ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Диллон! — Имя сорвалось с губ, как только объятия немного ослабли. Он стянул рубашку через голову одним быстрым диким движением и отбросил в сторону, не отрывая взгляда от Джесси. Испарина, как роса, заблестела на его бронзовой груди, когда он раздвинул ее обтянутые джинсами ноги и снова лег на нее.

Диллон волнообразно двигал бедрами, глядя, как огонь любви все сильнее и сильнее охватывает ее. Он замедлил, потом прекратил движения и встал на колени. Взявшись руками за низ свитера, он потянул его вверх.

— Сядь, Джесси, — приказал он мягко, нетвердым, как дыхание, голосом. Он помог ей немного приподняться и стянул свитер. Обхватил ее руками, расстегнул бюстгальтер и бросил его на пол, в растущую там кучу одежды. Лишь после этого бросил продолжительный и жадный взгляд на открывшиеся перед ним сокровища. Он прошептал что-то по-испански и посмотрел в ее полные ожидания глаза.

— Джесси, я весь горю. — Он взял ее руку и прижал к бешено стучавшему сердцу. — Я не хотел делать этого. Я же обещал, что не буду. — Другой рукой он коснулся ее обнаженной груди, нежно проведя по ней ладонью. — Я хочу тебя, Джесси! Я хочу тебя так, что задыхаюсь. — Он опустил ее руку, которую прижимал к сердцу, ниже к своим джинсам.

Не зная, что надо делать при первом такого рода контакте, Джесси сопротивлялась давлению его руки, но Диллон все же прижал ее ладонь и, закрыв глаза, застонал.

Зачарованная жизнью под плотной тканью, она не удержалась и еще раз дотронулась. И сразу ощутила ответный толчок с той стороны ткани. В следующее мгновение Диллон, схватив за запястье, отбросил ее руку.

— Нет, — простонал он, — я очень виноват. — Глубоко вздохнув, он лег на бок рядом с ней и положил руку на ее обнаженную грудь. Их лица были в дюйме друг от друга, и его темные глаза, не моргая, смотрели на нее.

Джесси никак не могла понять, чего она хочет. Ее тело желало, чтобы он сделал все до конца, открыл ей эту тайну, доставил ей удовольствие, которого она уже ждала. Однако чувства, которые он вызвал, страшили. Но разве теперь можно повернуться и уйти? Отказаться от того, чего никогда не сможет обрести ни с одним другим мужчиной?

— В твоих глазах я вижу страх, — мягко сказал Диллон, — и не понимаю его причины.

— Это не из-за того, что ты сделал.

— Ведь ты бы отдалась мне, если бы я тебя попросил, правда?

Лежа около него, все еще дрожа от желания, она ответила:

— Да.

У Джесси к горлу опять подступили слезы несбыточных надежд. Одним прикосновением он смог бы развеять все ее сомнения, доставить ей радость.

Он провел пальцем по ее щеке к уголку рта.

— Прости, Джесси, я вел себя непорядочно. — Он резко повернулся и соскочил с постели. — Ты даже не понимаешь, что со мной сделала. Я думаю, мне стоит принять холодный душ. Пойдешь со мной?

Она натянула на себя простыню, закрывая свою наготу.

— Иди лучше один.

— Пожалуй, ты права. Если кто-то из нас снимет с себя хоть что-нибудь еще, на всем свете вряд ли найдется столько холодной воды, чтобы нас остановить. На пороге ванной он остановился и повернулся к ней. — Джесси?

— Что?

Он посмотрел на нее взглядом, в котором было нечто большее чем только боль. Затем покачал головой.

— Ничего. — Он шагнул в ванную и закрыл за собой дверь.

Джесси вскочила с кровати, собрала с пола свои вещи и пошла вниз. Она боялась находиться поблизости, пока он полностью не оденется.

Обратно в город они ехали молча. Диллон постоянно переключал радио, как только начиналась очередная песня о любви. В результате он поймал классическую музыку, которая до конца пути заполняла неловкую тишину.

Наконец перед ними показался отель. Диллон подъехал к входу и остановился. Джесси взялась за дверную ручку, боясь услышать что-нибудь вроде: "Было очень приятно с тобой познакомиться. Счастливого пути!". У нее не было сомнения, что он больше никогда не захочет с ней встретиться.

— Подожди, — сказал он, хватая ее за руку, прежде чем она успела выскочить из машины. Она замерла, боясь повернуться к нему. — Я пойду с тобой.

