ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Лица были смущенными. Похоже, они мало что понимали.

— Лоретта, тебе кажется, что моя жизнь была легкой, потому что я привлекательная. — Джесси посмотрела на девочку. — Но для работы фотомоделью моя внешность подходила не всегда. Тем не менее я никогда не прекращала работать и зарабатывала неплохие деньги. Всегда есть работа для фотомоделей, чья внешность небезупречна, для тех, у кого небольшой рост, или излишний вес, или кому за пятьдесят. Теперь ты меня понимаешь, Лоретта?

— Да, — ответила та и опустилась на стул, довольно улыбаясь. — Теперь я могу лететь на Луну.

Слушательницы засмеялись, и Джесси вместе с ними. Она дошла до стены, развернулась и, стараясь перекрыть шум, прокричала:

— Теперь дайте поучимся изящно двигаться. И давайте опять начнем с Лоретты. Согласны?

Смех усилился, все зашумели еще больше, соглашаясь. Улыбаясь, Лоретта поднялась, покорно разведя руками, и подошла к Джесси.

— Ладно, сделай меня прекрасной. Судя по голосу, она уже не была уверена, что это невозможно.

— Я думаю, это в наших силах, — улыбнулась Джесси.

Когда за ней пришел Диллон, Джесси с удивлением обнаружила, что успела сделать лишь половину того, что наметила. Она показала Лоретте и миссис Давсон, как правильно двигаться, а сейчас объясняла, как пользоваться косметикой, но тем не менее в классе оставались девочки, которым она еще не уделила ни минуты. Дотти, симпатичная девочка с восточным лицом, все время застенчиво ерзала на задней парте и сейчас, поняв, что Джесси собралась уходить, была готова расплакаться.

— Диллон, пожалуйста! Можно я побуду здесь еще немножечко? — Джесси коснулась его руки и посмотрела на него с мольбой.

— Уже половина третьего, Джесси. Я заходил за тобой три раза, но миссис Давсон меня прогоняла. Ты уверена, что хочешь остаться?

— Еще на час. Обещаю, ровно через час закончу. Ох, Диллон, никогда в жизни я не делала ничего подобного. — Она рассмеялась, удивленная собственным энтузиазмом. — Так здорово! Похоже, они уже кое-чему научились.

— Тогда я займусь здесь чем-нибудь, если уж ты и впрямь не хочешь уходить.

— Да, конечно. — Она отпустила его руку. — Большое спасибо.

— Вы очень гостеприимны, — кивнул Диллон миссис Давсон и вышел.

Джесси повернулась к девочкам. Все, без исключения, смотрели на дверь, за которой только что скрылся Диллон.

— Это твой парень? — спросила Лоретта, облекая в слова немой коллективный вопрос.

— Да, хи, мы друзья.

— Ого! — ответила Лоретта, не находя слов, чтобы высказать свое восхищение. — Тебе здорово повезло. Правда, девочки?

Кивки, вздохи, свист и невнятное бормотание были достаточно красноречивы, и Джесси покраснела.

— Да, спасибо. А теперь давайте вернемся к занятию. У меня остался всего час.

К ней сразу подошла Дотти, и Джесси постаралась прогнать навязчивую мысль о том, что в вопросах секса она по сравнению с этими девочками совсем новичок. Она провела здесь уже несколько часов, но только теперь поняла в полной мере, насколько серьезны были слова Диллона. Она рассказывала о прическах, как правильно пользоваться косметикой, а их каждодневная жизнь была наполнена алкоголем, наркотиками и беспорядочными связями. После того как она научит их красиво ходить, распрямив спину и развернув плечи, на улице их каждый день будет подстерегать опасность.

— Нам с Памеллой, — тихо сказала Дотти, подталкивая к Джесси свою подругу, — предлагают работу в хорошей фирме. — Памелла встала рядом и кивнула. — Мы обе им подходим, — продолжила Дотти, — но не знаем, как нужно выглядеть в большом офисе. Не могли бы вы нам помочь?

— Мы очень хотим получить эту работу, — сказала Памелла, требовательно посмотрев на Джесси поверх очков.

— Мы хотим уехать из этого города и снять вместе квартиру, — добавила Дотти.

— Хорошо, — улыбнулась Джесси, уже сообразив, как надо изменить их внешность. — Давайте я подберу вам косметику, а потом поговорим об одежде.

