ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Я и сама бываю здесь не очень часто. Съемки все время проходят в разных городах. — Она провела рукой по его сильной груди и вниз по животу, словно еще раз вспоминая эту ночь. — Если я уезжаю, в справочной моего агентства всегда подскажут, где меня искать.

— Значит, так или иначе я смогу тебя найти?..

— Так или иначе, — повторила Джесси, чувствуя, как заныло ее сердце в преддверии неизбежной разлуки.

— Ну и хорошо. Значит, после Нового года нам, возможно, снова удастся встретиться. Особой уверенности в его голосе не было.

— Может быть. — Она повернулась, спрыгнула с кровати и принялась собирать разбросанную по полу одежду. — Но тебе придется меня найти до того, как пойдут весенние дожди.

— С таким распорядком жизни, как у нас с тобой, удивительно, что мы вообще встретились.

— Может быть, это Судьба. — Сердце защемило, и Джесси отвернулась, чтобы он не заметил, как задрожал ее подбородок.

Она не могла и предположить, что утро после такой волшебной ночи будет для нее настоящей пыткой.

Диллон тоже встал и взял ее за руку.

— Значит, вполне возможно, что Судьба нам улыбнется снова. — Он прижал ее к себе. — Я могу потерять тебя, Джесси Кардер! Я могу запросто тебя потерять!

Едва дыша от раздиравшей ее боли, Джесси отвела от него взгляд.

— Для меня это гоже будет неприятно, Диллон. И пожалуйста, не надо об этом лишний раз напоминать.

— Ты снова пытаешься казаться грубой, — сказал он низким мягким голосом, и на несколько секунд она оттаяла. — Но я знаю, что ты не такая, что под этой маской скрывается доброта.

Но она не хотела давать волю своим чувствам.

— Возможно. Но нас с тобой это не должно волновать. Я по-прежнему хочу улететь сегодня утром, и мы не знаем, когда увидимся снова.

— Но ты хочешь меня увидеть? Ее душа, желая чуда, закричала: "Да! Да! Да!". Но она ответила:

— Не знаю. — Прямые ответы ранят сильнее, но заживают эти раны быстрее. В эту ночь она пошла на сделку с собой, и если она встретится с ним снова, то второе расставание будет еще тяжелее. — Я, правда, не знаю. — Продолжая бороться с собой, она все же добавила:

— Но, может быть, и да.

— Мне бы тоже этого хотелось.

В их прощании в хижине прозвучала нота надежды, и в аэропорт они ехали молча, словно боясь потревожить эту гладкую поверхность воды, то спокойствие, которое им удалось достичь с таким трудом.

Даже последний поцелуй Диллона у трапа самолета был сдержанным, хотя в его глазах, когда он в последний раз взглянул на нее, бушевало такое пламя, которого она еще не видела.

Последние минуты, которые они провели вместе, были для них мучительны. Следующие два месяца Джесси чувствовала себя немногим лучше. Некоторое время она провела в Саванне со своим братом Хоустоном и его женой Лаурой. Рождество — в Далласе с родителями и двумя другими братьями и их женами, а Новый год встретила в Техасе, в тихом маленьком городке Эдоне у сестры Ребекки и ее счастливого мужа Годи.

Джесси спокойно переносила разлуку, окунувшись с головой в работу с таким энтузиазмом, которого у нее не было уже несколько лет. Она отказывалась от визитов, когда ее приглашали к себе семейные пары. Ей становилось грустно, глядя на них. Она делала все, чтобы забыть человека, который помахал ей на прощание в аэропорту Сан-Мигеля.

В романтическом Сан-Антонио Джесси задержалась надолго. Там в одно солнечное январское утро ее вновь настигла печаль, которую она постоянно от себя гнала. Ведь она встретила человека, о котором могла только мечтать, и позволила ему уйти, даже не попытавшись его остановить.

— Джесси, дорогая. Ку-ку! — Она подняла глаза на фотографа Брадли, махавшего ей рукой. — Ты должна выглядеть веселой. Можешь улыбнуться в объектив?

— Прости, Брад. — Она встряхнулась и распустила волосы по ветру. Развела руки в стороны и закружилась на месте. Когда она остановилась, повернувшись лицом к камере, на ее лице уже сияла улыбка. Она была счастлива. Она была влюблена. Каждый раз, приняв новую позу, она поворачивалась к камере и улыбалась невидимому за объектом любовнику. Пока наконец Брадли не оценил:

— Великолепно, Джесси! Можешь идти переодеваться.

