала родителю смерти. Он был ее отцом... стоп, а почему в прошедшем времени?!!

Палпатин кивнул, подтверждая догадку контрразведчицы.

- Он – уже мертвец. Просто – еще ходящий и дышащий. Сейчас речь лишь о том, скольких он захватит в могилу, и как СИБ переживет «отставку» Директора.

- Я откажусь его убивать.

- Вот и нашли границы преданности, да, леди? – Айзенн нервно дернулась, бросив взгляд на дверь, ожидая гвардейцев и ареста, но Палпатин мягко произнес: – Успокойтесь. Я даже рад, что ваш карьеризм все же пасует перед высшими ценностями. Но, неужели вам мнилось, что «подставить» Арманда – значит что-то иное, чем «обречь его на казнь»?

Выдавить из себя:

- Когда я ввязалась в его игру, речь шла о более низких ставках.

- А сейчас они выросли до небес. И – решение за вами. Кресло Директора СИБ взамен на уничтожение изменника, шпионившего на Альянс. Разве не этим занимается контрразведка? Может, вас учили другому? Возможно, вы учились столь отвратительно, что сложно сообразить, как это провернуть, чтобы кровь не пала на вашу голову?

- Технически – я могу оказаться ни при чем. Но – буду знать... – младшая Исард запнулась.

- У нас у всех свои демоны. Руководитель СИБ – одна из высших должностей в моей Империи. Полагаете, я могу посадить туда бесхребетного гуманиста?

- Ваше Величество!

- Уже двадцать лет. И остаюсь им в частности потому, что жестко дозирую такие эмоции, как жалость. Если бы я предложил Арманду спасти свою жизнь, отдав вашу голову, – думаете, он бы отказался?

- Вы бы нарушили этот договор.

- Вы тоже из большинства, забывшего про «честь». Я считаю глупым держать слово, данное подлецу. Терпеть их не могу... даже больше, чем дураков, позволяющих сантиментам мешать работе. Вы сделали все, чтобы ваш отец потерпел фиаско. Арманд приказал пилотам СИБ уничтожить «Сокол» с вами на борту. Что же дальше? Не я начал это соперничество внутри семьи господина Директора, но я его закончу. Думаете, ваш отказ его спасет? Или хотите рассказать ему о нашем разговоре, а лучше – силой оружия освободить из-под стражи, став настоящей, а не мнимой преступницей? Что же, не буду мешать. Он сейчас блокирован в собственном офисе, но охрана вас пропустит. Даже не придется применять те штучки, которые вы с успехом продемонстрировали во дворце.

«А все-таки он уязвлен», – с непонятной ей самой радостью подумала Айзенн. Ребячество, конечно, но подобная, даже мелкая шпилька в Императорский адрес доставила странное удовлетворение. Наверное, потому, что этот пожилой человек в простой одежде своим ласковым голосом, шутя, задевал самое болезненное и незащищенное. И младшая Исард чувствовала себя опутанной этими словами, как сетью. Игрушкой в чужих руках. Диким животным, которого посадили в клетку с двумя выходами: в виварий и к кормушке. Так и здесь: вроде бы, выход есть – даже несколько. Она может выбирать, принимать решение, но это – фантом свободы. Потому что все рамки в этой игре уже очерчены Императором. И ей остается только рассматривать ЕГО альтернативы.

«Вот ведь зараза!!!»

Палпатин холодно улыбнулся, – и на какое-то ужасное мгновение контрразведчица вообразила, что произнесла последнюю фразу вслух. Но – нет, не мог он этого слышать, такие промахи допускают лишь новички.

Владыка не дал ей додумать мысль до конца:

- Вы знаете поощрение и наказание. Решайтесь. А сейчас гвардейцы проводят вас к выходу.

Фигуры в красном возникли как по волшебству. Видимо, где-то здесь были сенсоры и кнопка для вызова охраны. Чему удивляться? Это же все же апартаменты Императора, где простота была таким же обманом, как и ласковый голос хозяина.

