ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

В приемной он тоже долго не задержался. Минут через десять его пригласили.

В кабинете кроме Берия никого не было. Сергей четко доложился о прибытии и был удостоен благосклонного и одновременно заинтересованного взгляда.

— Присаживайтесь, лейтенант. Судя по спешке и хм… деловому виду, у вас есть интересная информация?

— Так точно, товарищ генеральный комиссар госбезопасности. И срочная.

Берия очень внимательно выслушал доклад. Задал по ходу его несколько уточняющих вопросов. Потом потребовал протокол допроса инженера. Изучал он его минут сорок, время, от времени поднимая бровь, и задав Сергею еще десятка полтора вопросов. Сергей сидел как на иголках, прикладывая большие усилия, чтобы скрыть свое напряжение.

Наконец нарком закрыл папку, положил ее перед собой и внимательно посмотрел на собеседника.

— Вот что, лейтенант. Вы этого человека пока в Усадьбу не повезете. Он пока в санитарном вагоне? Как его самочувствие? Врачи хорошие? Охрана надежная?

Получив ответы, нарком удовлетворенно кивнул. — Хорошо, но охрана маловата. Придется послать еще людей. Посидите пока в приемной, вы мне возможно скоро понадобитесь.

Сергей вскочил. — Есть! — Уже поворачиваясь, он заметил, что рука Берия тянется к телефону.

В приемной Сергей опять долго не просидел. Уже через пятнадцать минут нарком вышел из кабинета и приказал ему следовать за собой. Куда они едут, лейтенант догадался еще в машине, поэтому не слишком удивился, когда автомобиль въехал в кремлевские ворота.

Пройдя через три поста охраны, и расставшись при этом с оружием, он снова оказался в приемной. Приемной Кабинета, куда Сергей в обозримом будущем уж никак не рассчитывал попасть. Нарком поздоровался с Поскребышевым, о котором Сергей был наслышан, показал взглядом в сторону Кабинета и вопросительно посмотрел на сталинского секретаря.

Тот утвердительно кивнул головой. — Проходите, вас ждут.

Берия обернулся. — Подождите тут, лейтенант. Возможно, к вам будут вопросы. Тогда и пригласят.

На этот раз ожидание затянулось надолго. Вызвали его только через час.

Товарищ Сталин выглядел непривычно, не так как на портретах. И взгляд янтарного цвета глаз, как показалось Сергею, пронизывал насквозь. Вождь внимательно оглядел его.

— Скажите, товарищ Горелов, насколько мы можем доверять этому человеку?

— Товарищ Сталин, — волнуясь, сказал Сергей, — у меня сложилось впечатление, что инженер Прутов искренне хочет нам помочь, что он на самом деле переживает за страну и советский народ.

Сталин немного задумался, а потом кивнул. — Это хорошо, а насколько верны сообщаемые им сведения?

— Трудно сказать, товарищ Сталин, но говорит он очень уверенно. И видимо, знает, о чем говорит. А если в чем не уверен, то специально это подчеркивает.

— Это хорошо, — снова повторил Сталин, и повернулся к Берия. — Лаврентий, этого человека пока следует разместить отдельно. Здесь, в Кремле. Найдите подходящее помещение, обеспечьте хорошую охрану, качественную медицинскую помощь. Лейтенанту Горелову уже удалось установить с ним доверительные отношения, вот пусть и дальше занимается, не стоит подключать лишних людей. Обеспечьте условия. И учтите, необходима полная секретность.

— Влип! — пронеслось в голове Сергея, — Я же теперь и сам буду как заключенный. Рабочий кабинет в Кремле, это конечно замечательно, но только не тогда, когда за пределы этого кабинета только вперед ногами. А я еще в воскресенье вечером к Людочке на день рождения вырваться собирался. Какие теперь Людочки! Хорошо хоть не женат, а то бы бедная супруга при живом муже соломенной вдовой осталась!

Похоже, что эти мысли все же отразились у него на лице, поскольку Вождь внимательно оглядел его и усмехнулся. — Не волнуйтесь вы так, товарищ капитан госбезопасности, никто вас навечно в Кремле замуровывать не собирается. Будете иногда и выходить.

— Но не слишком часто и с хорошей охраной, — со смешком добавил Берия.

— Вот видите, даже товарищ Берия так считает. Ничего страшного, меня вон тоже без охраны никуда не пускают.

