ЛитМир - Электронная Библиотека

Занятая собственными мыслями медсестра, похоже, не замечала ничего вокруг. Мне захотелось выбраться из кабинета, но Панкратову, как всегда, обуял приступ любопытства.

— Ирэн, а почему вы здесь работаете?

— Думаете, я всегда была ободранной крысой, прозябающей у чужой кормушки? Виною всему мое разбитое сердце… — Она вздохнула. — Раньше я умела наслаждаться жизнью. Бессмертие дает женщине существенные преимущества — не надо бояться появления новых морщин, выдергивать по утрам седые волоски. Ах, девочки, скоро вы поймете, как быстротечна молодость и как легко увядает красота! Став вампиром, я осознала суть своего предназначения — в моей власти было дарить избранным вечную юность! Конечно, не каждый достоин такой чести, и пришлось много поездить по миру, отбирая кандидатов на бессмертие. Моя благородная миссия длилась не одно десятилетие, пока я не увидела его… Меня будто на солнце вытащили — кровь в моих жилах закипела, все мысли, все чувства забурлили, словно водоворот. Необходимо было во что бы то ни стало сохранить совершенную телесную оболочку этого парня! Ему не удалось избежать моих объятий, и вскоре он стал одним из нас. О, как он ненавидел свою благодетельницу, как проклинал! Но новообращенные так одиноки, так беспомощны, им никак не обойтись без мудрого, любящего наставника. Я стала ему нужна. Мы прожили вместе почти десять лет, поверьте, это не так мало и для вампира. А потом он меня бросил. Думаете, из-за женщины? Нет. Ему не нравилось жить полной жизнью, наслаждаясь ею. Я любила упиваться молодой горячей кровью, которая пьянит, как шампанское, а он все чаще называл меня убийцей. Будто сам был иным. Однажды он просто ушел и забрал мое сердце. Радость исчезла…

Ирэн зарыдала. Впечатлительная Панкратова тоже украдкой утерла глаза — истории о разбитых сердцах никогда не оставляли ее равнодушной.

— Ирэн, когда ваш друг узнает, что вы питаетесь исключительно донорской кровью, он обязательно вернется.

— Мне тоже так казалось, но теперь я боюсь другого. Боюсь, что его убьют. Ужасные сны лишили меня покоя.

Едва речь зашла о снах, я не преминула поделиться с Ирэн рассказами о своих ночных кошмарах. Она слушала внимательно, с серьезным выражением лица.

— Последнее время многие видят знамения и вещие сны. Я не астролог, не колдунья, но тоже чувствую приближение… — Ирэн осеклась на полуслове, а потом пояснила: — Эти кошмары, скорее всего, обычные козни живущих в твоей душе демонов. Такое бывает почти с каждым.

Ирэн тщательно припудрила нос, подкрасила губы и поспешно выпроводила нас «досыпать перед трудовой ночью».

Я с детства не любила копаться на огороде, а вот теперь вынуждена была ночи напролет пропалывать чужие грядки, да еще делать это при свете луны и звезд. Меня и Таню направили на морковные грядки, а мальчишек — на картофельные.

Шла третья ночь нашей трудовой повинности. Прежде чем взяться за прополку, я потянулась, вздохнула полной грудью и посмотрела по сторонам. Мы работали на краю огородов, у самого леса, и отсюда хорошо была видна вся территория фермы. Чернели развалины хутора, под которым и располагалось логово вампиров, виднелась размытая проселочная дорога, а остальное пространство, ограниченное со всех сторон стеной леса, занимали сами огороды. Над унылым пейзажем висела тяжелая выщербленная луна, а на западе еще теплилась полоска заката. Посмотрев на темные силуэты склонившихся над землей людей, я опустилась на колени и поползла вдоль грядки.

Прошло довольно много времени, когда послышался тихий, но отчетливый звук удара и шорох сползающего на землю тела. Я замерла с зажатым в руке сорняком и прислушалась.

— Света, — раздалось из зарослей, — сюда…

Приблизившись к работавшей неподалеку Панкратовой, я потянула ее за рукав. Она удивилась, но послушно, на четвереньках, последовала за мной. В кустах стоял высокий, одетый в черное человек. Он поманил нас за собой и скрылся в темных зарослях. Стараясь производить как можно меньше шума, я и Таня последовали за ним. Сначала пришлось идти очень медленно, но потом, отдалившись от огородов на некоторое расстояние, мы двинулись вперед с максимальной для этих дебрей скоростью. Выйдя на небольшую, освещенную луной поляну, наш спаситель остановился, прислушиваясь.

