ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Но…

— Если ты не останешься и не позаботишься о них, я не смогу поехать, а для меня это очень важно. Надеюсь, ты понимаешь, что мне просто необходимо позаботиться о Страйке так, как я не смогла позаботиться о своем Уолли, когда он умирал, потому что в тот момент тоже была больна. Те дни я вспоминаю с большой печалью, и сейчас у меня появился шанс загладить свою вину. Я хочу, чтобы последние дни Страйка были спокойными, хочу уделить ему внимание, которое он заслуживает. Он очень добрый, точь-в-точь как мой Уолли…

— Я понимаю твои чувства, Мэгги, — поспешила заверить ее Тесса, когда услышала, как дрогнул голос старушки. — Конечно, я все сделаю, как ты просишь, только, пожалуйста, не думай, что обременяешь меня своей просьбой. Ты столько сделала для меня.

— Но теперь с тобой все в порядке, и Лаки я больше не нужна, к тому же он взял на себя ответственность за тебя.

— Мэгги, я думаю, тебе известны мои чувства, — подал наконец голос Лаки. — Для меня ты — мать, которую я искал и не мог найти. Я всегда буду благодарен тебе, и в моем сердце ты всегда будешь занимать особое место.

— А когда Нагит приедет за тобой? — спросила Тесса.

— На рассвете. Я уже собрала необходимые вещи.

— Не беспокойся ни о чем, — мягко сказала Тесса, — здесь все будет в порядке. Я обо всем позабочусь, но буду очень скучать без тебя.

Ласковые слова Тессы еще звучали в вечернем воздухе, когда Лаки проводил женщин в хижину.

Лаки играл в карты, одним глазом поглядывая на карманные часы, и был необычайно молчалив. Тесса приедет меньше чем через час. Толпа, ожидавшая ее приезда, увеличивалась с каждым днем, и поэтому возникла необходимость установки дополнительных игровых столов. А это означало увеличение доходов. Теперь Лаки постоянно делал дополнительный заказ на спиртное, и от этого его прибыль тоже росла. Лаки прекрасно понимал, что при желании может поставить еще одну палатку, главным образом для того, чтобы Тесса могла нанять кого-то в помощь и готовить множество разнообразных блюд. Но дело в том, что мысль о независимости Тессы не очень привлекала Лаки, хотя ему не хотелось в этом признаваться. Тесса работала здесь с единственной целью — расплатиться с ним и уехать в Айову без долгов.

Лаки больше не мог сдерживать свои чувства. Ни одна другая женщина не привлекала его. Тесса воплотила в себе все, что он подсознательно искал, надеялся и желал найти в женщине. Можно было позавидовать ее целеустремленности, но при этом она начинала понимать проблемы постоянно меняющегося общества Сан-Франциско, в котором они жили. Она переосмыслила свои взгляды на жизнь, но не поступилась собственными идеалами и сохранила решительность. Она замечала сильные и слабые стороны людей, встречавшихся на ее пути, и действительно получала удовольствие от знакомства со многими из них. Со старателями она обращалась как со старыми друзьями, и они по-настоящему любили ее за это. С каждым днем она становилась для Лаки все красивее, все привлекательнее, все желаннее, а Тесса думала только о возвращении домой.

Единственными, кому она, похоже, не угодила, были женщины, работавшие в палатке, и Лаки подозревал, кто их настроил против Тессы. Но при этом он никогда не забывал, что все они хорошо работали с его клиентами.

Подняв голову от игрового стола, Лаки заметил, что женщины не гуляют по залу в своей обычной манере, а сбились в кучку в углу палатки и о чем-то шепчутся. Он знал, что им ничего не известно о состоянии Страйка, но даже если бы они что-то знали, то в отличие от Тессы не переживали бы. Нет, сейчас разговор шел о чем-то, что касалось их самих.

Почувствовав, что назревает проблема, Лаки разложил карты на столе, чтобы всем было видно. Дождавшись возгласа общего недовольства, Лаки забрал ставку и поднялся из-за стола, подозвав себе на смену другого игрока. Заявив, что у него есть дела, он прямиком направился к собравшимся в кучку женщинам.

— Ну, что у вас случилось?

— Делайлы нет, — ответила Лили, чей возраст можно было определить по ее лицу.

— Может, она просто опаздывает, — пожал плечами Лаки.

— Она не опаздывает, — вмешалась Вельда. — Она никогда не опаздывает. Она просто не придет.

