ЛитМир - Электронная Библиотека

— Меня зовут Света, а это Таня.

— Очень приятно. Ваши кровати уже поставили. Располагайтесь.

Не отрываясь от вязания, розовощекая толстушка рассказала немало интересного. Оказалось, что ферма находится на глубине нескольких метров под брошенным хутором и ее обитатели каждую ночь в сопровождении вампиров поднимаются наружу возделывать огороды. Работать приходится много, за короткие часы летней ночи надо успеть взрыхлить и прополоть многочисленные грядки, но никто не ропщет.

— Ведь мы работаем для себя! — с непонятным энтузиазмом пояснила Наташа.

— Неужели вы живете без солнечного света?! — с ужасом воскликнула Панкратова. — Как слепые черви, как упыри!

— Что ты, Танечка! Наш Хозяин очень заботлив, он знает, что людям необходимо солнце. Здесь есть небольшой внутренний дворик, в котором мы гуляем по два часа в день, загорая и наслаждаясь солнечным светом.

— Оттуда можно сбежать?

— Сбежать? Зачем, Света? Ты так говоришь только потому, что еще не освоилась. Когда привыкнешь, сама не захочешь уходить.

Я с сомнением посмотрела на толстушку, а та, невозмутимо шевеля спицами, продолжала:

— Здесь совсем неплохо. Жизнь спокойная, размеренная, за тебя думают и решают те, кто умнее, а ты должна только хорошо работать и быть послушной. Я, к примеру, взяла на себя дополнительные обязательства: обеспечить теплыми носками всех поселенцев. Хозяин сказал, что вынесет мне благодарность.

— Он же пьет твою кровь! — возмутилась Панкратова.

— Ничего особенного, представь, что подрабатываешь донором. Это очень просто, приходишь в процедурный кабинет, сдаешь кровь и получаешь талон на усиленное питание, а иногда даже плитку «Гематогена». Многие рвутся сдать кровь вне очереди.

— Бред какой-то!

— Слушай, Наталья, а сколько на ферме вампиров? — вмешалась в разговор Панкратова.

— Кроме Хозяина и Ирэн еще трое или четверо. Это надсмотрщики. К счастью, мы с ними редко встречаемся. Они следят за работой и наказывают провинившихся. Если кто-то из поселян выйдет за пределы фермы, они… — Наташа замялась. — Надсмотрщики забирают его кровь в больших, чем положено по норме, количествах.

— Понятно. И часто они так «обедают»?

— Не очень. На моей памяти раза три. Но я здесь не так давно. — Она склонила голову над вязаньем, и спицы замелькали с удвоенной быстротой.

Настало время «соляризации» — так в этом сумасшедшем доме называли дневную прогулку по внутреннему дворику. Прозвенел звонок, Наташа отложила спицы и заторопилась в гостиную. Там уже собралось человек двадцать — в основном это были молодые ребята и девушки, года на три-четыре старше нас с Панкратовой. За спинами рослых парней промелькнула белая макушка Мити, чуть поодаль я заметила Павлика. Процокав по комнате на высоченных «шпильках», Ирэн повернула ключ в замочной скважине неприметной двери.

— Строимся парами, — скомандовала она и невольно попятилась, вжавшись в стену.

Стукнула ударившаяся о стену створка, и в помещение ворвался свежий ветер, полный дурманящих запахов летнего дня. Выглянув из-за плеча Наташи, я увидела освещенный солнцем кусочек земли. Построившись парами, поселенцы чинно двинулись навстречу долгожданным лучам. Взгляд провожавшей нас Ирэн был полон неподдельного ужаса.

Я чуть не расплакалась от разочарования — мы находились на дне глубокого колодца, а где-то наверху, за толстой решеткой синело безоблачное летнее небо. Солнце поднялось достаточно высоко, чтобы наполнить своим светом колодец, но все равно это было душераздирающее тоскливое зрелище.

— Все еще намереваешься отстаивать права вампиров? — к Панкратовой подошел Павлик.

— Но…

— Надо бежать отсюда, — прошептал неугомонный Павлик. — Днем упыри не смогут нас преследовать. Если один встанет на плечи другому…

— Там же толстая железная решетка, — перебил его Митя.

— Наверняка в таком обширном хозяйстве найдется инструмент для резки металла — ножовка или напильник. И вообще, решетку можно выломать. Удивительно, кругом столько крепких ребят, и никто не пытается освободиться!