— Тихо. Значит, погоня еще далеко, — вместо приветствия сообщил Кристиан. — Если не заблудитесь, к полудню окажетесь дома.

— Я знала, что ты спасешь нас, как рыцарь из сказки! — Панкратова ринулась вперед с явным намерением повиснуть у него на шее.

Кристиан растерянно улыбнулся и попятился.

— Радоваться пока рано. Охранник наверняка уже очнулся и поднял тревогу. Вампиры пошли по следу, и остановить их сможет только солнце. Скоро начнет светать. Железная дорога и шоссе довольно близко отсюда, но вам, девушки, придется добираться туда без провожатого.

— А как же ты?

— Не беспокойся, Таня. Я присмотрел место, где можно укрыться от солнца.

— Но что будет с Павликом и Митей? — спросила я.

— Увы, спасти всех оказалось невозможно. Но довольно разговоров, Света. Пора в путь. Погоня очень близко.

— Это точно. — Кусты на противоположных концах поляны раздвинулись, и на освещенное луной пространство вышли двое. — Нехорошо воровать овец из чужого стада. Если проголодался, заходи на ужин. Хозяин всегда рад гостям.

— Бегите на северо-запад. Не теряйте направления. Часа через три выберетесь к шоссе. Бегите, я задержу их до восхода солнца.

— А ты самоуверенный тип, — заметил один из преследователей и пошел на Кристиана.

Второй вампир, широко раскинув руки, неспешно пересекал поляну, приближаясь к нам с Панкратовой. Внезапный страх лишил меня способности двигаться, и я замерла, будто соляной столп, с ужасом глядя на блестевшие в лунном свете клыки. Увернувшись от удара противника, Кристиан метнулся наперерез нашему преследователю и сбил его с ног. Вампир с шумом грохнулся на траву, но тут же вскочил на ноги. Почувствовав в Кристиане серьезного противника, надсмотрщики атаковали его вдвоем.

— Света! Света! — Панкратова тянула меня за руку. — Мы не в кино. Бежим!

Наконец-то мне удалось избавиться от оцепенения и рвануть вслед за Панкратовой. Защищая лица от хлеставших со всех сторон веток, мы бросились наутек. Впереди над кронами деревьев начала разливаться розовая полоса. Мелькнуло смутное воспоминание о том, что Кристиан велел двигаться в противоположном направлении, но паника неумолимо гнала нас туда, куда глядели глаза.

— Эх, Панкратова, а еще круглая отличница!

— Между прочим, Акулиничева, и у тебя по географии твердая «пятерка»!

Мы стояли на поросшем ромашками бугорке и яростно спорили, пытаясь выяснить, куда следует идти.

— Ничего, Татьяна, мы не в тайге. Эти кусочки леса со всех сторон окружают дороги, поля и поселки. Следовательно, куда бы мы ни шли, обязательно выйдем в цивилизованный мир.

— Да, но учти, надо выбраться к людям до темноты. Иначе вампиры своего не упустят.

— В этом-то и проблема… — грустно согласилась я.

Выбрав северо-западное направление, мы спустились с бугра и двинулись вперед. Усталость давала о себе знать, но мы продолжали движение, пока Панкратова не остановила меня вопросом:

— Света, а тебе не кажется, что мы уже видели это дерево?

Она не ошиблась — характерная надломленная ветка однажды уже привлекала мое внимание. Объяснение пришло само собой:

— Мы ходим кругами. В лесу такое случается.

— Нет, Света, три сросшиеся березы раньше нам не встречались.

И снова с Панкратовой нельзя было не согласиться.

— Тань, легенда о деревьях-убийцах выгодна вампирам, которые стараются запугать своих пленников.

— Я ничего не говорила о деревьях… — В глазах Татьяны ожил ужас. — Просто ты сама так думаешь.

Шла вторая половина дня, к старым тревогам добавлялись новые: хотелось есть, и не просматривалось никаких оптимистических перспектив. Мы уныло брели в неизвестном направлении. Кошмар нагрянул внезапно — что-то холодное и шершавое обвило мою ногу, я попыталась вскочить и тут же, как подкошенная, рухнула в сочную траву. То же произошло и с Панкратовой. Над головами зашелестели листья и послышался искаженный, мало похожий на человеческий голос:

11
{"b":"154244","o":1}