ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Сделай последний шаг
Между Фонтанкой и Обводным каналом южнее Невского
Парк Горького
Большие продажи на вебинарах и выступлениях. Алгоритм успеха для блогеров, предпринимателей, экспертов
Код убеждения. Как нейромаркетинг повышает продажи, эффективность рекламных кампаний и конверсию сайта
Истребительница вампиров
Продаван на телефоне. Техника продаж по телефону, в мессенджерах, соцсетях
Хороший год, или Как я научилась принимать неудачи, отказалась от романтических комедий и перестала откладывать жизнь «на потом»
Ключ от семи дверей
A
A

Ее страсть охватила его, взяла в плен, лишила рассудка. Не существовало ничего, кроме этого калейдоскопа чувств, мощных, неудержимых. Когда Клэр приподняла бедра, втянув его еще глубже, у Шеннона перехватило дыхание. Никогда еще он не испытывал подобного блаженства, наслаждаясь вкусом ее губ, погружаясь в роскошные глубины ее трепетного тела.

А потом не осталось ничего, кроме их тел, атласного и стального. Клэр была нежная, щедрая и со сладкой готовностью встречала его желания. Шеннон был жаден и требователен, он врывался и брал. Аромат сирени окружал его, когда он зарывался лицом в ее разметавшиеся волосы. Слишком скоро его подхватила волна невыносимого блаженства, так что он, ахнув, застыл неподвижно. Когда она качнула бедрами, Шеннон не смог удержать себя — так же как дождь не мог бы не пролиться на плодородное тело земли.

А потом время остановилось, и Шеннон долго лежал, позабыв обо всем. Приподняв голову, он заметил, что пальцы его по-прежнему запутаны в волосах Клэр. Он должен был чувствовать ее — боялся, что она ускользнет от него, что все это только сон, который развеется, стоит лишь открыть глаза. Ресницы девушки затрепетали — и он утонул в бездне ее серых глаз.

— Я словно в раю, — прошептал он, — или так близко к нему, как только возможно: потому что мне уготован ад.

— Ты и есть рай, — с трудом проговорила Клэр, наслаждаясь его силой и мужественностью.

Шеннон осторожно освободил пальцы и дотронулся до ее опухших губ:

— Извини, солнышко. Я не хотел причинить тебе боль.

Клэр поцеловала его испещренные шрамами пальцы:

— Все в порядке. Как ты мог причинить мне боль?

Он нежно провел рукой по ее гладкому лбу и дугам бровей.

— Это может случиться и помимо воли.

Клэр с нежной улыбкой взяла его лицо в ладони. Теперь перед ней был не суровый мужчина — она видела нового, ранимого Шеннона. И почувствовала торжество — ей удалось заставить его показать себя настоящего.

Шеннон осторожно подвинулся и обнял Клэр. Ее рука легла на грудь Шеннона, стройная длинная нога обвилась вокруг его бедра. Рядом с Клэр он не мог ни о чем думать.

— Ты — воплощенная мечта, — чуть слышно сказал он, целуя ее в щеку, а потом поцеловав открывшиеся навстречу ему губы.

Клэр наслаждалась тем, как его пальцы скользят по ее плечу, руке, бедру... Он гладил ее, как кошку. Она чувствовала себя такой и, кажется, готова была замурлыкать.

Постепенно разум Шеннона начал брать верх над горячей лавой чувств. Во рту появился горький привкус. Клэр так доверчиво расположилась в его объятиях и смотрит на него с таким обожанием, что в горле встает ком. Она ничего не знает ни о его ужасном прошлом, ни о том, что его преследуют призраки.

— Мне не следовало этого делать, — нахмурился он. И все же Шеннон не мог отпустить ее, не мог не прикасаться к ее атласному телу.

— Нет! — Клэр приподнялась на локте, положив руку ему на сердце. — Мы оба хотели этого, Дэн. Оба!

— Это не должно было случиться, — еще резче сказал он.

— Вот как, заговорила непорочная совесть? — не удержалась от сарказма Клэр и сразу же пожалела о своей несдержанности.

Отведя взгляд, он покачал головой и отбросил одеяло:

— Я должен был охранять тебя, Клэр!

— А любить — это не значит охранять?

Он заставил себя встать с кровати. Если он останется рядом, то снова захочет ее любить, так же неистово.

— Черт подери, мне платят за то, чтобы я тебя охранял! вспылил он. Выдернув ящик комода, он достал рубашку и джинсы. Клэр почувствовала себя покинутой. Ей вдруг стало холодно. Шеннон натянул плавки и брюки. Лицо его снова стало замкнутым, губы плотно сжались.

— Дэн, что случилось? Мы только что были вместе — нам было хорошо. Почему ты рассердился?