— Они — чокнутые, — шепотом пояснила я. — Нас поселили с девчонкой, которая убеждена, будто жить здесь лучше, чем на воле.

— Я уверен, найдутся и нормальные. Надо напасть на вампиров днем. Осиновый кол в сердце, и никаких проблем!

Атмосфера безмятежного отдыха рассеялась — поселенцы смотрели на нас с испугом и осуждением.

— Что уставились? В скотов превратились? — психовал Павлик. — Хозяину донесете?! Плевать я хотел на вашего Хозяина!

— Остынь, приятель, — рыжеволосый парень взял его за плечо. — Думаешь, все так просто? Солнечный свет убивает вампиров, но в подземелье они сильны в любое время суток. К ним не подкрадешься, не убьешь из-за угла. Днем можно только убежать, не вступая в схватку. Теперь представь, мы выламываем прутья, вылезаем наружу и начинаем плутать среди топей и бурелома. Вряд ли удастся выбраться оттуда до темноты, а сразу после захода солнца вампиры отправятся в погоню. Не сомневайся, для них она завершится успешно. Еще не расхотелось устраивать восстание, умник?

— Вы жалкие, запуганные трусы!

— Коля, ты не рассказал самого главного, — вмешалась крутившаяся поблизости толстушка. — Слышали когда-нибудь о деревьях-убийцах? — спросила она.

— Представь себе, да, — я пожала плечами, — старая сказочка.

— Сказочка! Иногда они подходят так близко к ферме, что ветвями над головой шелестят. Их даже вампиры боятся.

— Это вас Ирэн запугивает или сам Хозяин?

— Не хотите слушать, могу помолчать, но поверьте на слово — здесь, на ферме, жизнь спокойная и сытая, а вокруг — зло, хаос и беспредел! — резко заявила Наташа и, помолчав, примирительным тоном добавила: — Поспите немного. У нас необычный график работы — от заката до рассвета, поэтому после «соляризации» все ложатся спать и отдыхают до вечера.

Вскоре все разошлись по комнатам. Я лежала, упершись взглядом в бревенчатую стену и раздумывая о случившемся. Было совершенно ясно — обратной дороги с фермы нет, и мы навсегда останемся рабами мерзкого кровососущего паразита. Сон подкрался незаметно, перенеся меня на знакомую по многочисленным кошмарам кладбищенскую аллею. Облака цеплялись за голые ветки деревьев, моросил мелкий дождь. Внезапный порыв ветра разогнал облака, и я увидела ослепительно белое, злое солнце. От его света все вокруг преобразилось, приобретя мертвенный холодный оттенок. Потом появились и они — сероватые, почти прозрачные тени, скользившие между могилами и деревьями… Почувствовав, что могу двигаться, я заторопилась к видневшемуся за церковью выходу с кладбища. Но путь к спасению оказался отрезан — навстречу неторопливо шагали двое. На вид это были типичные вампиры, их белые неживые лица заливали лучи злого солнца. Блеснули в зловещей ухмылке острые клыки — отныне вампиры больше не боялись солнечного света.

— Мертвые хоронят живых, жизнь стала смертью, а смерть — жизнью.

Ледяные руки вампиров сжали мои запястья, вновь блеснули на солнце омерзительные клыки…

— Проснись! Проснись! Ирэн не говорила, что ты кричишь во сне. — Возле кровати стояла расстроенная Наташа. — Это скверная привычка. Из-за тебя я буду недосыпать и может ухудшиться качество моей крови.

— Спасибо, что разбудила. — Я отвернулась к стене и засунула голову под подушку.

В медкабинете было по-своему уютно — свет здесь горел ярче, стены украшали календарики с котятами, а на столе стояли забавные безделушки. Сидя на скамейке, мы с Панкратовой наблюдали за взбешенной Ирэн.

— Ни секунды покоя! Мало того, что я еженощно делаю эту чертову работу, так теперь должна заниматься ею и днем! — Гнев медсестры вызвал приказ Хозяина о «всеобщей диспансеризации населения». — Хватит! Надоело! Почему я должна делать повторные анализы?! Каково каждую ночь работать с теплой живой кровью, а самой пить какую-то гадость и вечно недоедать! Я отупела от диетического питания!

10
{"b":"154244","o":1}