ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Делайла понимала, что эта ночь идеально подходит для осуществления задуманного ею плана. Она отправила Джозефину домой, чтобы избавиться от нее на несколько часов. Глупая женщина уверена, что Делайла Пирс слишком слаба, чтобы делать что-то, и будет только отдыхать, пока ее нет. В конце концов, ее подопечная прикована к постели и нетвердо стоит на ногах. Джозефина любому, кто спросит, скажет, что Делайла не могла поджечь бордель и дом Харли Нокса.

Делайла направилась в угол палатки, где хранился керосин для лампы. Джозефина как раз сегодня утром купила новую жестянку. Если старуха заметит, что она опять пуста, Делайла заявит, что пролила керосин. В ее «ослабленном состоянии» это вполне возможно.

От волнения у Делайлы заколотилось сердце. Надо подождать, пока совсем стемнеет и все жители холма мирно уснут. Она тайком спустится в город и осуществит задуманное. Дом и бордель Харли Нокса сгорят раньше, чем кто-нибудь узнает, что Делайла исчезла.

Делайла громко рассмеялась. Она поклялась, что отомстит, даже если это окажется самым ужасным поступком в ее жизни.

Лаки сидел за своим игровым столом в палатке, где играла музыка и звучал смех, но мысли его были далеки от игры. Он смотрел на царившее вокруг оживление, на скрипача и пианиста в углу, которые пришли сюда, чтобы играть как можно громче, усилив своим присутствием гул от грубого гогота, шелеста карт и громких стонов, которые часто раздавались в конце игры. Впрочем, Лаки все равно видел перед собой только образ белокурой женщины, чей взгляд тронул его сердце. Но эта женщина вдруг охладела к нему. Он не понимал, как Тесса за одно мгновение смогла превратиться из возлюбленной, ставшей смыслом его жизни, в незнакомку, почти постороннего человека.

В разгар вечера в палатке царил почти оглушительный шум, но Тесса уехала несколько часов назад, и Лаки был рад, что она ничего этого не слышит.

Он обожал ее невинность и чистоту. Ему не хотелось, чтобы низменная сторона развлечений в палатке хоть как-то коснулась ее. Он оберегал ее и хотел, чтобы она была с ним рядом всю оставшуюся жизнь. Он верил, что Тесса чувствовала то же самое. В тот самый вечер он отправился в хижину с надеждой убедить ее в том, что они должны вместе смотреть в будущее. Он так и не понял, что случилось. Он не смог опровергнуть ничего из того, что сказала Тессе Делайла, но его честность только подтвердила какие-то дурные домыслы у нее в голове. Причем настолько дурные, что Тесса решила вернуться домой, в Айову, рассчитаться с долгом и навсегда вычеркнуть Лаки из своей жизни.

— Мы ждем, Лаки, и уже, черт возьми, устали от этого ожидания.

Лаки поднял глаза на разочарованного старателя, который сидел за столом напротив него.

— Полегче на поворотах! Не торопись, я думаю, — прорычал Лаки.

— Ты хочешь сказать — спишь! Давай, поторопись, у меня нет времени. Завтра я должен вернуться на прииск.

Лаки приступил к игре.

Делайла украдкой выглянула из палатки. На город опустилась ночь, в палатках на холме все затихло, небо затянули тучи. Ее наверняка никто не заметит.

Оглядевшись вокруг, она заметила платье, забытое Джозефиной. Делайла улыбнулась и, схватив его, тут же надела. Оно оказалось слишком велико ей, грубый хлопок царапал кожу, в таком наряде ее никто не узнает. Делайла взяла шаль, тоже забытую служанкой, и прикрыла ею свои рыжие волосы.

Боль в сломанных ребрах заставила ее сгорбиться, и Делайла поняла, что теперешняя ее осанка помогла в маскировке. Никто не узнает в ней ярко одетую, гордую женщину, какой она была прежде, потому что Делайла с растущим ужасом осознала, что теперь она другая.

С глубокой ненавистью, которой дышала каждая черточка ее лица, она взяла тяжелую жестянку с керосином, плотнее закуталась в шаль и выскользнула в темноту.

— Я слышала все, что ты сказала Лаки, Тесса. Но ведь это не так? — раздался в темноте хижины голос Мэгги.

— Я не хочу об этом говорить, Мэгги.

