ЛитМир - Электронная Библиотека

Осмотрев распухшую руку Ятагана, злой как черт Алекс посмотрел на часы и распорядился о ночевке в лесу. И вновь мы с Панкратовой легли спать в палатке охотников. После удара о корягу побаливала голова, но, несмотря на это, я с большим интересом слушала рассказ Тани:

— Когда Ятаган увидел, что ты убежала, он отправил в погоню Павлика. Спустя какое-то время вернулся Алекс. Охотник продемонстрировал ведьме кулон и сказал: «Предпочитаю вести дела честно, и посему, голубушка, твое сожжение переносится на следующую нашу встречу». Потом он отпустил тетю Лару и попытался зажечь факел, но тут раздался душераздирающий вопль.

— Я отвлекала внимание.

— Охотник велел Стилету разобраться, в чем дело. Тот побежал на звук твоего голоса. С горящим факелом в руке Кровавый Алекс пошел к костру и вдруг… — Панкратова округлила глаза, выдержала многозначительную паузу. — И вдруг на поляне появился таинственный герой. Прекрасный, неустрашимый…

— Проще говоря, Кристиан.

— Ах, Света, оставь свою иронию! Этот вампир смотрится намного эффектнее лучших голливудских актеров. Драка получилась потрясающая! А если бы ты видела, как легко и изящно Кристиан подхватил Ханову на руки! Хотела бы я оказаться на ее месте!

— Не вовремя я потеряла сознание. Пропустила все самое интересное.

Утром, едва взошло солнце, охотники за вампирами начали спешно готовиться к отъезду. Заспанная Панкратова подошла к Алексу:

— Отдайте, пожалуйста, кристалл.

— Нет, детка. Он останется у меня. Эта дьявольская игрушка слишком опасна.

— Александр Владимирович, — заговорил молчавший все утро Павлик, — возьмите меня с собой. Я выучусь, стану хорошим охотником, вам же нужна смена. Я не один день обдумывал свое решение, поверьте.

Охотник усмехнулся:

— А как же мамочка с папочкой?

— Я все равно не вернусь домой. Отчим пьянствует и дерется, матери на меня плевать. Лучше уж буду бродяжничать.

— Вот даже как… — Кровавый Алекс щелкнул зажигалкой, задумчиво глядя на желтый язычок пламени. — Непреодолимый конфликт поколений. Если ты решился бросить семью и свыкся с мыслью, что рано или поздно твоя жизнь оборвется в когтях какой-нибудь нежити, если ты готов убивать — идем. Но обратной дороги не будет.

Страшные слова Алекса не произвели на Павлика должного впечатления, он только энергично закивал головой, выражая свое согласие. Охотники покинули поляну, и вскоре со стороны шоссе послышался рев мотоциклов.

Вдоль дороги брела босоногая девушка, ее рыжие волосы трепал дувший с реки ветерок.

— Жанна!

Она обернулась, подождала, пока мы подойдем поближе, и внезапно расплакалась:

— Не понимаю, что происходит. Сначала меня околдовали, потом хотели сжечь. Почему? За что?

— Кровавый Алекс принял тебя за ведьму, — пояснила Панкратова. — Лучше скажи, где Кристиан, тот парень, что не побоялся сразиться сразу с тремя охотниками на вампиров? Правда, он классный?

— Он бросил меня здесь, у дороги, и ушел, не прощаясь. Очень торопился. У него ледяные руки и жадный, безумный взгляд. По-моему, он хотел моей смерти. — Ханова вновь зарыдала, размазывая по лицу слезы и грязь.

Теперь мы шли к деревне вчетвером. За поворотом шоссе виднелись развалины сгоревшего магазина. Возможно, в них вновь нашел свое убежище вампир… Это была далеко не самая разумная мысль, но мне вдруг так захотелось хотя бы еще один раз увидеть Кристиана.

— Тань, может, заглянем в магазинчик? — неуверенно предложила я, но девчонкам мое предложение категорически не понравилось — они и так пережили слишком много впечатлений. Пришлось идти к развалинам в гордом одиночестве.

— Кристиан, ты здесь?

Взгляд обшарил темные углы подсобки. Я не ошиблась — он находился на том же месте, что и во время нашей первой встречи, — сидел у стены, думая о чем-то своем. Увидев меня, вампир поднял голову:

— Если за тобой следит охотник, мне конец. Днем я беспомощен.

