ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— А комкоры и командармы, получается, врали?

— Ну, их понять можно. В отличие от представителей Ставки и Генштаба, они-то ведь несли персональную ответственность за конкретные действия вверенных им войск. Кстати о персональной ответственности…. Институт комиссаров надо отменять, в армии должно быть единоначалие. Решения на своем уровне должен принимать один человек, и он же за них должен отвечать. Сами знаете, что бывает с двухголовыми птичками. В нашей истории институт комиссаров упразднили в конце 1942 года, взамен ввели должности заместителей по политической части.

— В Красной Армии сейчас и так единоначалие, — встрял капитан, — военных комиссаров еще в прошлом году «упразднили», есть помполиты.

Вот тебе и раз, — подумал Николай Иванович. — Точно помню, что были в войну комиссары, что их потом упраздняли. Возможно, снова с отчаяния ввели в начале войны, когда поражение шло за поражением. Но в итоге все равно отменили.

— Возможно, такое вполне могло быть. Что еще можете сообщить?

— Что еще? Даже и не знаю. О необходимости уделить самое пристальное внимание надежности связи я уже говорил. Без этого вообще никуда. Та же истории с системой снабжения войск, ее тоже надо реорганизовывать. Да, еще… осторожнее с национальными частями. Делались попытки их формирования, но результаты были плачевные. Такие дивизии опасны главным образом для своих: вечные свары, бунты, грабеж собственного мирного населения. А боеспособность в итоге никакая — при первом же боевом соприкосновении с противником — или драпать, или в плен. И что характерно: в частях сформированных «пропорционально», то есть в соответствии с долей в населении Союза, те же самые «националы» отлично воевали. Тут явный пример перехода количества в качество.

— Странно, а в чем причина?

— Пережитки клановой системы. Формируется, например, грузинская часть. А в этой Грузии народы десятками считаются, и у всех у них старые счеты, столетиями «по-соседски» копили. А у каждого народа еще и кланы, те тоже между собой грызутся. Проблемы начинаются еще на стадии формирования. Те кланы, у которых людей во власти больше, норовят своих от призыва отмазать, а «врагов» побольше призвать. А вот командовать, напротив, поставят своего. В итоге куча обиженных, недовольных, кумовство, всплывают старые счеты…. А уж как оружие выдадут…. Ну, вы поняли.

Что еще? Давайте я на досуге подумаю, может, что и вспомню.

— Хорошо, — капитан полез в портфель и извлек из него очередную папку. — Вот, здесь у меня список действующего на сегодняшний день высшего командного состава. Просмотрите его внимательно. Фамилии отличившихся в ходе войны товарищей отметьте галочкой, а не оправдавших надежд родины крестиком.

Николай Иванович взял протянутую папку и открыл ее, — Мда-с, — подумал он про себя, — хорошенькая работенка. Можно подумать, что я всех помню. Добрая треть фамилий в списке вообще незнакома. Некоторые знакомы, но особых ассоциаций в ту или иную сторону не вызывают. Но делать нечего….

В итоге он отметил галочками больше полусотни фамилий, в некоторых местах нарисовал две или даже три галочки. Крестиков поставил только пять. Потом внимательно просмотрел список еще раз, дописал фамилию Мехлис и поставил напротив еще один крест. Отдал папку капитану. Спрашивать у подчиненного Берии, почему в списке отсутствует фамилия Жукова, Николай Иванович не стал, легко догадаться.

— А почему так мало крестиков? — поинтересовался капитан, бегло проглядев материал.

— Имена прославленных генералов и маршалов были у всех на слуху. Как и их победы. О неудачниках всегда известно меньше.

— Понятно, а что с Мехлисом? Он ведь не военный.

— Будучи представителем Ставки, на Крымском фронте малость покомандовал, дело кончилось крупной военной катастрофой.

— Ясно. А остальные?

— Часть фамилий мне незнакома, вероятно, середнячки или погибшие в начале войны. Часть знакома, но ничего особо о них сказать не могу. Что не удивительно: всегда есть прославленные фавориты, и есть обычные рабочие лошадки, которые и тащат на себе основной груз.

Глава 16

По поводу своего срыва из-за секретных бумаг Сергей особо не переживал. Избаловались они там в своем будущем, совсем страх божий потеряли. И не удивительно, у них там государственные тайны не слишком берегут, а с разоблаченных шпионов чуть ли не пылинки сдувают. Вот и инженер…. Впрочем, что взять со шпака?