— Разве ты не знаешь, что в момент потери близкого человека нельзя принимать решение, которое повлияет на всю твою жизнь? — не сдавалась Мэгги. — Страйк был только знакомым, но он оставил след в твоей жизни. Ты и Лаки — вот два человека, о которых он говорил перед смертью. Он сказал, что вы двое были…

— Я не хочу говорить об этом, — повторила Тесса.

— Тесса…

Они обе лежали каждая в своей кровати и страдали от бессонницы. Тесса взглянула на добрую старушку Мэгги, которая явно была встревожена.

— Я знаю, Мэгги, ты переживаешь, что я приняла неправильное решение. Но до моего появления Лаки был счастлив и доволен своей жизнью. Теперь — нет. Я тоже была счастлива и довольна своей жизнью, когда жила в Айове, теперь — нет. Решение этих проблем мне кажется простым. Я должна уехать. Мне следовало отправиться домой раньше. Не будь я такой упрямой, давно бы уехала.

— Это не упрямство, Тесса. Это решимость встать на ноги после всего пережитого. Я уважаю тебя за это, и Лаки тоже уважает тебя за это.

— Он, может, и уважает меня, но вряд ли хочет меня по-настоящему.

— Откуда ты знаешь, чего он хочет? Мне кажется, в тебе он видит то, чего не видит ни в ком другом.

— Ты права, — взгляд Тессы стал еще тревожнее, — я действительно не знаю, чего он хочет. В этом вся проблема.

— А ты сама чего хочешь?

— Разве ты не понимаешь, Мэгги? Мне нужен Лаки, но лишь в том случае, если я тоже ему нужна.

Мэгги, помолчав, вздохнула.

— Мы просто ходим вокруг да около, — неожиданно сказала она, — потому что устали. Утро вечера мудренее, Тесса, все проблемы надо решать утром, на свежую голову. Давай спать.

— Завтра ничего не изменится.

— Давай спать.

— Мэгги…

— Спокойной ночи, Тесса.

Тессу охватила грусть. Она повернула голову на подушке, которая пахла свежестью и солнцем, вспомнила те мгновения, которые они с Лаки проводили здесь. Она любит его, но настоящая проверка ее любви еще впереди. Сможет ли она завтра взять билеты и предоставить Лаки свободу, которой, похоже, ему не хватает?

Тесса знала ответ на этот вопрос.

Осознание того, что скоро она будет лежать в этой кровати в последний раз, было невыносимым, и Тесса закрыла глаза.

Делайла медленно шла по улице к изысканному борделю, который построил Харли. Стояла глубокая ночь, но перед заведением кипела бурная жизнь, что стало полной неожиданностью для Делайлы. К зданию постоянно подъезжали и отъезжали элегантно одетые мужчины, мешая ей подойти ближе. Такого поворота событий Делайла не предусмотрела. Она была уверена, что к этому часу основная часть клиентов борделя уже приехала. Но ошиблась.

Она ковыляла вдоль улицы и не сдержала ироничного смеха, когда еще один изысканно одетый мужчина обошел ее стороной. Она выглядела как старая карга с жестянкой в руках. Никто не обращал на нее внимания. Вот до чего она докатилась.

Делайла ощутила приступ ярости. Скоро они все пожалеют о своем поведении.

Она наконец нашла то, что искала, заметив небольшой переулок рядом с борделем, со стороны которого подвозили провизию. Делайла бесшумно проскользнула туда, открыла жестянку и щедро облила керосином задний вход. Потом достала из кармана спички, зажгла одну и бросила к двери.

Вспыхнувшее пламя быстро охватило заднюю часть здания, и из груди Делайлы вырвался безумный смех. Она заторопилась назад к парадному входу. Расплескав керосин по ступенькам и радуясь, что в этот момент на улице не оказалось ни одного свидетеля ее действий, Делайла бросила еще одну горящую спичку. Она отступила назад, дождавшись, пока пламя объяло вход и крышу борделя, а внутри раздался визг и началась паника. Делайла поспешила туда, где располагался дом Харли Нокса.

Она так стремилась к своей цели, что даже не оглянулась, чтобы увидеть, как с каждым порывом ветра огонь поднимается все выше. Пламя разрасталось и потрескивало, охватывая стены здания, а искры, кружась в воздухе, перекидывались на соседние строения, где тут же вспыхивал огонь. Ее нисколько не волновало, что на улице появились перепуганные мужчины и женщины в обгоревшем нижнем белье и устремились в сторону холмов.

43
{"b":"154261","o":1}