ЛитМир - Электронная Библиотека

Выскочив за ним на улицу, крикнула:

— Подожди, Роджер!

Удивленный, он обернулся.

— Может чайку? — с идиотской улыбкой спросила я.

Недоверие на его лице сменилось надеждой.

— Почему бы и нет.

Эпизод 18

Я в задумчивости сидела у окна, невольно сравнимая спящего в моей постели мужчину с вампиром (почему-то теперь произнести его имя я не могла, даже в мыслях).

Роджер был похож на скалу, огромный и мощный, словно весь состоящий из мускулов (и почему я раньше считала, что он полный? Ни намека на жир!). Вампир тоже хрупким телосложением не отличался, но был гораздо изящнее что ли, как дикая свирепая кошка. Весь такой плавный и мягкий, всегда готовый к прыжку. А его золотые волосы? А холодные голубые глаза, словно льдинки?

Сердце тоскливо стонало, глупое, глупое сердце. Нет у смертной будущего с вампиром, нет и быть не может. Возможно, стоит согласиться на предложение Роджера, правда могут возникнуть проблемы с разводом. Зная неуправляемый нрав Стюарта, я в этом не сомневалась. С него-то станется снова воспылать ко мне неземной страстью…

Я повернулось к окну, вглядываясь в предрассветную мглу, надеясь увидеть… Кого? Он мне сказал — я дам тебе выбор. Сегодня ночью я этот выбор сделала, и вампир знал об этом, наверняка знал.

Сонно заворочался Роджер в постели, я нехотя нырнула ему под бок. Пусть сердце заткнется, я поступила правильно.

И снились мне холодные голубые глаза как у побитой собаки…

Эпизод 19

Проснулась я поздно днем, когда Роджер уже давно ушел, от истошно вопящего дверного звонка. И кого нелегкая принесла? Потирая заспанные глаза, отворяю дверь. И не верю им. Стюарт Таунсенд собственной персоной, мой муж, кстати сказать.

— Рыжик! — радостно провозглашает он, заключая меня в крепкие объятья и оставляя на губах страстный поцелуй.

С трудом переводя дыхание (я и забыла, вернее заставила себя забыть, каким он был потрясающим любовником…), спрашиваю:

— Какого лешего ты здесь делаешь?

— Я тоже рад тебя видеть, малыш, — белозубо улыбается муженек, — Не пригласишь войти? — отпихнув меня в сторону, он заходит в квартиру, и зачем нужно было спрашивать приглашение?

Я уныло бреду за ним. В восемнадцать по дурости выскочила за него замуж и через полгода сбежала от этого ходячего урагана, что совпало с его отъездом в Штаты, поэтому официально мы так и не развелись. Что душой кривить, я была с ним счастлива, но прошедшее время не считается. А теперь он, звезда современного тяжелого рока заявляется ко мне. Разве я еще не сказала, что мой муж тот самый Стюарт Таунсенд, солист «Дикарей»? Ну, теперь сказала.

Его шокированный взгляд застыл на моей руке, надо сказать протез не ношу принципиально.

— Рыжик, что с рукой?

— Бандитская пуля, — усмехнулась я.

Серые глаза потемнели как море перед бурей, и снова передо мной всплывает безудержная дикая молодость, когда Стюарт в кровь разбивал кулаки о головы тех, кто осмеливался мне хоть одно грубое слово сказать.

— Кто?

— Не переживай, его уже давно соскребли со стенки и похоронили.

— Подожди… Так это о тебе в газетах писали?

— Ты меня всегда поражал своим умом и сообразительностью. Так что привело тебя в мою скромную обитель?

Стюарт вольготно раскинувшись на диване, ответил:

— Я соскучился, Рыжик.

— Мило. Я должна плясать от радости и хлопать в ладоши?

— Ну, что ты, малыш? Не сердись, — схватив меня за руку, усадил рядом, — Я всегда помнил моего Рыжика.

— И?

— Ты злишься, — в серых глазах плескалась печаль.

— С чего бы? В конце концов, это я от тебя ушла. Но, должна сказать, ты вовремя появился. Мне нужен развод. Официально.

Стюарт нахмурился.

— Не выдумывай, Рыжик. Не отпущу.

— Что? Ты себя-то слышишь? Мы уже давно разошлись, почему это официально не оформить?