В дверях она обернулась, смерив хрупкую фигурку Всегалактического Властелина хмурым взглядом.

- Хотите мне что-то сказать, леди Исард?

- Да. Теперь я поняла, за что многие вас ненавидят.

- Вас они тоже не будут любить, что бы вы не выбрали, – ответил Палпатин. Рука потянулась к фиалкам. Поднесла букетик к лицу. – Благодарю, что навестили, – проговорил Палпатин и вдохнул аромат цветов.

- Мне показалось, или мы вошли в атмосферу планеты? – спросил Бейл.

- Вам не показалось.

- Что такое?

- Вице-король, я хочу вас публично поблагодарить за сотрудничество. Благодаря блестящей операции мы заманили самую ортодоксальную группу террористов на остров, предоставленный системой Альдераан, чтобы одним ударом сокрушить врага.

- Что?

- Сенатору Чандриллы выносится благодарность за проработанный план.

- Что?!

Но Вейдер уже отвернулся и обратился к своим людям, лаконично приказав:

- Огонь!

И вице-королю ничего не оставалось, как стать рядом с ним и зачарованно смотреть, как на поверхности планеты, – его планеты! – расцветает феерический цветок.

«Я выдержу... выдержу... Сила Великая, я никогда тебя не ощущал, но сейчас кажется, что благодать, которую ты несешь – просто слова. Они были моими друзьями, соратниками – а я стою по правую руку от их палача – и ничего не делаю. Держаться. Только держаться. Вейдер говорил о цене», – Бейл кинул взгляд на непроницаемый металл маски. – «Как он там? Улыбается? Наверное, да, ведь на сей раз он победил. Империя снова оставила его в дураках. Ну, ладно. Это – не главное, просто мысли в голову лезут. Глупые мысли, вроде той, насколько ситху удобно всегда ходить в доспехах. Что угодно, лишь бы остаться сдержанно-бесстрастным для множества камер, записывающих эту сцену для альдераанцев и остальной Империи. Это он, Бейл, во всем виноват. Так что придется молча перенести эту экзекуцию. Какое все-таки правильное название у корабля. Только бы получилось».

И, словно сжалившись над ним, Темный Лорд пошевелился и подал знак выключить камеры.

- Вот и все, вице-король. Совсем несложно, правда? – от этих слов Органа почувствовал мгновенную дурноту. Они словно пробили ледяной панцирь, в который альдераанец заключил себя после жестокого приказа. И весь ужас того, в чем ему пришлось поучаствовать, навалился на Бейла всей тяжестью.

- Мне: нужно выйти. Пожалуйста... – в ответ Вейдер посмотрел на него почти что с жалостью. Или – так показалось. По этой ситховой маске все равно ни ситха не понять. Как бы то ни было, Темный Лорд кивнул, и остатков королевского достоинства хватило на то, чтобы с мостика неторопливо выйти, а не выбежать.

Он шел, слегка пошатываясь, как во сне, и встречные имперцы почему-то уступали дорогу и озадаченно смотрели вслед бледному человеку в военном альдераанском костюме серого цвета: плащ, перехваченный пряжкой через левое плечо, мундир с аксельбантами и нашивками главнокомандующего, высокие черные сапоги. Необычный костюм, для Флота, но вполне приемлемый. Вот только походка не соответствовала. Бейла качало, и он буквально шел по стене.

«Наверное, они считают, что я пьян. А, пусть думают, что хотят!»

Рука скользит по стене, задевая датчики. Одна дверь, вторая... двенадцатая. В какой-то момент вице-королю повезло, и створки разъехались от прикосновения. Кажется, конференц-зал, руки сами включили блокировку, и Бейл прислонился к двери затылком, чувствуя холод металла. Его любят в Империи, почти так же, как дерево у него на родине. Родина... король медленно осел на пол, желая, чтобы этот металлический холод пронизал все его тело, достигнув сердца. Возможно, тогда оно не будет больше болеть.

89
{"b":"154243","o":1}