Когда через час вернулся Диллон, Джесси заканчивала рассказывать шестерым окружившим ее девочкам о том, как надо одеваться, чтобы выглядеть эффектно. Очки уже не скрывали глаз Памеллы, ее тонкие губы, подведенные помадой, уже не казались суровыми и печальными. Тонкая красота Дотти расцвела. Белые вьющиеся волосы Клариссы теперь не скрывали ее маленького очаровательного личика. Яркая косметика была смыта с лица Розиты, и стала видна ее экзотическая красота. По-прежнему не желая уходить, Джесси все же помахала всем на прощание рукой и удовлетворенно посмотрела на те немногие, но вполне ощутимые перемены, которые успела внести за это короткое время.

— Я приеду опять, как только смогу, — пообещала она, оглянувшись в дверях последний раз.

— Да, конечно! Все так говорят, — ответила Лоретта, снова становясь угрюмой.

— Да, я понимаю. Но я обещаю. А вы пока поработайте над тем, о чем я вам рассказала. Дотти, когда вы с Памеллой получите ту работу, оставьте мне записку, где можно вас найти. Мне будет интересно посмотреть, как вы устроились.

— К сожалению, ты не можешь взять их с собой, — мягко сказал Диллон у нее из-за спины.

— Да, я понимаю.

Помахав рукой в последний раз, Джесси вышла за дверь, повернулась и быстро зашагала по коридору. Если бы она только могла, то провела бы здесь весь день, пытаясь хоть немного изменить то, что изменить полностью была не в силах.

В конце коридора Диллон догнал ее и схватил за руку, прервав стремительный полет.

— Джесси, подожди! — Взяв за плечи, он развернул ее к себе. — Прости меня.

— За что? — Она уставилась на его грудь. Ее душили слезы, и от этого она чувствовала себя полнейшей идиоткой. В мире полно людей, которым нужна помощь. Но до сегодняшнего дня ей никогда не хотелось из-за этого плакать.

— За то, что я все это затеял. Я совершенно не подумал о том, что это произведет на тебя такое впечатление. — Он за подбородок поднял ее голову.

Она посмотрела на него.

— Даже не знаю, почему я так расчувствовалась. Может, потому, что вспомнила себя в их годы?

— Я тоже помню свою юность, и именно поэтому я здесь. И таких людей, как мы, Джесси, здесь очень много. Этим детям еще только предстоит сделать свой выбор, и мы должны им в этом помочь. Я горжусь тобой.

— Великое дело! — пожала плечами Джесси и вытерла слезы. — Я им только рассказала, как пользоваться пудрой.

Диллон снова поднял ее лицо и прикоснулся к нему лбом.

— Ты не хочешь показывать своих добрых чувств, но тебе не удается скрыть свое сердце. У Джесси перехватило дыхание, и она прошептала:

— Не понимаю, о чем ты говоришь.

— Я схожу с ума, и тебе это известно. Я пытался с этим бороться, но ничего не могу с собой поделать. И чем лучше я тебя узнаю, тем сильнее становится мое чувство. Я никогда не думал, что у тебя окажется такое сердце.

Сказав это, он коснулся ее губ своими губами сначала мягко, потом более страстно, и крепко прижал ее к себе. В страстном поцелуе он раздвинул языком ее губы и провел рукой вниз по бедрам, прижимая их к себе.

Жаркая волна накрыла Джесси, и она резко отстранилась, чтобы вздохнуть. А он вновь с безумной страстью припал губами к ее рту.

— Боже, Джесси, что ты со мной делаешь, — произнес он, наконец оторвавшись от нее.

Одной рукой он обнял Джесси за талию, а другую положил ей на затылок и вновь приник к ней в страстном поцелуе.

Оглушенная и ослепленная, словно громом и молнией, бушевавшей в них обоих страстью, она ничего вокруг себя не видела и не слышала. Она кружилась в водовороте охвативших ее эмоций, когда вдруг рядом раздался детский голос:

— Здорово!

Сразу же послышался второй голос, а за ним третий:

— Во дают!

— Давай, давай, Джесси!

Диллон оборвал поцелуй и, прижав ее голову к своему плечу, загородил Джесси своим телом от посторонних взглядов.

— Я так и знала, что вы больше чем друзья. Четвертый голос был подозрительно похож на голос Лоретты. За ним раздался пятый, шестой и так далее. Все это сопровождалось топаньем ног и легкими толчками проходивших мимо людей. Во время этого бесконечного парада Диллон и Джесси стояли неподвижно, не в силах пошевелиться.

21
{"b":"154251","o":1}