Сбросив с лица фальшивую улыбку, Джесси повернулась и направилась к пустому магазину, где сегодня была устроена их раздевалка. Опустошенная, она брела, потупив взгляд, полностью погрузившись в свою печаль.

Вдруг она натолкнулась на кого-то, не заметив. Человек схватил ее за плечи сильными руками и держал, хотя она вырывалась.

— Извини, я не хотел тебя напугать. Это был тот голос, который она не забудет никогда. Слишком счастливая, чтобы удивляться, Джесси подняла на Диллона неверящие глаза.

— Надеюсь, я не помешаю, — сказал он. — Мне сообщили, где тебя искать, в справочной твоего агентства.

— Ты в Сан-Антонио по делу?

— Единственное дело, которое у меня тут есть, — это ты.

— Я?!

— Не буду тебя обманывать, Джесси. Я пытался тебя забыть. Старался изо всех сил, но у меня ничего не вышло. А ты? Ты рада меня видеть?

— Да… — Она нахмурилась, не желая обольщать себя надеждой. — Но я не уверена.

— Я никогда тебя не обманывал.

— Да, спасибо. Но разве ты можешь быть абсолютно честным? По-моему, для политика это просто невозможно.

— Я не люблю уловок. Ты рада, что я здесь?

— Да.

— Тогда я счастлив, — произнес он улыбаясь. — Мне показалось вдруг, что я умру, если еще хоть один день не увижу тебя. — Он обнял ее за талию. В глазах горела страсть, и, казалось, сейчас он ничего не видит вокруг себя, кроме нее.

Он ее крепко поцеловал.

— Ты невозможен, — сказала она, чувствуя, как тает в его объятиях.

— Джесси, дорогая. Мы тебя ждем. — С платьем в руке в дверях магазина стояла Флора, редактор фотоотдела. Она протянула руку с платьем в сторону Джесси и потрясла им. — Эй!

Сделав над собой усилие, Джесси отступила от Диллона.

— Долг зовет.

— Не возражаешь, если я побуду здесь и подожду, пока ты закончишь?

— Тебе будет скучно.

— Не думаю. — Он неохотно выпустил ее руку и смотрел ей вслед, пока она не скрылась за дверью.

— По-моему, раньше я его не встречала, — сказала Флора, расстегивая молнию на платье Джесси и подготавливая для нее другое платье. — Он фотомодель?

— Нет.

— Ему стоило бы этим заняться. Он очень красив. Он об этом не думал?

Джесси усмехнулась:

— Спроси его сама.

— Поторапливайся, Джесси! — раздался голос из-за двери. — Брадли уже готов.

Выбрав туфли под новое платье, Джесси подошла к зеркалу, подобрала ожерелье и сережки и выбежала на улицу, где ее нетерпеливо ждал Брадли.

— Прости, Брадли. — Джесси встала перед камерой, и на ее лице появилась улыбка, выражающая что угодно, только не извинение. Воображение разыгралось, и она представляла, что будет, если Флора попросит Диллона позировать. Джесси улыбалась, представляя его реакцию, до тех пор, пока Брадли не заявил, что она свободна.

Она оглянулась по сторонам, ища взглядом Диллона, но его нигде не было видно. Она подумала, не пойти ли его поискать, но Флора ее остановила.

— Давай скорее! Я придумала сногсшибательную вещь. Сейчас мы попробуем.

— Хорошо, — ответила Джесси отсутствующим голосом, смотря в сторону и надеясь мельком увидеть Диллона в толпе окруживших их зевак. — Я подойду через минуту.

— Нет, нет, нет! — Флора схватила Джесси за руку и потащила в раздевалку. Нам нужно торопиться. Брадли уже почти готов.

— Но…

— Никаких «но»! Я придумала нечто совершенно необычное и не позволю тебе спорить. Доверься мне, дорогая. Если получится, то это будет шедевр!

В магазине Джесси пристально посмотрела на Флору. Та улыбалась с довольным видом. "Диллон!" — подумала Джесси, но тут же отогнала от себя эту мысль. Флора могла уговорить кого угодно, но склонить Диллона к такому легкомысленному поступку — стать фотомоделью и рекламировать весеннюю коллекцию одежды — это явно выше ее сил. Он не был тщеславен и не нуждался в подобной рекламе ни как человек, известный своими похождениями, ни как борец с привилегиями.

27
{"b":"154251","o":1}