— Как ты правильно заметила, это ты от меня ушла. Я же отношений с тобой не заканчивал, и заканчивать не собираюсь.

— И ты мне это говоришь спустя несколько лет? — я была поражена логическим мышлением моего безбашенного муженька.

— Я люблю тебя. Всегда любил. Надеялся, что решение свое переменишь, — слишком серьезно он смотрел на меня, непривычно, до боли серьезно.

В душе, где-то глубоко-глубоко царапнуло — и я, я тоже люблю… Но ответила иное, противоположное.

— Не будь ребенком, ничего не вернуть. Я люблю другого и выхожу замуж.

Его губы сжались в упрямую жесткую линию:

— Ну что ж… Твой выбор.

Больше не говоря ни слова, он ушел, я же с удивлением вытирала непрошеные мокрые дорожки по щекам…

Эпизод 20

Как только я получила развод, Стюарт исчез в неизвестном направлении. Желтая пресса стояла на ушах — как же, пропал сам Стюарт Таунсед!

Признаться, я немного беспокоилась и не могла отделаться от чувства вины, возможно, не будь я такой резкой, все могло пройти более мирно. Все-таки Стюарт — моя первая любовь… Но, пожалуй, позволь я себя быть чуть более мягкой, этот ураган снова меня бы захватил в свой плен. Этого я не хотела. Потому просто постаралась выкинуть имя моего теперь уже бывшего мужа из головы.

Роджер пользуясь моим отрешенным состоянием быстренько организовал свадьбу. Свадьба — это, конечно, громко сказано, просто расписались. С трудом верилось, что я снова надела на себя брачное ярмо, но это казалось таким правильным и логичным, что на смутное предчувствие беды я не обращала внимания. Мысли о вампире свернулись где-то на краю сознания и почти не тревожили меня. Пока.

Я гуляла по городу, с наслаждением впитывая в себя запах Рождества. Несмотря на то, что последние пару лет, после смерти отца проводила его в одиночестве, я очень любила этот праздник. В этом году со мной будет Роджер. Я должна радоваться, наверно. Но по этому поводу радости не было. Он буквально душил меня своей любовью и заботой, благо по долгу службы дома бывал редко, сама же я в участке старалась не появляться. В некий фанатичный ужас меня приводила мысль, что я могла быть беременна. Не то, чтобы я против детей, но сковывать себя такими цепями с Роджером мне не хотелось. Возможно, я просто надеялась, что вампир вернется.

Мысли, мысли… дурацкие и бесполезные. Пора возвращаться, скоро придет Роджер. Я тосковала по своей независимости и свободе, но всегда приходится чем-то жертвовать, и поэтому, поймав такси (по понятным соображениям машину я больше не вожу), поехала домой.

На подступах к дому я буквально умирала от дурного предчувствия. Смерть за моим плечом дико хохотала, подтверждая мои опасения.

Свет не горит, значит, Роджер еще не вернулся. Отворяю дверь, чувствую присутствие кого-то чужого в доме…

Вальяжно раскинувшись в кресле сидит вампир, свет фонарей возле дома мягко стелется по золотым волосам, холодные голубые глаза, не мигая, смотрят на меня.

Хиль! Не смогла сдержать радостно забившееся сердечко, вернулся… Он вернулся! Хочется броситься к нему в объятья, шептать влюбленные глупости, но меня останавливает жестокая ухмылка на губах.

Смерть за плечом скачет и бьет в ладоши. Щелчок выключателя, как в замедленной съемке гостиная наполняется светом, взгляд скользит по вампиру, опускается ниже… У ног как огромная сломанная кукла лежит Роджер. Мертв. Уж кто-кто, а я знаю.

— Как ты мог?

Вампир улыбается, демонстрируя клыки:

— Он взял то, что принадлежит мне. А я знаешь ли не мальчик из церковного хора…

— Как ты мог?! — я перехожу на истеричный крик.

— Как? Тебе показать? — одно мгновение и вампир рядом, двумя пальцами взял меня за подбородок и дразнящее прошептал в мои полуоткрытые губы, — Показать?

Нет уж, спасибо, обойдусь как-нибудь. Но коленки предательски дрожали не только от страха.

— Зачем ты убил Роджера? — почти касаясь губами его губ, прошептала я.

7
{"b":"154299","o":1}