До позднего вечера пришлось приводить в порядок стенограммы, потом еще составлять план на завтра, потом…. А после полуночи появился порученец самого товарища Сталина, и предложил проследовать за ним. Сергей попросил минутку, наскоро плеснул в лицо воды, привел себя в порядок, прихватил портфель и пошел.

— Как продвигается дело? — поинтересовался Вождь, когда Сергей зашел в кабинет.

— По плану, товарищ Сталин. Полчаса назад закончил оформлять сегодняшние материалы.

— Покажите. — Сергей быстро достал из портфеля соответствующую папку. — Сталин взял ее и погрузился в чтение. Материал по минам только быстро просмотрел. Остальное читал внимательно, и даже сделал какие-то записи у себя в блокноте. Список комсостава с отметками инженера изучал очень долго. Потом достал трубку, набил ее и закурил.

— Что намереваетесь делать завтра?

— Товарищ Сталин, у меня есть список первоочередных вопросов. Он подготовлен ОИБ и утвержден товарищем Берия. В плане на завтра у меня несколько вопросов по флотским делам.

— Флот это хорошо, это нужно, — задумчиво, но довольно равнодушно произнес Сталин. Сергею показалось, что не о флотских проблемах были его мысли. — Хотя, судя по той информации, что мы уже получили, роль флота в войне была второстепенной и особыми успехами флотские товарищи похвастаться не могли. Но вопросы задать следует, возможно, что теперь мы сможем использовать флот более эффективно. Вы как считаете?

— Считаю, что сможем, товарищ Сталин. Я со своей стороны постараюсь, чтобы это было именно так.

— Вот и я так считаю, — Сталин выпустил очередной клуб дыма и продолжил, — докладывать будете ежедневно, лично мне, в это же время. А пока можете идти.

Утро началось уже привычно. — А что флот? — протянул инженер на заданный вопрос.

— В общем-то, не его вина, что все так обернулось. Возьмем, к примеру, Балтийский флот. Сухопутная армия быстро сдала все его базы на балтийском побережье. Соответственно, прикрывающую Финский залив минно-артиллеристскую позицию тоже пришлось оставить. Флот заперли в Маркизовой луже. Хорошо хоть Ленинград не сдали, и взрывать корабли не пришлось. На Черноморском флоте похожая история. Немцы захватили и Одессу и Севастополь. Самым «воюющим» у нас был Северный флот, но там изначально были только легкие силы. Нет, моряки делали, что могли. Слышал, что только флот немецкое нападение не застало врасплох. Он находился в готовности, и последовавший в первый же день войны воздушный налет на наши базы был отбит. Пушки Балтфлота немало помогли войскам, защищающим Ленинград. Кое-какие успехи были у подводников и катерников, особенно когда немцев, наконец, выбили из Прибалтики и корабли смогли выходить в Балтийское море. Черноморский флот сыграл немалую роль в защите Одессы и Севастополя, провел несколько достаточно крупных десантных операций. Северный флот, как я уже говорил, воевал постоянно и довольно успешно. С учетом его прямо скажем не слишком впечатляющих сил, разумеется. Прикрывал конвои союзников, охотился за подводными лодками врага. Наши подводники потопили не так уж мало немецких судов. Катерники и морская авиация тоже без дела не сидели. Десанты опять же….

Наверное, можно было сделать и больше, быть поактивнее, но тут я не специалист. Скажу только, что зенитное прикрытие кораблей совершенно недостаточное. Слишком много обидных потерь от авиации. Флоту, как и сухопутным войскам нужны толковые зенитные автоматы. Радиолокаторы тоже нужны. Еще необходимы гидролокаторы для обнаружения подводных лодок, и реактивные бомбометы для их уничтожения. С тралением мин на первом этапе войны были большие проблемы. Немцы разработали новые виды мин: с магнитными взрывателями, с акустическими взрывателями, комбинированные, с приборами срочности и кратности. То есть срочно нужны магнитные и акустические тралы. Сразу после начала войны немцы постарались засыпать с самолетов такими минами наши гавани и фарватеры. Что создало немало проблем. Тот же Финский залив как клецками нашпиговали. Когда флот прорывался из Таллина в Кронштадт, на этих минах погибло немало наших кораблей. Кошмарный был переход.

34
{"b":"154269","o":1}