— Приведите себя в порядок, Клэр. Примите душ и оденьтесь. Шериф пришлет патрульную машину проверить, что здесь произошло. Полиция будет здесь примерно через полчаса.

Заставив себя встать, Клэр подошла к нему, схватила за руку:

— Полиция подождет. Мы — не можем ждать.

Шеннон поспешно выдернул руку:

— Никаких «мы» не существует. Посмотрите на себя! Вы и сейчас не можете защититься от таких, как я! Это не должно было случиться. Я виноват. Я... я так хотел вас... — Он нервно провел пальцами по волосам. — Я нарушил основное правило: никогда не вступать в близкие отношения с человеком, которого охраняешь. Извините. Мне очень жаль, что так случилось.

IX

Когда Клэр вышла из душа, патрульная машина уже приехала. Она надела темно-зеленые хлопчатые брюки и белую блузку с короткими рукавами. Все еще влажные волосы заплела в косу, закрепив конец резинкой. Руки у нее дрожали.

Пережитый ужас боролся в ее душе с обидой на Шеннона. Она вспоминала их разговор и ничего не понимала. Почему он жалеет, что любил ее? Она ведь не жалеет! Бросив взгляд в зеркало, Клэр увидела бледное лицо и потемневшие широко распахнутые глаза. А ее губы... Боже мой!

Войдя на кухню, Клэр застала последствия нападения. Битое стекло, опрокинутые стулья... Шеннон поднял стол и теперь с двумя помощниками шерифа мрачно восседал за ним.

Шеннон поднял голову — Клэр настороженно застыла на пороге. Стараясь сладить с непокорными чувствами, он встал.

— Проходите и садитесь. Полиция поймала типа, который пытался вас убить.

Ахнув, Клэр подалась вперед:

— Неужели?

— Да, мэм, — подтвердил один из помощников шерифа. — Благодаря тому, что мистер Шеннон сразу же с нами связался, мы поймали его на выезде из Ок-Риджа.

Шеннон придвинул Клэр стул. Она умудрилась побледнеть еще больше, а ведь все страхи уже позади.

— Кофе? — предложил он. Черт возьми, почему он всегда разговаривает с Клэр так резко? Шеннон злился на себя за неумение держать себя в руках. Ведь он был инициатором их отношений, зашедших так далеко!

— Да, пожалуйста. — Клэр старалась не смотреть на Шеннона, но все равно остро ощущала его присутствие. Она обратилась к помощнику шерифа, на значке которого была выбита его фамилия: — Мистер Кроуф, что вы можете сказать об этом убийце?

— Пока мало. Мы его допрашиваем. Но я точно знаю, что его посадят за решетку. Судья будет слушать дело о его аресте не раньше девяти утра.

Клэр взглянула на часы — три часа ночи. Она была как-то болезненно возбуждена. А Дэн? Он всегда так себя чувствует? Может ли наемник хоть иногда позволить себе расслабиться? Клэр ощутила его напряженность.

— Чем я могу вам помочь?

— Просто дайте нам показания, мисс Коннэли. Ваш ангел-хранитель сегодня не дремал.

Клэр натянуто улыбнулась. Взгляд Шеннона был недобрый. Чем она вызвала его немилость? Несмотря ни на что, она надеялась, что, когда полицейские уедут, они с Дэном сядут и все обсудят.

Шеннон беспокойно расхаживал по кухне. Было уже четыре утра, когда помощники шерифа закончили работу. Вид у Клэр был измученный, под глазами легли темные круги.

— Мы скоро с вами свяжемся, — пообещал Кроуф, когда полицейские стали прощаться.

— Спасибо, — устало, но искренне поблагодарила их Клэр.

Шеннон вышел на крыльцо проводить их, и они вполголоса что-то обсуждали. Она встала, чувствуя себя так, словно не спала несколько ночей. Клэр очень хотелось бы дождаться Дэна и выяснить, что за преграда вдруг встала между ними, но она чувствовала, что на это не хватит сил. Придется подождать.

В спальне Клэр завела будильник на семь часов, чтобы успеть позвонить директору и сообщить, что она не сможет выйти на работу. Она легла, не в силах даже раздеться, и мгновенно заснула. Во сне она снова была с Шенноном, и он страстно любил ее.

Шеннон закончил складывать вещи. Клэр теперь в безопасности. Он судорожно сжал пальцы на ручке дорожной сумки. Сильно потертая, она знавала лучшие дни. Как и я, устало подумал Шеннон.

Наступил самый тяжелый момент в его жизни. Никогда еще он так не страдал, не испытывал подобной боли. Всей душой он рвался хотя бы попрощаться с Клэр. Но если он еще раз увидит ее, наверное, больше не сможет притворяться.

22
{"b":"154249","o":1}