Сталин снова повернулся к наркому, — Лаврентий, пусть товарищ Горелов… с охраной, пока едет на станцию. А ты позаботься, чтобы уже завтра к полудню оба они были устроены здесь, а товарищ Прутов был готов к разговору. У меня к нему много вопросов. Можете идти.

— Черт! Ведь даже новое звание обмыть не с кем будет, — подумалось Сергею, когда он спускался по лестнице. — Пригнул через ступеньку, а никакого удовольствия!

Возвратившись на станцию и проверив охрану, теперь уже усиленную, и поговорив с медиками, Сергей наскоро перекусил и снова пошел к инженеру. Тот на первый взгляд выглядел достаточно бодро.

— Как вы, Николай Иванович?

— Ничего, к труду и обороне может и не готов, но языком ворочать могу.

— Ну и хорошо, тут у нас некоторые изменения в планах. Я получил приказ доставить вас Кремль. И видимо нам с вами придется там задержаться на неопределенное время.

Инженер понимающе хмыкнул. — Следовало ожидать.

— Вот именно. Вы не волнуйтесь, устроим в лучшем виде. И врачи там самые лучшие.

— Кремлевские врачи? — протянул инженер с непонятной интонацией.

— Да, кремлевские, а в чем дело?

— Да так, ассоциации, знаете ли…, впрочем, это не так важно. Когда едем?

— Часов в десять вечера мы вас перевезем, ночь уже там проведете. А пока у нас есть пара свободных часов. Успеем немного побеседовать. Вот вы говорили, что фашисты предусмотрели множество мелочей, которые помогали их солдатам воевать. Может, расскажете об этом поподробнее, глядишь, и мы успеем обеспечить войска этими важными мелочами.

— Согласен, вопрос важный и нужный. Начнем с сапог.

— С сапог? А с ними то у нас, что не так? — удивленно спросил Сергей.

— Да все так, только дело в том, что сапог понадобится очень много. Через армию пройдут десятки миллионов человек, а сапоги, как известно, вещь расходная. Это проблема. В нашей истории проблема еще была усугублена тем, что находившуюся на складах западных округов амуницию не удалось вывезти из-за скорости немецкого наступления.

Часть успели уничтожить, а часть вообще врагу досталась. Да даже если бы и вывезли, все равно бы не хватило. Сапоги нужно было выпускать в огромных количествах, а кожи не напасешься. Ситуация с обувью одно время была настолько тяжелой, что на полном серьезе рассматривался вариант с запуском в производство лаптей. Слава богу, до этого не дошло. Проблему удалось решить иным способом.

— И каким же именно способом? — с большим интересом спросил Сергей.

— Есть вариант. Еще в Финскую кампанию проходила испытания обувь на основе пропитанной специальными смолами ткани, нечто вроде искусственной кожи. Тогда получилось не очень, материал не пропускал не только воду, но и воздух, ноги у бойцов прели. Дело и заглохло. Но когда в войну основательно прижало, о проекте вспомнили, нашли изобретателя, дали ему под начало группу толковых специалистов, и проблема была решена в короткие сроки. Новый материал — кирза, получился очень удачным. Не намного хуже натуральной кожи, но зато очень дешево и технологично. У нас эти кирзовые сапоги до сих пор выпускаются. Фамилии умельца, к сожалению, вспомнить не могу, но вы найдете без труда. Кстати, он еще рецептуру мощной взрывчатки для снарядов авиационных пушек разработал. Тоже удачную.

— Это очень важная «мелочь»! А в чем конкретно заключалось решение с этой… кирзой?

— В том и дело, что точно не знаю. Как-то исхитрились сделать, чтобы воздух пропускало, а воду нет. Может случай, может озарение, а может ничего особо сложного. Но лучше это дело не откладывать, пусть запас времени у разработчиков будет.

— Разумеется, мне тоже так кажется. А касательно других «мелочей»?

— Было бы неплохо наладить производство разгрузочных жилетов. Шьются из ткани типа брезента, защитного цвета. Надеваются поверх формы. Суть в том, что запасные магазины к оружию, гранаты и прочее на ремне носить очень неудобно. А на жилете нашиты соответствующие карманчики, крепежные кольца. Соответственно, и носить удобнее и что самое важное быстро доставать в бою. Стоят эти жилеты недорого, шить их просто, но жизнь солдату они существенно облегчат.

16
{"b":"154269","o":1}