— Алекс уехал. Заполучив кристалл, он потерял всякий интерес к нашим краям. А я догадалась, что ты по-прежнему скрываешься здесь.

— Хорошее убежище от солнца. Для бродяги вроде меня почти настоящий дом.

Похоже, настало время прощаться, но мне не хотелось уходить и оставлять Кристиана одного. Вместо этого я подошла ближе, присела на бетонный блок и, желая оттянуть расставание, спросила:

— Каким образом этот невзрачный камешек может погубить всех нас?

— Сам по себе осколок не опасен. Он лишь часть волшебного кристалла, явившегося в наш мир в незапамятные времена. На протяжении всей истории человечества люди стремятся обладать им, веря, что камень дает неограниченную власть. На самом деле это ключ, открывающий врата между царствами живых и мертвых. Овладевший кристаллом мог бы превратить землю в ад. Несколько раз это почти удавалось…

— И?..

— Попытки оканчивались неудачей, потому что всегда находились люди, преграждавшие путь злу. Однажды они разбили кристалл, лишив его магической силы. Но ключ невозможно уничтожить. Его осколки постоянно стремятся слиться в единое целое.

— А нельзя было выбросить их в море, замуровать в кратере вулкана?

— Ни океан, ни скалы не удержат эти осколки. Они все равно попадут к людям. Ведь только человеческая воля может открыть дорогу демонам ада. И только человеческая воля может помешать частям кристалла воссоединиться. Но тех, кто станет хранителями осколков, ждут страдания. Камень притягивает несчастья. Наверное, хорошо, что кристалл достался охотнику, я бы все равно не смог удержать его. И кто знает, в какие руки он бы попал? Кровавый Алекс способен на страшные поступки, но он совершает их во имя добра. Много лет назад от колдовства погибли родители Алекса, и теперь он мстит, выжигая зло огнем. Пока осколок у Кровавого Алекса, тот, кто мечтает открыть врата, останется не у дел. Но довольно разговоров. Я устал и хочу остаться один. Днем очень трудно бодрствовать.

Мне пришлось подняться и направиться к озаренному солнечным светом выходу. Мысленно я искала повод, чтобы остаться.

— Поторопись, мама очень хочет увидеть тебя. После того как вас похитили, ей советовали вернуться в город, но она осталась. Я случайно услышал, как она говорила кому-то о твоем исчезновении, и, сообразив, в чем дело, отправился на ферму. Не заставляй ее ждать. Прощай, Света.

— Прощай, Кристиан.

Понимая, что больше никогда не увижу его, я с тяжелым сердцем медленно вышла из разрушенного магазина. Жаркое солнце ослепило успевшие привыкнуть к сумраку глаза…

Часть III

ПРАЗДНИК МЕРТВЫХ

События в Борисовке едва не испортили все каникулы. Сразу же после моего возвращения из вампирского плена мама спешно покинула дачный поселок, решив больше туда не возвращаться. В городе меня ожидали продолжительные беседы со следователем, который вел дело о похищении людей маньяком-«вампиром». Положение спас долгий, почти месячный отдых на море. Посещение курорта позволило хорошо отдохнуть и выбросить из памяти неприятные воспоминания. Правда, это не относилось к Кристиану. О нем я думала каждую ночь, представляя красивое, печальное лицо вампира.

Домой мы вернулись тридцать первого августа. Я с нетерпением ждала начала нового учебного года, потому что соскучилась по своим школьным приятелям. Огорчало лишь то, что первым уроком в расписании шла биология, наводившая ужас как на двоечников, так и на отличников.

До начала урока оставалось еще минут пятнадцать, но в классе собрались почти все ученики. Все, кроме Хановой. Она появилась перед самым звонком и, стараясь быть незамеченной, тихонько проскользнула на свое место. Впрочем, в таком виде она вряд ли могла претендовать на роль невидимки — ее роскошные волосы были распущены и выкрашены даже не в рыжий, а в ярко ярко-алый цвет! Я не видела Ханову с начала лета и потому сразу заметила, как сильно она изменилась. Жанна побледнела, осунулась, ее взгляд стал рассеян, а движения порывисты и резки. Нелепо-вызывающе алые локоны придавали ей и вовсе странный, «потусторонний» вид.

16
{"b":"154244","o":1}