— Не надо, — запротестовала Джесси, представив, как они долго, молча идут через вестибюль, молча поднимаются на лифте и направляются к ее комнате.

— Я так хочу. — Он вылез из машины, не дав ей возможности ответить. Теперь либо ждать, пока он откроет ей дверь, либо бежать. Она, конечно, побежала бы, но ведь он все равно настигнет ее в вестибюле.

Он открыл дверцу машины и подал ей руку. Пока они долго и медленно шли через вестибюль отеля, его рука тихонько касалась ее спины.

Возле лифта Джесси вновь попыталась прервать длинную и мучительную процедуру расставания.

— Дальше я пойду сама. Тебе не стоит со мной подниматься.

— Я провожу тебя до двери. — Диллон смотрел на нее словно ястреб, не желавший упускать добычу. — Джесси, я не стану извиняться перед тобой, но обещаю, что больше к тебе не притронусь, пока ты этого не захочешь.

Дверь лифта открылась, и они отступили, давая выйти пожилой паре с двумя детьми. Он слегка подтолкнул Джесси в спину. Она обернулась и еле слышно прошептала:

— Прости, что я тебя обидела.

— Разве не я тебя обидел?

— Нет, — по-прежнему шепотом ответила она. Он нажал кнопку. — Я думала, ты обиделся.

— Я этого не говорил. — Диллон обнял ее. — Да, ты расстроила мои планы, все получилось не так, как я хотел. Но я вовсе не обиделся. Это тебе показалось. — Он наклонился к ней еще ближе и сказал очень мягко:

— Мне показалось, что я тебя очень напугал.

— Почему ты так решил?

— В твоих глазах был…

Лифт остановился, и дверь открылась.

— Приехали, — сказала Джесси.

Ей очень не хотелось выходить из ставшего вдруг уютным лифта в тот мир чужой, без будущего. Он пообещал, что не прикоснется к ней, пока она сама не захочет. Но с каждой минутой, проведенной вместе, они оба хотели этого все больше и больше.

Он проводил ее до двери, по-прежнему слегка прикасаясь к ней. Но интимность исчезла, как только они вышли из лифта. Он никогда не закончит своей фразы, а она никогда его об этом не спросит.

Джесси возилась с замком до тех пор, пока Диллон не отобрал у нее ключ и не открыл дверь. Потом положил ключ в протянутую ладонь.

— Ты не возражаешь, если я на минуту зайду. Хочу договориться с тобой на завтра.

— Конечно. — Она вошла в комнату и положила ключ в кошелек на туалетном столике. Подойдя к окну, раздвинула тяжелые занавески и устремила взгляд на огни ночного города.

Толстый ковер скрадывал шаги. И она скорее почувствовала, чем услышала, что он стоит позади нее.

— Ты еще не решила, когда уедешь? — тихо спросил он.

— Я улечу завтра днем.

— Я кое-что задумал на завтрашнее утро. Ты сможешь со мной пойти?

Джесси повернула голову и посмотрела на него через плечо.

— Куда?

— Сюрприз. — Он рассмеялся, заметив, каким настороженным сделалось ее лицо. — Это не другая хижина. Но это место мне так же дорого. Думаю, тебе там понравится.

— Звучит весьма интригующе.

— Это общественное место, там нельзя приставать.

Борясь с искушением попытаться что-нибудь выяснить, Джесси улыбнулась.

— Хорошо, пойдем. Мне ведь все равно нечего делать.

Диллон улыбнулся в ответ и убрал с плеч ее волосы.

— Хорошо. А как сегодня? Если хочешь, мы можем отказаться.

— От чего отказаться?

— От обеда. Со Стефаном и Литой.

— Ox! — Джесси застонала и прижалась лбом к стене. — Я совершенно об этом забыла. Что же нам делать?

— Они через полчаса должны подойти к отелю. Но я могу перехватить их где-нибудь в пути, если ты предпочитаешь заказать обед в номер и пораньше лечь спать.

Его голос звучал как-то подозрительно. Джесси недоумевала.

— Я не знаю, мне бы не хотелось портить им вечер.

— Не думаю, что это их расстроит. Скорее всего они отправятся в ресторан без нас и прекрасно проведут вечер вдвоем. — Диллон взял ее за руку и повел к кровати. Усадив Джесси, он сел рядом, не выпуская ее руки. — Без нас им, пожалуй, будет даже лучше. Им редко удается побыть одним.

18
{"b":"154251","o":1}