— Куда тут приходить после того, что с ней случилось, — добавила Мариса. — Прошлой ночью Делайла вышла на улицу и не вернулась. Мы решили, что она встретила кого-то знакомого и заговорилась. А когда она так и не вернулась, мы подумали, что она осталась у кого-то на ночь. Такое бывало и раньше, поэтому мы не беспокоились. Но сегодня утром один из парней нашел ее в кустах без сознания, когда уже было довольно светло. Вид у нее ужасный.

— Что же все-таки случилось? — еще больше нахмурился Лаки.

— Кто-то избил ее, — ответила Мариса. — Парень, который нашел Делайлу, доставил ее к доктору Райкеру. Из услышанного мы поняли, что она не знает, кто ее избивал.

Лаки вздохнул. Сначала — Тесса, теперь — Делайла.

— Где она? — хрипло спросил он.

— Сейчас она в своей палатке, но почти не двигается. По правде говоря, она никому из нас не нравилась, но Делайла хорошо выполняла свою работу, поэтому я пошла ее проведать, когда услышала о случившемся. Выглядит она ужасно. Увидев ее, я даже испугалась. Кто-то настроен против женщин, которые здесь работают. Здесь теперь для них небезопасно.

— Пока вы находитесь здесь, вы в безопасности, — заявил Лаки. — Выполняйте свою работу, а я обо всем позабочусь.

Лаки не стал ждать, пока женщины разбредутся по палатке, и направился к выходу. Спустя несколько минут он подошел к знакомой палатке Делайлы.

— Делайла, это я. Ты здесь?

Раздавшееся из палатки хныканье заставило Лаки мгновенно отодвинуть занавеску на входе. Делайла в неудобной позе лежала на кровати. У Лаки округлились от ужаса глаза. Нос у нее был сломан, губы разбиты так, что она едва могла говорить.

— У… уходи, — прижав руки к ребрам, выдохнула Делайла. — Я не хочу, чтобы ты видел меня в таком виде.

— Что с тобой случилось, Делайла? — Присев на кровать, Лаки смотрел в ее разбитое, почти неузнаваемое лицо. — Кто это сделал?

— Не знаю.

— Не знаешь?

— Он… напал на меня сзади.

— Он?

— Должно быть, это мужчина, очень сильный, — ответила она, и по разбитому лицу покатились слезы.

— Кто за тобой ухаживает?

— Я могу… сама о себе позаботиться.

— Ты можешь спуститься в город и купить что-то поесть?

— Н-нет… пока нет.

— Ты можешь обработать синяки и ссадины?

— Нет, но…

— Я попрошу, чтобы кто-нибудь позаботился о тебе, пока ты не поправишься, — тоном, не терпящим возражений, отрезал Лаки. — О деньгах, которые ты потеряешь, пока не приступишь к работе, не беспокойся, — после некоторых колебаний добавил он. — Я обо всем позабочусь.

— Ты сделаешь это ради меня, Лаки?

Делайла попыталась, как прежде, состроить глазки.

— Я найду, кто это сделал, — добавил Лаки, не ответив на ее вопрос.

— Нет, не надо.

— Ты не хочешь найти того, кто сотворил с тобой такое? — удивленно приподнял брови Лаки.

— Я… я не хочу, чтобы ты попусту тратил время. Этого человека никто не видел, потому что меня нашли только утром. Просто забудь об этом. И я забуду.

— Делайла!

— Я хочу, чтобы ты забыл об этом!

— Как скажешь. — Лаки встал. — Мне надо возвращаться, но я постараюсь как можно скорее прислать кого-нибудь на помощь тебе.

Делайла промолчала, просто закрыла глаза. Лаки знал, что он никогда не забудет, в каком виде она предстала перед ним сейчас. Он откинул занавеску и вышел.

Делайле хотелось кричать! Услышав звук удаляющихся шагов Лаки, она открыла глаза. Она готова была растоптать и уничтожить человека, который так избил ее.

Теперь для Лаки, которого она надеялась завоевать, она превратилась в объект жалости.

Делайла закрыла глаза, страдая от боли, которая пронзала ее тело при каждом вздохе. Она знала, что выглядит ужасно, что у нее сломано несколько ребер. Доктор Райкер сказал, что ей еще повезло, что сломанные ребра не проткнули легкое, иначе она бы не выжила. Лучше уж умереть, если она не поправится и не станет выглядеть как прежде. Делайла понимала, что своей работой может заниматься только до тех пор, пока у нее приятное лицо и хорошая фигура. Но как теперь завоевать Лаки, когда она больше не соперница этой белокурой ведьме?

35
{"b":"154261","o":1}